ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 11.

В ДЕБРЯХ ТАЙГА

Послеполуденный летний зной плыл над бескрайними лесами севера. Колонны солнечного света, пробившись сквозь плотный полог листвы, падали на землю золотистыми пятнами; мириады мошек и комаров вились, суетились, мельтешили в их теплых потоках. Но в целом глубины лесного океана Тайга наполнял зеленый полумрак. Там, где море хвойных отступало перед каким-нибудь лиственным гигантом, мутировавшим тополем или кленом, тени сгущались, образуя прихотливые узоры на мягких коврах травы и мха. Кое-где среди обнажений горных пород заросли колючих кустов и покрытые лишайником гранитные и доломитовые глыбы создавали непроходимые лабиринты; редкие прогалины, почва которых не давала надежной опоры для корней лесных гигантов, заросли миртом и папоротником.

В скрытном месте, под непроницаемой кроной огромного дерева, был разбит лагерь; и сейчас у чуть мерцавших углей прогоревшего костра шла жаркая дискуссия. Оба Мантана, неутомимые разведчики, рыскали где-то в чаще, так что предводителю маленького отряда пришлось иметь дело только со своими собратьями-священниками. Иир'ова сидели кучкой поодаль, не вмешиваясь в разговор; видимо, людские споры не вызывали у них интереса. Поигрывая ножами, они наблюдали за своими спутниками, ожидая решения Иеро.

— Согласись, дружище,— с горячностью произнес пер Эдвард,— мы искали усердно и не нашли тут ничего. Ни знака, ни звука, ни запаха, ничего вызывающего подозрение. Следы на юге, у берегов, оставлены нашими людьми. Мы осмотрели западную часть района — там, где год назад ты встретил колдуна Нечистого. Пусто! Ничего! Поэтому я спрашиваю опять: что мы здесь потеряли? Я не собираюсь возвращаться, но к чему это бесполезное ожидание? Пойдем! Пойдем дальше, туда, где мы можем принести какую-то пользу, что-то сделать. Ты знаешь, я выполню любой твой приказ… Но объясни, какой смысл торчать здесь, кружиться на этом чертовом пятачке? Ты сказал, что тут подходящее место, и, видит Бог, я не хочу спорить с тобой… Но чем оно тебя прельстило? Не понимаю!

Великан прислонился спиной к стволу, сердито попыхивая своей коротенькой трубочкой. Он был единственным курящим среди путников и сейчас, с крохотной огненной искоркой, мерцавшей в огромной ладони, походил на бога огня — величественное и могучее воплощение древней силы языческих времен. Его прищуренные глаза следили за Иеро сквозь завитки белесого дыма, и тот встретил взгляд приятеля с некоторым смущением.

Хмыкнув, пер Эдвард сказал:

— Мне кажется, дружище, мы не новички в лесу. Во всяком случае, я не гожусь на роль бессловесного башмака. Да и пер Сагенай тоже,— Он кивнул в сторону молодого священника.

— Н-нет,— задумчиво протянул юноша, поднимая спокойный взор на предводителя отряда.— Я, как и пер Маларо, готов следовать за тобой повсюду, но… но не стану отрицать, что нахожусь в некотором смущении. Ты не просил меня использовать мой маленький талант, дар Божий… я имею в виду сорок символов… Ни предсказания, ни признаков врага… а вы, лучшие следопыты севера, нашли бы их обязательно… Мы блуждаем в потемках…— Он приподнялся на локте, и ясный чистый голос прозвенел под темным пологом нависшей листвы: — Может быть, брат мой, ты поделишься своими мыслями и мы сумеем тебе помочь?

Иеро встал и, склонив голову, долго прислушивался к лесным шорохам, щебету птиц и тонкому комариному гудению. Потом он заговорил:

— Я мог бы рассказать вам о многом, что случилось в прошлом и что подтверждает мои подозрения… И все же я не объяснил бы вам ничего. Я не знаю… я только чувствую и предполагаю,— Он глубоко вздохнул, уставившись на покрытые пеплом угли,— Три недели мы в пути. Дня два назад я внезапно почувствовал — другого слова мне не подобрать,— что район, в который мы попали, нечто вроде критической точки… и что мы должны оставаться здесь. Почему, не могу вам сказать… я сам не знаю… Где-то тут таится враждебная жизнь. Я чувствую ее, ощущаю, хотя и не могу объяснить! И еще — что-то движется, торопится сюда. Этого не замечают ни иир'ова, ни вы, ни Мантаны, превосходящие нас всех охотничьим чутьем… Но я уверен, что не ошибся! Мы находимся в месте… в месте встречи, так его можно назвать.

Иеро поднял голову, лицо его было задумчивым и чуть грустным. Положив руку на серебряный медальон, висевший на груди, он подался вперед, к своим спутникам, сидевшим по другую сторону погасшего костра.

— Люди аббатств годами не забредали сюда. Наши разведчики проходили западнее или севернее. К югу лежит Пайлуд, а за ним — побережье Внутреннего моря. Тут неизвестный уголок Тайга, вы это знаете. И говорю вам, туг что-то готовится…— Он перевел взгляд на юного священника.— Я не хочу использовать твой дар, пер Сагенай, по одной причине: мы не знаем, чему научились враги за прошедший год. Вспомни, когда ты провидишь будущее, твой разум открыт, его можно обнаружить, и подобная вещь едва не погубила меня в прошлом! Я не хочу повторять ошибки. Мы на краю, на границе чего-то огромного и непонятного. Наше дело — провести разведку, но лес вокруг нас пуст, ментально пуст! Такого не бывает. О, тут есть гроконы, олени, зайцы… но и те —вялые, немногочисленные… Лишь меньшие существа, птицы, мыши, насекомые, обитают здесь в обычном числе.— Иеро сделал паузу; пальцы, сжимавшие медальон, побелели, но голос его, когда он вновь заговорил, оставался спокойным.— Итак, друзья, боюсь, что вам придется просто поверить моим словам. Здесь собираются тучи, и мы должны взглянуть, на что будет похожа гроза.

Сагенай первым прервал воцарившееся молчание.

— Брат Дистин, ты — наш вождь, а остальное не важно. Зло сгущается вокруг, и ты не только наш командир, но и наш защитник… самое чуткое орудие в руках Господа. Как ты скажешь, так и будет.

Спокойные слова юноши положили дискуссии конец. Пер Эдвард хмыкнул пару раз, подбросил хвороста в костер и окинул взглядом усевшегося напротив Иеро. Все трое молчали, словно зачарованные пляской крохотных огоньков на высохших серых сучьях. Тревожное и томительное чувство ожидания охватило их; затерянные в глубине гигантского леса, что простирался до северных пределов континента, они вслушивались в привычные шорохи, свист, шепот и негромкий монотонный гул насекомых в поисках инородных звуков.

Все путники носили следы утомительных странствий; дорога от Намкуша на север и на восток до этой неведомой земли была неблизкой. Даже Мантаны, исходившие тысячи миль по лесам Канды, никогда не забредали сюда. Теперь разведчики шли вперед, повинуясь лишь интуиции их вождя.

Иеро предупредил их, что всем им надо оставаться под лесным пологом. Воспоминание о том, как он вступил в контакт с пилотом летающей машины Нечистого, не погасло, и он знал, что это случилось где-то неподалеку, на восток от нынешнего лагеря. Отчет об этой встрече, переданный в Саек через брата Альдо, дал толчок к глубоким размышлениям и экспериментам; в результате Иеро был теперь вооружен кое-какой информацией. Машина, которую он видел, являлась безмоторным планером; сведения о подобных аппаратах, давно забытых, нашлись в центральном архиве. Законы, позволявшие планеру держаться в воздухе, оставались пока тайной, но никто не сомневался, что такие машины не могут подняться в высокие слои атмосферы, подобно воздушным шарам. Кроме того, планеры наверняка были редкостью — ведь лишь один Иеро видел летательный аппарат. Однако он полагал, что предосторожности не будут липшими.

День клонился к вечеру. Дети Ветра спали, свернувшись на грудах опавшей листвы. Люди сидели у костра, иногда перебрасываясь двумя-тремя фразами. До заката оставалось часа три, но пока ничто не потревожило покой и мир в огромном лесу.

Они были прерваны внезапно и безмолвно. Перед костром возник Рейн Мантан, словно появившийся из лесного полумрака призрак; его сухощавая мрачная физиономия казалась совершенно невозмутимой. Он заговорил — как всегда, резко, отрывисто, но выразительно.

140
{"b":"201191","o":1}