ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Затем на глаза ему попался некий предмет, полускрытый одним из покосившихся причалов и чуть заметно качавшийся в ритме набегавших на берег волн. Именно эти слабые колебания привлекли взгляд священника; присмотревшись внимательнее, он проверил окрестности, и ментально, и с помощью глаз стараясь обнаружить что-нибудь подозрительное. Он не нашел ничего, но предостережение инстинкта, более древнего, чем разум, становилось все более ясным. Здесь кто-то был — кто-то, следивший за ними!

Не имеет значения, сказал себе Иеро. Время слишком дорого, чтобы тратить его на проверку смутных подозрений.

«Ждите тут и наблюдайте,— велел он спутникам.— Если вон та штука под деревянным настилом, которая болтается в воде, то, что нам нужно, я дам знать».

Не ожидая ответа, он быстро пересек открытое пространство и устремился к причалам. Через минуту, оказавшись на борту небольшого суденышка, Иеро столкнулся с его единственным матросом — без сомнения, местным рыбаком.

Должно быть, тот собирался выйти в море — в баркасе лежали весла, корму загромождала сеть. Рыбак был безоружен, если не считать короткого ножа на поясе, который стягивал кожаные штаны; торс его прикрывала фуфайка. Он, по-видимому, собирался отплыть, когда его сразили выстрелом из арбалета — стрела пробила шею рыбака насквозь. Рукояти весел упирались ему в подмышки, и Иеро подумал, что несчастный, еще одна жертва войны, расстался с жизнью в тот момент, когда уже хотел оттолкнуть лодку от причала.

Он сотворил над покойным молитву, полагая, что простой рыбак вряд ли был приспешником Нечистого; затем поднял тело и перебросил его за борт. Пока его спутники, повинуясь призывному взмаху руки, стремительно неслись к пирсу, священник занялся прочной веревкой, привязанной к почерневшей от времени опоре настила. Спустя секунду четверо иир'ова, перепрыгнув узкую полоску воды, очутились в лодке. Иеро сунул весла в уключины и, навалившись на гладкие рукояти, направил суденышко в открытое море.

Позади, с берега, чей-то ненавидящий взгляд впился ему в спину, словно молния, выпущенная из узкой щели притворенного окна. Бледные пальцы судорожно стиснули висевший на голубоватой цепочке медальон; затем, когда его обладатель принял решение, снова легли на подоконник. Миг, и облаченная в плащ с глухим капюшоном фигура метнулась к выходу.

Маленькое суденышко, футов пятнадцати в длину, резало волны приподнятым форштевнем, подгоняемое сильными ударами весел. Дети Ветра, со сверкающими глазами и вставшей дыбом шерстью, скорчились на дне лодки; пара — на носу, пара — прямо у ног Иеро. Все четверо трепетали от возбуждения и новизны впечатлений, однако они скорей простились бы с жизнью, чем выдали свою слабость. Когда волнение усилилось, иир'ова только прижали к черепу остроконечные уши, терпеливо ожидая команды своего вождя и друга.

Иеро проверил ветер, выбирая оптимальный курс. В его стратегических планах зияли такие прорехи, что лишь редкостная удача могла спасти всю операцию от полного краха. Если бы только продержался южный ветер! Он оглянулся через плечо, наблюдая, как постепенно редеет дым городских пожаров, до сих пор мутной пеленой висевший над лодкой.

Горизонт уже был ясен, и слева от их курса, на внешнем рейде, священник разглядел мачты флота метсиан. Пять дредноутов, при взгляде с воды еще больше похожие на черепах или плывущие по течению крыши амбаров, теперь медленно перемещались обратно к востоку, с еще большим усердием поливая город потоком снарядов. Если клочья дыма, которые нес прибрежный бриз, и затрудняли поиск целей, на интенсивности бомбардировки это не сказывалось. Видимо, разрывов в окутавшем город темном тумане было достаточно для канониров. За дредноутами неторопливо потянулись на восток и парусные суда, ожидая команды к высадке десанта. Над морем продолжал дуть устойчивый южный ветер.

Корабли Нечистого приближались с востока — быстрее любого парусника, стремительнее, чем новые паровые суда республики. Секретные корабли врага шли на выручку Нианы, вызванные темными мастерами, и их страшные орудия были готовы сокрушить флот метсов.

Иеро не питал надежд на победу в морской баталии.

Метсианские паровые дредноуты были достаточно сильны, чтобы внезапной атакой захватить порт, но он не сомневался ни на минуту, что им не выстоять в сражении с кораблями Нечистого. Конечно, эти новые суда спроектированы и построены по распоряжению Совета аббатств и отца Демеро, но их инженеры не располагали временем, чтобы добиться той мощи и быстроходности, которая отличала корабли противника. Священник с ужасом представлял, как запылает флот республики, эти огромные, похожие на плавучие форты дредноуты, под ударами молний. Гроза надвигалась с востока и становилась все ближе!

«М'рин,— торопливо передал он,— приготовься! Торопись, враг приближается! Нам надо лечь на дно, чтобы лодка казалась пустой. Это вызовет меньше подозрений».

«Она уже начала,— отозвался Б'ургх.— А я — я вижу этих безволосых обезьян! Как быстро они мчатся по воде!»

Теперь и сам Иеро заметил их — две темные точки, стремительно летевшие с востока; они росли с каждой минутой. Он стиснул кулаки. Если бы только он мог пробиться сквозь ментальный барьер, окружавший его соратников, и сообщить им, что происходит! Нырнув вместе с иир'ова за низкий борт лодки, он постарался успокоиться. Внезапно священник ощутил волну ужаса, взметнувшуюся над их суденышком, и возликовал в душе. Сумка, висевшая на поясе М'рин, была раскрыта, и руки ее лихорадочно двигались, что-то растирая, смешивая, пересыпая из ладони в ладонь. Темный животный страх исходил от нее; он как будто совсем не действовал на иир'ова, но тело человека отзывалось каждой клеточкой, каждым нервом! «Ветер смерти» обрел крылья и взлетел над морем в поисках жертв. Он понесся вперед вместе с клубами темного дыма от чадивших пирсов, придавая им смертоносную силу ядовитых газовых атак далекого прошлого.

Иеро бросил торопливый взгляд на запад. Там все шло хорошо: флот аббатств вытянулся в линию вдоль побережья, готовясь высадить десант. Большие дредноуты прекратили бомбардировать город, парусные суда огибали их защитный строй, направляясь к берегу.

«Они пришли,— сообщил Б'ургх.— Сейчас мы увидим».

Иеро зажмурил глаза и начал молиться. Он сделал все, что мог; теперь оставалось уповать лишь на милость Божью. Еще мгновение, и колдуны Нечистого почувствуют силу этого оружия, как это случилось в прошлом, когда иир'ова, сбросив цепи рабства, вырвались на свободу.

Он молился, пока не услышал знакомые звуки, которых ждал с ужасом и отчаянием. Молнии Нечистого! Казалось, воздух наполнился шипением и потрескиванием. Неужели враги собирались уничтожить их крохотное суденышко? Один выстрел мог испепелить их всех во мгновение ока! Не в силах больше сдержаться, Иеро чуть приподнял голову над бортом. Остальные последовали его примеру, и теперь все пятеро с благоговейным страхом наблюдали картину морской баталии.

Колдуны Нечистого, что направляли бег стремительных узких кораблей, явно не собирались прибегать к тактическим ухищрениям. Это им не требовалось; их таинственные корабли намного превосходили в скорости и смертоносности любого мыслимого врага. Хищные темные корпуса устремились прямо к метсианскому флоту, а орудия на их палубах со всей возможной быстротой извергали огненные стрелы. Корабли двигались близко друг к другу, будто соревнуясь в стремлении насладиться безнаказанным убийством. Казалось, они даже не заметили одинокую лодку, дрейфующую в четверти мили к югу от их курса; впереди ждала более крупная и соблазнительная добыча.

Молнии били в цель. Как и опасался Иеро, страшные орудия Нечистого превосходили по дальности боя неуклюжие пушки метсианских дредноутов. Уже задымилось одно из неповоротливых судов, в корпусе его зияла большая пробоина, однако оно еще держало строй. И священник понимал, что флот республики будет сражаться до последнего, пока на плаву останется хоть один корабль, а на его палубе — хоть один живой боец. Он снова взмолился о чуде, глаза его слезились от дыма и горечи — ибо что могло быть тяжелее, чем бессильное сожаление о гибнущих соратниках!

131
{"b":"201191","o":1}