ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Держитесь поближе ко мне, протяните друг другу руки. Б'ургх, пойдешь сзади. Убивай любого, кто заметит нас».

Он сожалел о своем приказе, но Бог ведает, на кого они могли наткнуться в этом вонючем тумане. Слишком давно и слишком прочно враг обосновался в этом городе, и лишь полная скрытность могла служить гарантией их безопасности. Пробираясь вдоль деревянного частокола, сейчас расшатанного и местами рухнувшего на землю, священник разумом и слухом воспринимал многоголосый вопль, повисший над Нианой. Мягкая ладошка М'рин дрогнула в его пальцах, и он попытался использовать этот контакт, чтобы передать Младшей частицу своей силы.

На миг он замер, когда вытянутая вперед рука коснулась чего-то твердого, прочного, массивного. Камень! Чуть склизкий от копоти, полированный, с гнездами щербинок, которые могло оставить лишь время.

Иеро стоял, ощупывая стену ладонью, зная, что остальные тоже не двигаются и, вытянувшись цепочкой за его спиной, впитывают охвативший его трепет возбуждения.

Ни криков, ни воплей не слышалось вблизи, хотя в отдалении по-прежнему грохотала битва. Грязный пар горячим одеялом покрывал всех пятерых, но что еще таилось за его темной завесой? Священник попробовал прикинуть, сколько сейчас времени — вероятно, за полдень. Они находились в городе не более часа… Он невольно вздрогнул от близкого грохота, долетевшего с соседней улицы; земля под ногами качнулась, затем последовал ряд более слабых толчков. Звук следующего разрыва донесся издалека, откуда-то из района гавани.

Он сжал руку М'рин, приказывая двигаться медленнее, и, всматриваясь прищуренными, слезящимися от дыма глазами в каменную стену, пошел вдоль нее. Пальцы скользили по древним камням, ощупывая то ровную шлифованную поверхность, то заделанные цементом швы. Десять футов, двадцать… Стена тянулась дальше, и, подняв руку, он не мог достать до края; казалось, она уходит к небесам.

Новая волна удушливой гари накрыла их. Иеро, кашляя и протирая глаза, согнулся у стены. Потом рука его скользнула дальше, и он замер, нащупав резную канавку в камне, какой-то орнамент за ней и гладкую поверхность массивной деревянной двери. Она была открыта. Моргая от едкого дыма, священник стоял, напрягая разум и слух, у входа в древнее святилище.

 Глава 9.

ВЕТЕР УДАЧИ

Тут не было никого и ничего вблизи, кроме защитного ментального устройства, которое Иеро распознал с легкостью. Он находился вместе со своими спутниками в нижнем зале высокого здания, вероятно, одной из заброшенных церквей, которые описывала Лучар. Он протянул свои ментальные щупальца дальше, чувствуя присутствие других разумов, чуждых и враждебных, таившихся вверху и внизу — в подвалах и в высокой башне, венчавшей здание. Впрочем, и там и тут было всего лишь человека три-четыре. Продолжая ментальный поиск, священник направился сквозь полумрак и клубы дыма туда, где слабый проблеск света падал на узкие ступени. Остальные шли следом, в возбуждении издавая чуть слышные шипящие звуки.

«Надо взглянуть, что там, наверху,— передал он.— Б'ургх, останься здесь на страже. Если кто-нибудь появится… один или двое — убей их! Если больше, дай сигнал и поднимайся к нам».

Он понимал, что поручение, возможно, не понравится вождю — тот был любопытен. Что ж, пусть утешается мыслью, что тыл положено охранять сильнейшему из воинов.

Обнажив меч, Иеро начал карабкаться вверх по крутой лесенке, завивавшейся тугой спиралью; трое иир'ова шли по пятам. Ступеньки были выщербленные и потемневшие, что свидетельствовало о солидном возрасте. Дым, поднимаясь вверх, клубился над их головами, застилая глаза; каждую ступень приходилось осторожно нащупывать ногой. В молчании они миновали первый этаж, где Иеро не смог определить ни жизни, ни движения; за разбитой дверью зияла пустота коридора. Чем выше они поднимались, тем легче было дышать; дым истончался, превращаясь в редкие сизые пряди. Другая раскрытая дверь была пройдена без звука, затем Иеро жестом подал сигнал приготовиться. Они достигли самого верха, и сквозь щели в последней двери пробивались тонкие лучики солнечного света. По его кивку все четверо выскочили на площадку, обнесенную колоннадой, что поддерживала шпиль древнего храма,— вероятно, в минувшие тысячелетия здесь висели колокола. Теперь же тут располагался наблюдательный пост, и те, кто занял старую звонницу, явно оказались не готовы к внезапной атаке.

На небольшой квадратной площадке находилось четверо существ; все пристально вглядывались в северный горизонт, в спокойные воды Внутреннего моря, хорошо различимые даже сквозь дымовую завесу, что окутывала нижнюю часть здания. Пара людей-крыс и один воин-человек умерли мгновенно; ножи иир'ова пронзили шеи наблюдателей с такой быстротой, что те не поняли, кто их атакует. Последний человек обмяк под точным ударом, нанесенным Иеро, — ребром ладони по затылку, прямо под обрез железного шлема. Две-три секунды, и наблюдательный пост был захвачен. Велев молодым воинам присматривать за оглушенным врагом, Иеро шагнул к деревянному парапету, ограждавшему площадку,— он казался еще более древним, чем потемневший камень стен. Осторожно опираясь о перила, священник бросил взгляд вниз, на удивительную картину, что открывалась с высоты.

Как он и подозревал, большая часть Нианы была в огне; старые деревянные строения пылали словно сухой трут.

Всюду ярилось пламя, дым стлался над улицами и кварталами, огонь стремительно перебирался от дома к дому вдоль деревянных заборов. Здесь и там над темной пеленой с яркими всполохами пламени вздымались древние каменные башни, сопротивлявшиеся натиску пожара. Ветер тянул то с востока на запад, то менял направление — легкий бриз, переменчивый и постепенно набиравший силу.

Внизу, на узких улицах, отряды войск Нечистого двигались к гавани. Им приходилось пробиваться через огонь и сквозь толпы охваченных паникой жителей Нианы, устремившихся в прямо противоположном направлении — на юг, подальше от берега. Вероятно, никто и никогда не составлял планов оборонь1 города на случай серьезной атаки. Мастера Нечистого просто не рассматривали такую возможность и теперь пожинали плоды своей гордыни и самомнения. Ужасаясь, священник глядел на группу волосатых ревунов, мечами прокладывавших путь сквозь толпу; они отбрасывали людей к стенам, устилая свой путь окровавленными телами. Крики и вопли вздымались над городом, заглушая шум сражения.

Взгляд Иеро скользнул к побережью. Противник атаковал порт, и большинство старинных торговых складов и доков пылало; лишь ограждавшая гавань древняя каменная стена сопротивлялась огню. Однако не это привлекло внимание священника; главные события разворачивались на воде.

Пять больших кораблей с угловатыми формами выстроились в ряд на внешнем рейде, ясно различимые сквозь клочья дыма. Жерла пушек, торчавших в распахнутых портах, с методичной регулярностью изрыгали пламя. Суда не имели парусов; посередине каждого возвышались две дымовые трубы, на корме торчали короткие мачты. И флаги, развевавшиеся на них, заставили сердце Иеро подпрыгнуть к самому горлу. Зеленый круг на белом фоне, с крестом и мечом в центре! Флаг аббатств! Республика Метс ударила на врага!

Дыхание Иеро участилось. Он видел множество парусных судов, сгрудившихся за пятью странными кораблями.

Эта экспедиция не являлась безрассудным набегом; перед ним был флот вторжения. Он отбросил догадки насчет извергавших пламя орудий, чьи снаряды взрывались сейчас на улицах и служили источником регулярного грохота, который путники слышали последние полчаса. В конце концов, его не касалось, как они действовали; вероятно, по тому же принципу, что и его давно утраченный метатель, оставшийся в подземельях Мануна.

Рука священника стиснула перила; напрягая разум, он попытался войти в контакт с кем-нибудь на атакующих судах. Бесполезно. Мощный ментальный щит, равно непроницаемый для его мыслей и любых ухищрений Нечистого, накрывал флот невидимым колпаком. Но он обладал сведениями, которые были сейчас так необходимы там, на кораблях… Он знал нечто жизненно важное, должен был предостеречь, помочь… Иеро с силой опустил кулак на деревянный брус перил; отчаяние сжимало его горло.

129
{"b":"201191","o":1}