ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Четыре молчаливые фигуры скорчились рядом с крохотным костром. Огонек пылал в углублении причудливо изогнутой ветви дерева, столь огромного, что его крона могла бы прикрыть целый городок. Чуть выше виднелась еще одна фигура — видимо, часовой. Далеко внизу, скрытое даже днем от солнечного света бесчисленными листьями, побегами и лианами, лежало ночное болото, почва которого породила этого древесного гиганта много веков назад.

Иеро совещался с М'рин, Б'ургхом и За'рикшем, сильным молодым воином. Ч'урш, другой молодой иир'ова, стоявший на страже, при желании мог присоединиться к их мысленной беседе. Обычно двое младших детей Ветра предпочитали молчать, когда говорили старшие, но иногда они с чем-нибудь не соглашались и имели право на то, чтобы их выслушали. Сейчас собеседники хранили ментальное молчание, вслушиваясь в звуки, которые издавала трясина в сотнях футов под ними.

Чудовищный рев раздался вдалеке, низкий, горловой, всколыхнувший насыщенный запахом цветущих деревьев воздух; мириады лесных шумов, шорохов и писков испуганно стихли при этом звуке.

«Что это, Иеро?» Б'ургх, как и все остальные, знал, что их новый друг умеет воспринимать мысли других созданий, тогда как ментальный дар иир'ова ограничивался только их соплеменниками.

Иеро, сосредоточившись, прикрыл глаза; над его головой покачивался и испускал чудесный аромат огромный цветок. Итак, еще один странный монстр, чей яростный рев на мгновение поколебал листву… Он расслабился и улыбнулся:

«Не знаю. Возможно, старый эливенер, один из моих друзей, о котором я вам рассказывал, встречал такого зверя. Он и его братья изучают все живое… все, что растет, двигается, дышит. Я не умею различать многих животных — тех, у кого крошечный вялый мозг. Может, это рептилия, вроде огромной ящерицы или змеи… Но думаю, этот зверь скорее похож на амфибию, на лягушку или саламандру. Мозгов у них еще меньше, чем у рептилий. Сейчас у меня возникло ощущение огромной и беспричинной злобы… Что-то подобное мне встречалось раньше — в Пай-луде, большом болоте на севере. Фроги, гигантские хищные жабы, с интеллектом столь ничтожным, что его нельзя определить. Во всяком случае, мне это оказалось не под силу».

«Фрог! Если это жаба, то она может прыгнуть сюда»,— пришла мысль от Ч'урша.

«Тварь, наделавшая столько шума, слишком тяжела для высоких прыжков,— возразила М'рин,— Она только раскачает дерево.— Младшая невольно вздрогнула, свет заиграл на ее гладкой пятнистой шкурке.— Я рада, что мы путешествуем поверху и не спускаемся вниз, в эту гнилую мерзость…»

Иеро решил не упоминать о том, что фроги Пайлуда прыгают совсем неплохо. Он чувствовал, что монстр внизу принадлежал к иной породе — какая-то огромная ползающая тварь, копавшаяся в грязи и воде у подножия деревьев.

Маленький отряд уже две недели пробирался на север; последние дни их путь пролегал через болото. Джунгли, раскинувшиеся у подножий колоссальных деревьев, грозили опасностью днем и ночью, но, когда они наткнулись на трясины, стало ясным, что продолжать путь по земле нельзя. Следы, которые странники обнаружили по краю болот, отбили у них всякую охоту соваться вглубь. К тому же люди-кошки были равнинными охотниками и ничего не знали об этой бездонной чавкающей грязи и ее обитателях. Но гигантские деревья, тянувшиеся из болота с такой естественной простотой, словно темная вода у их корней являлась обычной почвой, подсказали путникам вполне логичное решение. Они пошли поверху. Конечно, это отнимало много времени, и иногда воздушная дорога, тянувшаяся по огромным ветвям, перевитым лианами, заводила в тупик и они были вынуждены возвращаться. Но Иеро знал, в какой стороне лежит его дом; внутренний компас лесного рейнджера работал безотказно. Кроме того, он мог наблюдать за солнечным диском, просвечивавшим сквозь листву, что тоже помогало выдерживать направление на север.

Верхний путь имел и другие преимущества. И сам Иеро, и дети Ветра умели ловко карабкаться по деревьям, а болотные чудища — вроде того, что сейчас ярилось внизу не обладали талантами обезьян и не могли добраться до путников. Воздух тут был прохладным и свежим, дичи тоже хватало — и птиц, и животных. В этот полдень Б'ургх, внезапно метнувшись в заросли, точным ударом перерезал горло большой птице, сидевшей в гнезде. Ее, вместе с выводком наполовину оперившихся птенцов, вполне хватило на обед всем пятерым, и кое-что еще осталось на завтра.

Разумеется, кроны лесных великанов не гарантировали полной безопасности. Однажды священнику и его спутникам пришлось спасаться бегством от древесных гадюк, потревоженных в своем дупле; в другой раз стадо обезьян зловещего вида, очень похожих на волосатых ревунов, долго преследовало путников, не решаясь перейти к открытой атаке. Это были огромные короткохвостые звери с глянцевито-черной шерстью, зеленокожими физиономиями и устрашающими клыками. Они сильно раздражали людей-кошек, и сам Иеро не раз был готов прикончить одну из наглых тварей, даже рискуя потерять копье. К счастью, священник и его спутники достигли какой-то невидимой границы, у которой преследователи остановились; пятеро беглецов поспешили дальше, оставив за собой толпу визжащих и недовольно бормочущих волосатых монстров.

Оба молодых охотника были разъярены, они хотели вернуться назад и преподать орде кровавый урок. Б'ургх, однако, что-то грозно рявкнул, положив конец дальнейшим спорам.

Поглядывая на своих могучих спутников, Иеро размышлял о выпавшей ему удаче. Путешествие в одиночку через чудовищные леса юга грозило смертельной опасностью. Правда, он уже бывал тут, в иное время и в другой компании, а значит, имел представление об угрозах и зле, таившихся в джунглях. И, после встречи с Солайтером, он больше не был беззащитным… Но все же ему требовался сон! Ни один человек не может сохранять бдительность двадцать четыре часа в сутки.

Он был приятно удивлен, когда Помнящая вызвала его и спокойно сообщила, что четверо иир'ова пойдут с ним: Б'ургх, военный вождь, а также Младшая, хозяйка «ветра смерти», и два молодых воина, вызвавшихся добровольно.

«Ты можешь встретиться с великим Злом, столь же страшным, как то, о котором ты рассказывал,— заявила Помнящая,— и потому ты нуждаешься в охране».

Новость была приятной. Волей-неволей Иеро поведал ночным охотникам кое-что о своих недавних приключениях, однако он не знал, поверили ли они его словам; искусство рассказывать длинные, занимательные и совершенно неправдоподобные истории было хорошо развито среди детей Ветра.

Покрытая мягкой шерстью рука легла на его запястье, и в голове вновь зазвучал ровный голос Помнящей:

«Иеро, друг, ты идешь сражаться с нашим древним врагом — так, как сражается с ним сейчас твоя женщина на берегу соленых вод. Если эти мучители, убийцы детенышей, эти безволосые со смердящими мозгами победят, долго ли мы останемся в безопасности? Даже если об иир'ова давно позабыли, нас быстро найдут… намеренно или случайно. Детей Ветра немного, и никто не знает про нас, кроме тебя. Но враг, с этими ужасными машинами, о которых ты говорил, начнет выискивать и сокрушать всех, кто еще способен бороться… И потому мы должны помочь! Ты рассказывал, как они ненавидят тебя, как пытались убить много раз, и я знаю, что ты не лгал нам. Должно быть, ты — один из их главных противников… возможно, самый главный! Друзьям надо помогать, и мы поможем тебе.— На миг она остановилась, затем Иеро уловил чуть заметную насмешку в ее тоне: — Наша жертва будет небольшой — ведь этого старого хвастуна Б'ургха с дырявой шкурой, этот склад оленьего мяса, нетрудно заменить…»

Помнящая вздохнула; теперь в ее ментальном голосе явно звучало сожаление:

«Хотелось бы мне пойти с тобой… увидеть новое и узнать о неведомом мире за краем степи… Но я пошлю М'рин! Она будет моими глазами и ушами. А если она пропадет… что ж, придется обучить другую, хотя у М'рин очень подходящая голова… не пустая, как у большинства самцов, что молодых, что старых. Еще двое пойдут с тобой, два молодых болвана, любители приключений из наших лучших охотников. Они будут охранять тебя, а в крайнем случае вспомни, что М'рин знает секрет «ветра смерти»!»

124
{"b":"201191","o":1}