ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Напрягая глаза, он рассмотрел, что преследователей было с полдюжины; они выглядели тонкими, гибкими и высокими. Кем бы ни оказались эти создания, Иеро решил пока не касаться их разумов. Погоня быстро приближалась к рощице, на опушке которой он сидел, и, если охотники были теми самыми тварями, с мозгами, скользкими, как мыло в воде, сейчас не время привлекать их внимание.

Через десять секунд ему стало ясно, что выбирать не приходится. Он понял, что антилопа ведет себя странно: любое копытное животное мчалось бы в степь, в простор саванны, обещавшей спасение, но этот зверь бежал прямиком к его роще; кажется, у него тоже не было выбора. Его гнали именно сюда.

Застыв словно камень, он наблюдал конец погони. Антилопа прижалась к стволу, прямо под ветвью, на которой он сидел; бока ее тяжело вздымались, и он слышал бурное дыхание животного. Сейчас, метнув копье, Иеро мог бы пронзить низко склоненную шею сразу за угрожающе выставленными вперед рогами.

Конец наступил быстро. Один из охотников неуловимым для человеческого глаза движением метнулся к зверю; он проскочил мимо смертоносных рогов на расстоянии, не превышавшем толщины клинка. Видимо, это был отвлекающий маневр; второе существо с той же стремительностью скользнуло к антилопе, на миг слившись с ее телом. Затем что-то сверкнуло в лунном свете, и убийца отпрянул в сторону. Антилопа мотнула головой, пытаясь удержаться на ногах; темная струя крови хлестала из ее рассеченного горла. С предсмертным хрипом животное повалилось на землю, его бока дрогнули раз, другой, потом темнеющая под деревом масса замерла в каменной неподвижности. Иеро подумал, что никогда еще ему не доводилось наблюдать такого быстрого убийства. Он отвел взгляд от тела животного, пытаясь разглядеть охотников, но в сумрачной полутьме перед ним лежала только притихшая саванна; двуногие существа исчезли.

Поразительно! Секундой раньше шесть гибких высоких теней замерли полукругом около издыхающего зверя; в следующий миг степь была пуста. Если бы не труп антилопы, темневший под деревом, священник решил бы, что вся эта сцена привиделась ему во сне.

Он терпеливо ждал. Едва ли простая случайность привела эту странную погоню к его укрытию. Нет, что-то еще должно произойти, и лучше быть готовым ко всему.

То, что случилось потом, не имело отношения к ментальным силам; он просто ощутил нарастающий ужас. Страх не был оформлен в конкретную мысль; ничего такого, что поддавалось бы ясному определению. Скорее это чувство напоминало то угнетенное состояние, то ощущение томительного дискомфорта, которое испытывает человек, когда барометр начинает падать и тяжелая духота, повисшая в воздухе, предвещает наступление бури.

Нечто страшное приближалось, подкрадывалось к нему, и он, беспомощный и бессильный, не мог защититься. Во мраке под деревьями и кустами вспыхнули оранжевые и желтые огоньки хищных глаз; они горели яростным пламенем, пожирая застывшую на ветви жертву. Ночной ветерок принес странный запах; неприятный, зловещий и смутно знакомый, он внушал ужас. Пальцы священника судорожно стиснули древко копья, словно якорь спасения.

Этот инстинктивный жест словно укрепил его душу, избавив от наваждения; голова стала ясной, и Иеро вдруг понял, что чуть не покорился злым чарам, с которыми не сталкивался раньше. Он, охотник, сам едва не стал добычей. Нет, хуже, много хуже — беспомощной жертвой!

Эта мысль одновременно разгневала и приободрила его; избавившись от страха, он попытался проанализировать странный способ нападения.

Никто не пытался захватить его разум; такую атаку он распознал бы без труда и смог бы легко защититься. Но что же вселило в него страх? Что подверглось нападению? Его тело? Но, кроме запаха, едкого и неприятного, он не ощущал никаких физических воздействий. Однако не было сомнений в том, что на него напали и нанесли намеренный удар. Ощущение ужаса еще не исчезло, он продолжал гнездиться в нем, уже подконтрольный и неспособный причинить вред ни телу, ни разуму.

Горевшие в ночи глаза были иллюзией, порождением страха.

Страх еще минуту назад сжимал тисками его горло, орошал потом виски. Только страх, иррациональный ужас, не способный нанести ни физических, ни ментальных ран; чувство, с которым он сумел совладать.

Запах? Этот едкий неприятный смрад?

Да, сколь ни удивительно, решил священник, он подвергся химической атаке. Цель ее была ясна — привести в смятение чувства, одурманенные страхом, превратить его в испуганное животное. Глаза Иеро сузились; он не сомневался, что его догадка верна, и мысленно принес извинения обитателям замершей неподалеку деревушки. Скорее всего, они не были ни глупыми, ни тупыми, ни начисто лишенными любопытства. Если перенесенный им ужас являлся частью их жизни, то мертвое молчание поселка, крепко запертые двери и отсутствие огней становились вполне понятными. Меры предосторожности, не более того.

Каким-то образом эти существа, бегущие в ночи, умели воздействовать на самые глубинные, животные уровни психики. Запах — вероятно, их естественное оружие — использовался, чтобы усилить ужас, вызванный концентрацией злой воли. Никакой интеллект не мог защитить от его воздействия; минуя мозг, он ударял по нервной системе, вызывая один из основных рефлексов, таких же древних, как первый крик новорожденного или слюноотделение у собаки при виде пищи. Вероятно, эти ночные охотники научились влиять на эмоциональные центры своих жертв, угрюмо подумал священник. Им удалось напугать его почти до смерти — раньше, чем гибельный клык, коготь или нож вонзились в его тело. При желании они могли сделать беспомощным и недвижимым любое существо, как сковали ужасом антилопу, лежавшую сейчас под деревом, чтобы потом подойти и спокойно перерезать ей глотку.

Могли, но не сделали. Почему? Иеро подумал, что знает ответ.

В первый раз с тех пор, как он обнаружил этих созданий, губы путника искривились в мрачной усмешке. Он чувствовал, как растет нетерпение ночных охотников, алчное и раздраженное; он ощущал это так ясно, словно мог погладить кончиками пальцев исходившие от них ментальные волны. Почему их жертва не спускается вниз, не подставляет беззащитное горло? Раздражение перешло в ярость; Иеро уловил жар гнева, нависшего над ним, словно темный давящий туман. Скоро они начнут действовать! Этим существам не нравилось сопротивление. Что ж, пусть! Теперь, когда его ментальный контроль держал страх в узде, Иеро приступил к проверке своей нервной системы и химизма тканей. Все было в порядке, если не считать охватившей его холодной ярости. Он даст этим тварям хороший урок!

Соскользнув по ветви вниз и найдя подходящую развилку, священник прижался к стволу; легкий ночной ветерок гладил его волосы. Теперь он находился ближе к земле, но все еще достаточно высоко, чтобы выполнить задуманное. Он был осторожен, помня о невероятной скорости врага. Если его предположения верны, то дело придется иметь с одним противником — во всяком случае, для начала.

Облака вновь затянули небо, скрывая лунный диск; Иеро сжался, стараясь слиться с темной грубой корой дерева. Форма ближайших ветвей и расстояния до них отпечатались в его голове. Он вытащил меч, прислонил копье к стволу и стал ждать, уверенный, что наживка в его капкане не останется без внимания.

Когда луна исчезла совсем, тихий шорох и царапанье когтей подтвердили эту мысль. Темная фигура карабкалась на дерево, подобная взлетающему вверх призраку; она двигалась едва ли медленнее, чем на земле, но Иеро был готов ее встретить. Как только круглый череп показался у его колен, священник с большой аккуратностью опустил на него плашмя свой клинок. Послышался треск, скрежет сдираемой с ветвей коры — видимо, полуоглушенное существо пыталось зацепиться и остановить свое стремительное движение вниз, к земле; затем раздался глухой стук. Услышав его, Иеро громко расхохотался — насмешливо, вызывающе. То был обдуманный поступок; он хотел взбесить своих внимательных слушателей и не просчитался — ярость, бушевавшая у подножия дерева, ударила по его чувствам подобно выпущенному из пращи снаряду. Он приготовился к новой атаке.

118
{"b":"201191","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
НЕ НОЙ. Только тот, кто перестал сетовать на судьбу, может стать богатым
Занимательная история мер измерений, или Какого роста дюймовочка
Жеребец
Струны волшебства. Книга третья. Рапсодия минувших дней
4321
Green Witch. Полный путеводитель по природной магии трав, цветов, эфирных масел и многому другому
Кулинарные сюжеты деревенской жизни
Спроси маму: Как общаться с клиентами и подтвердить правоту своей бизнес-идеи, если все кругом врут?
Аскетизм