ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шерстистая рука легла на его плечо, вернув к реальности. Это была М'рин.

«Б'ургх пришел. Он говорит, что много, много злых вышли наружу. Они не видели его. И больше здесь никого нет, мы остались одни в этом каменном гнезде…» Позади Младшей маячила высокая фигура вождя иир'ова.

Почти бессознательно Иеро отметил, что ветер усиливается; теперь он дул с юга, со стороны джунглей. Он снова бросил взгляд на метсианский флот. Что же делать? Из мозга сержанта Нечистого он почерпнул, что где-то поблизости скрывались два секретных корабля, суда с металлическими корпусами, движимые яростной энергией атома. И на их палубах находились орудия, метавшие электрические стрелы-молнии… Сможет ли флот аббатств выстоять против них? Эти новые корабли, хотя и такие громадные, выглядели неуклюжими, как выброшенные на берег черепахи. Он заметил, что суда были заякорены в линию, друг за другом, нос к корме. Видимо, чтобы вести прицельный огонь, они нуждались в полной неподвижности и безветрии. Но если погода переменится…

Он обернулся и взглянул на очнувшегося пленника. Тог едва ворочал головой, бросая испуганные взгляды на Иеро и детей Ветра. Физиономия этого человека показалась священнику довольно мерзкой, но был он сравнительно чистым и хорошо одетым, а башмаки и сверкающий шлем выглядели совсем новыми и дорогими. На его шее висело металлическое изображение желтой спирали, украшавшей плащи мастеров Нечистого. Видимо, он являлся офицером довольно высокого ранга. Прикоснувшись к его мозгу, Иеро без особого удивления встретил непроницаемый барьер защиты.

«Разденьте его!» — передал он иир'ова.

В один миг острые когти содрали с человека куртку и рубаху, обнажив до пояса. На груди у него болтался плоский квадратный медальон на цепочке из голубоватого металла — защитное устройство, которое использовали колдуны Нечистого, чтобы предохранить разум своих слуг. В следующий момент Иеро сорвал его и вышвырнул за ограждение площадки. Затем он вслух обратился к пленнику, используя батви, универсальный язык торговцев.

— Говори правду и только правду — возможно, это сохранит тебе жизнь. Солжешь, и я отдам тебя в лапы моих приятелей.— Он заметил, как человек содрогнулся под безжалостным взглядом желтых зрачков.— Ну, говори! Где секретные корабли? Сколько их тут? Какова численность городского гарнизона? Ожидаются ли подкрепления? Когда? Сколько в них солдат? Где прячутся твои хозяева-колдуны?

Стремительно выпаливая вопрос за вопросом и не дожидаясь ответов, он прислушивался к реакции незащищенного теперь мозга. Его специально обучали подобной технике допроса, и за последний год он настолько усовершенствовался в ментальном искусстве, что сейчас действовал почти автоматически. Пленника не надо было пытать и вытягивать информацию раскаленными щипцами; он просто спрашивал, а затем читал мысли слуги Нечистого.

Этот человек не был трусом и обладал весьма высоким рангом, равным посту командира легиона республики. Его звали Эблом Горд, и он знал немало интересного. Он пытался лгать, что не играло большой роли для священника, который лишь старался придать лицу безразличное выражение, выслушав очередную побасенку.

Оказалось, что вблизи Нианы есть лишь пара кораблей с извергающими молнии орудиями; их уже вызвали, и они должны были явиться с минуты на минуту. Городской гарнизон еще держался, но оборона могла рухнуть в любой момент, если только флот аббатств не будет рассеян или уничтожен. В самом городе страшные электрические пушки отсутствовали. Нечистый, правда, собрал значительную воинскую силу, но не здесь, не в Ниане, а на какой-то секретной базе далеко к востоку; вряд ли эти отряды успеют на помощь. Еще большая армия формировалась на северном побережье Внутреннего моря, откуда было запланировано вторжение в Канду. Атака метсами оплота Нечистого была полной неожиданностью; республика успела нанести первый удар. Все вызванные подкрепления могли застать лишь пепелище Нианы, и только метавшие молнии корабли могли изменить баланс сил.

Узнав все, что ему требовалось, Иеро пристально поглядел на офицера.

— Ты лгал в ответ на каждый вопрос,— холодно заметил он,— и понесешь наказание.

Резкий жест, сигнал для Б'ургха, был стремительным, но вождь иир'ова действовал еще быстрее; слуга Нечистого не успел вздохнуть, как нож уже торчал в его горле. Иеро окинул труп равнодушным взглядом. Теперь он знал слишком многое о прошлом этого мерзавца, насильника и убийцы, чтобы сожалеть о его смерти.

Перешагнув распростертое тело, он поморщился, заметив капли крови на своих сандалиях, и снова обратил взгляд на военный флот аббатств, продолжавший с методичной пунктуальностью и завидной точностью бомбардировать противника. Ветер крепчал, ворошил волосы на затылке Иеро; он превратился в постоянный ровный бриз и, за исключением отдельных порывов, дул на север, в сторону моря. «Ветер,— с отчаянием думал священник,— почему в мыслях моих ветер?» Корабли врага идут быстро… серые угрюмые корабли, которым не нужны ни паруса, ни ветер…

Почему же он думал о ветре, несущемся над землей и над поверхностью моря? Почему? Тут в голове у него прояснилось. Он знал ответ!

Быстро повернувшись к своим спутникам, он стал отдавать приказы, перемежая их редкими вопросами. Ментальный совет шел так стремительно, что занял не больше минуты; решение было принято, и маленький отряд начал спускаться вниз по ступенькам.

Нижняя часть здания по-прежнему казалась тихой и пустынной; сквозь широко распахнутые двери тянуло гарью. Вдалеке раздавались крики, стоны и злобный вой лемутов, треск пламени и грохот разрывающихся снарядов. Острие атаки, отметил Иеро, переместилось к западу, словно флот республики двигался в этом направлении. Что ж, это вполне совпадало с его планами.

В полном молчании пять фигур, подобно призракам, выскользнули из древнего храма и заторопились вниз по узкой улице. Иеро шел впереди; в этом людском муравейнике его знания и способности являлись более важными, чем слух, зрение и феноменальная скорость его союзников. Вскоре они достигли маленькой площади и были вынуждены спрятаться за развалинами стены — орущая напуганная толпа прокатилась мимо их убежища. Мельком коснувшись мыслей людей, Иеро понял, что они мчатся в панике, без цели, не разбирая дороги, пытаясь выбраться из-под обстрела. Когда последние фигуры исчезли за поворотом, путники выбрались из-за стены, быстро пересекли площадь и исчезли в дымной пелене одной из улиц. Они ориентировались по слабому уклону в сторону моря, характерному для многих городских улиц. Бросив взгляд на купол оставшейся позади церкви, Иеро решил, что до берега не более нескольких минут хода. Его отряд двигался быстро. Один раз чей-то силуэт возник перед ними, бесформенный и безликий в дымной мгле; но, разглядев пять стремительных фигур, едва освещенных бледными солнечными лучами, человек дико вскрикнул и метнулся в переулок.

«Сейчас нам надо действовать еще осторожнее,— передал священник,— Мы приближаемся к воде, там собралось много вражеских воинов. Надо пробраться сквозь их отряды и найти судно».

«Вода недалеко,— ответила М'рин.— Я чувствую ее запах. Хотя в воздухе дым и гарь, от воды тянет свежестью».

Неожиданно, еще раньше, чем предполагал Иеро, морская ширь открылась их взорам. Они бежали по узкому проходу, вымощенному старым кирпичом, хрустевшим под ногами, когда улица вдруг резко оборвалась. Перед ними лежал лабиринт старинных пирсов, наполовину сгнивших и покосившихся, словно спьяну; одни еще возвышались над болотистой почвой побережья, другие пылали, подожженные бомбами или случайной искрой. Ветер продолжал подталкивать их в спины, выдувая из охваченного пожаром города клубы сизого дыма.

Иеро быстро произвел ментальный поиск. Тут не было слуг Нечистого — по крайней мере, вблизи. Он ощущал присутствие большого отряда солдат, но достаточно далеко. Священник прислушался, зная, что вместе с ним насторожили чуткие уши дети Ветра. Грохот метавших снаряды орудий сместился налево, к западу, и благодаря какому-то акустическому эффекту там, где стояли путники, воцарилась относительная тишина. Он мог слышать плеск крохотных волн, набегавших на берег, да шипение огня, пожиравшего очередной пирс.

130
{"b":"201191","o":1}