ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но что за стая мчалась за ними?

«Здесь,— пришла вдруг мысль Горма.— Вот место, поросшее травой и без деревьев. То, что ты хотел?»

«Да,— ответил человек.— Ложись и отдыхай, пока они идут. Не вступай в драку, если поймешь, что не в состоянии помочь».

Он погнал лорса на берег ручья, где простиралась довольно большая поляна. Первый проблеск света мелькнул на востоке, ночной сумрак, серея, отступал. Клоц остановился, вода текла с него ручьями; медведь немедленно растянулся на земле. Что касается Иеро, то он, окинув взглядом местность, размышлял над тактикой предстоящей битвы. Поляна имела около ста ярдов в ширину и понижалась к воде, напоминая формой грубый полукруг, в центре которого, на расстоянии пары сотен футов от ручья, находилась ровная площадка. Священник выехал на середину поляны и развернулся спиной к лесу, до которого оставалось теперь футов пятьдесят. Таким образом, никто не мог внезапно напасть на них сзади, используя деревья в качестве прикрытия. Подумав несколько секунд, Иеро достал из сумки и надел на голову подшлемник и круглый бронзовый шлем с изображениями креста и меча на верхушке. После этого он попытался уловить какие-либо мысли или чувства преследовавших их созданий. Это удалось; он ощутил, что их в самом деле несколько, что они приближаются с удивительной быстротой и что их основной эмоцией является голод. Слепой, всепоглощающий и ненасытный!

Человек и лорс спокойно ждали, готовые к битве. Они сделали все, что полагалось. Горм ускользнул в предрассветный сумрак, чтобы внезапным прыжком поспешить на помощь.

Ожидание не затянулось. Ночной мрак еще не рассеялся полностью, когда от ручья донесся плеск воды под множеством стремительных лап. Скорее почувствовав, чем увидев нападающих, киллмен открутил головки двух осветительных гранат, которые он держал в руках, и швырнул их налево и направо от себя. Там, где они ударились о землю, вспыхнули столбы разрывов, и ослепительный белый свет залил поляну.

В этот момент Иеро догадался, какую ошибку совершил, двигаясь по ручью. Вид пяти лоснящихся гибких созданий, выскочивших на берег и похожих на огромных норок или каких-то других водоплавающих хищников, ясно говорил, что вода — последнее место, где стоило попытаться ускользнуть от них.

«Неудивительно, что они двигались так быстро»,— с запоздалым раскаянием подумал священник.

Их нижние челюсти, сильно выступавшие вперед, усеивали остроконечные зубы. От мокрых морд до кончиков длинных хвостов эти твари были футов десять в длину и весили, очевидно, не меньше взрослого мужчины. Ошейники из голубоватого металла, сверкавшие на гибких шеях, не оставляли сомнений, кто их хозяин. Очутившись на поляне, хищники не медлили ни секунды, с визгом и рычанием бросившись в атаку.

Иеро выпалил из карабина и одним движением отбросил его. Слишком долго перезаряжать метатель, а нападающие мчатся так быстро… Но крошечный снаряд сделал свое дело: хищник, бегущий впереди стаи, исчез в оранжевой вспышке взрыва, и еще одна тварь с пронзительным визгом поползла в сторону, волоча перебитую лапу.

Когда трое остальных замерли, ошеломленные взрывом и смертью вожака, Клоц с яростным ревом бросился вперед. Схватив копье и крепко сжимая коленями бока лорса, священник приготовился нанести удар.

Раненая тварь не смогла увернуться и закончила жизнь под страшным ударом передних копыт лорса. Другая, прыгнув на Иеро, напоролась прямо на копье, выбив его из рук священника. Зверь упал на землю, захлебываясь кровью; удар тяжелого меча закончил дело.

Но два оставшихся хищника не собирались отступать. Яростно оскалившись, они атаковали одновременно с двух сторон, прыгнув на всадника и не обращая внимания на лорса.

К счастью для Иеро, он отрабатывал такую ситуацию с Клоцем во время тренировок. JIopc автоматически развернулся к противнику слева, не обращая внимания на другую тварь, с которой предстояло сражаться его хозяину.

Приподнявшись в седле, киллмен вложил всю тяжесть тела в один точный и сильный удар. Древний клинок не подвел его; огромный хищник рухнул на землю, из его полуоткрытой пасти сочилась кровь.

В этот момент страшная боль в левой ноге пронзила Иеро. Самонадеянный Клоц недооценил скорость и ловкость противника — когда его огромное копыто опускалось вниз, зверь вильнул в сторону, и его клыки впились в тело человека. Икра Иеро была распорота почти до кости, и он покачнулся в седле, когда хищник отпрыгнул прочь.

Но лорс не повторял ошибок дважды. Понимая, что его хозяину причинили боль, Клоц пришел в холодную ярость. Он медленно надвигался на последнюю оставшуюся в живых тварь, угрожающе мотая головой и высоко вздымая страшные копыта. Зверь прыгнул, изогнувшись в воздухе и опять нацелившись на всадника, но Клоц был начеку: мелькнуло огромное копыто, раздался треск, и норка отлетела на траву с переломанным хребтом. Лорс бросился следом и в порыве ярости топтал визжавшего зверя, пока последние признаки жизни не покинули изуродованную плоть.

Иеро безвольно повис в седле, когда Клоц опустился на колени, чтобы человек мог сойти. Покачнувшись, священник рухнул на землю, упав около огромного потного лорсиного бока. Он тяжело дышал и пытался преодолеть слабость. Наконец ему удалось приподняться; он увидел озабоченную физиономию Горма в ярде от своего лица.

«Я был готов сражаться, но это (существо) было слишком проворным (для меня),— пришла его мысль,— Могу я помочь?»

«Нет,— с трудом отозвался Иеро.— Я должен перевязать (лечить) ногу. Пока я занят этим, слушай, наблюдай и стереги».

Медведь кивнул и отошел от него.

Преодолевая боль, священник стянул свой кожаный сапог, полный крови, и осмотрел рану. Она казалась чистой. Дрожащими руками он ошупывал сумки, преодолевая волну беспамятства, грозившую затопить сознание. Наконец он нашел мешочек с медицинскими принадлежностями, осторожно нанес тонкий слой мази на кровоточивший порез и туго забинтовал ногу. Затем он принял таблетку лу-кинаги. Этот препарат, расширяющий ментальные силы, был к тому же сильным снотворным и снимал боль. Последним ощущением Иеро была тревога, что кто-то может взять верх над его разумом, пока он находится в бессознательном состоянии. Больше он ничего не помнил.

 Глава 3.

КРЕСТ И ГЛАЗ

Иеро очнулся в сумерках. Тишина раннего вечера легла на страну деревьев; перистые листья пальмы неподвижно висели над его головой в безветренном воздухе. Очевидно, он проспал целый день. Оглядевшись, священник заметил, что лежит на куче пальмовых листьев и что его второй сапог снят. Инстинктивно его рука метнулась к поясу, где должен был находиться тяжелый нож. Оружие было на месте.

Он сел, ощущая небольшое головокружение. В нескольких футах от его постели лежал Горм, всхрапывая во сне. От ручья, из зарослей кустарника, доносился хруст. Иеро послал мысленный сигнал, и Клоц мгновенно очутился рядом; челюсти лорса ритмично двигались, перетирая траву и ветки. Клоц встряхнул головой, и фонтан брызг от его длинной мокрой шерсти ударил в лицо священнику.

— Прочь, прочь, невежа, ты утопишь меня! — отплевываясь, вскричал человек, но его сильные руки нежно гладили огромную голову и рога животного.

— Твои рога твердеют, мой мальчик, и это хорошо. Там, куда мы идем, никакое оружие не будет лишним…— Иеро перешел с речи на мысленную связь, велев лорсу стоять рядом, пока он попытается встать.

Он выяснил, что может выпрямиться с большим трудом; при каждом движении в ноге начинала пульсировать боль. Однако ему удалось расседлать Клоца и снять с него седельные сумки. Он отпустил лорса, но приказал ему оставаться поблизости от лагеря и продолжать наблюдение. Затем, опустившись на землю, он повернулся к Горму; тот проснулся и сидел в траве, уставившись на человека. Иеро протянул руку и осторожно погладил медвежий нос.

«Спасибо, братец,— передал он вместе с ощущением дружеской теплоты и привязанности,— Как тебе удалось сделать постель из листьев? И почему ты снял мой сапог?»

13
{"b":"201191","o":1}