ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через несколько недель Лучар продали купцу, который вскоре отправился в плаванье на большом корабле, груженном разнообразными товарами. Новый хозяин тоже тщательно охранял ее, намереваясь получить за девственность своей рабыни хорошую цену. Услышав это, Иеро усмехнулся. Его удивляло, что эти странные южане сделали выгодным товаром даже женскую непорочность.

Раньше ей не приходилось бывать на судах, кроме каноэ, продолжала Лучар, и потому большой парусный корабль показался ей необъятным. Но через три дня разыгрался шторм, сорвал паруса и выбросил судно на маленький скалистый остров. Утром их обнаружило племя белых дикарей, подплывших к острову на лодках,— те самые люди, от которых ее спас Иеро. Казалось, они дружелюбно настроены к купцам; их главный шаман долго совещался о чем-то с хозяином корабля. Выяснилось, что в обмен на помощь в спасении торговцев и их товаров дикари хотят получить Лучар. Они никогда раньше не видели человека с таким цветом кожи и хотели принести ее в жертву чудовищным птицам, которым поклонялось племя.

— И торговцы, эти вонючие хорьки, согласились! — с гневом воскликнула девушка.— Они даже пришли посмотреть на это зрелище. Ты видел их? Они смуглые, их одеяния похожи на твои, но они носят шляпы.

На следующий день с нее содрали одежду и привязали к столбу, у которого Иеро впервые увидел ее. Целая толпа дикарей прибыла из поселка, чтобы насладиться любимым зрелищем; с собой они тащили оружие и огромные барабаны. Их отдаленный грохот священник слышал накануне; тогда они предвещали гибель предыдущей жертвы — захваченного в стычке воина соседнего прибрежного племени.

Лучар закончила рассказ и теперь, измученная событиями последних дней, с трудом боролась с сонливостью. Иеро достал из седельной сумки шерстяное одеяло вместе со своей запасной курткой и протянул Лучар. Девушка подарила ему благодарную улыбку, закуталась и через минуту уже спала. Она лежала на боку, подложив ладонь под голову, и блики света от угасающего костра играли на ее смуглой гладкой коже. Несмотря на спутанные волосы и утомленный вид, она была так прелестна! Очаровательна, как весенний бутон еще не распустившегося цветка.

Священник залюбовался ею, но усталость взяла свое. Он зевнул, вытащил второе одеяло и, расположившись у костра, уснул так же быстро, как Лучар.

Рядом с их живым шатром, образованным древесными ветвями, стоял большой лорс, подняв голову к небу и широко раздувая ноздри. Он втягивал ночной воздух, приносивший новости о всех существах, что мельтешили и двигались вокруг. Внезапно из темноты появился медведь, ткнул влажным носом в колено Клоца, затем повернулся и направился в свою ночную охотничью экспедицию. Лорс тряхнул головой и снова стал нюхать теплый влажный воздух. Он стоял на страже, он охранял, и его хозяин мог спать спокойно.

Иеро пробудился, когда странные звуки проникли в его сознание. Мгновением позже он уже сидел, сбросив одеяло и протянув руку к оружию.

Сообразив, что в этом нет необходимости, священник смущенно улыбнулся. Звуки были голосом девушки, напевавшей какую-то песенку на незнакомом языке. Снова и снова она повторяла рефрен мелодии, и, хотя Иеро не понимал слов, он подумал, что эта песня похожа на колыбельную, которую поют у него на родине. Очевидно, так оно и было.

Он раздвинул густые ветви и выбрался на солнце. Стояло позднее утро; значит, он проспал десять часов. В нескольких футах от него сидела девушка и что-то шила; рядом с ней виднелась раскрытая седельная сумка, из которой она, похоже, достала иглу и нитки. Увлеченная своим занятием, она не заметила священника, и тот вежливо кашлянул.

Лучар подняла глаза и улыбнулась.

— Ты любишь поспать, пер Иеро,— сказала она.— Видишь, что я делаю?

Девушка поднялась и, прежде чем Иеро успел вымолвить хотя бы слово, сбросила свою истрепанную юбку. Секунду она стояла обнаженная, словно сверкающая статуя из полированного темного дерева, затем скользнула в свою новую, только что сшитую одежду. Через мгновение Лучар уже хохотала над его замешательством. Ее тело плотно облегал комбинезон с короткими, по локоть, рукавами и шортами, доходившими до середины бедер.

— Ну что ж,— выдавил священник наконец,— совсем неплохо. Мое запасное платье, я полагаю?

— Только часть. Я взяла одну рубашку и трусы. Ты не сердишься на меня? — Ее личико вытянулось от огорчения.

— Ни капельки. Ты прекрасная швея. Я вижу, тебе можно поручить починку любой одежды.

— Я сама научилась этому, научилась, когда убежала из дома. Раньше я совсем не умела шить. Это так интересно! — Лучар вскинула руки и на мгновение застыла — прелестная девушка, залитая ярким солнечным светом. Позади нее стоял большой лорс, задумчиво жевавший пучок травы; Горм, свернувшись пушистым клубком, спал у костра.

Прищурившись, Иеро посмотрел на берег, понижавшийся в восточном направлении. Водная преграда, которую он не рискнул форсировать вчера в темноте, лежала в сотне ярдов. В ярком утреннем свете он увидел, что это неширокий залив, преодолеть который не составляло труда.

Скудный завтрак, состоявший из слегка поджаренного мяса антилопы, сухарей и черепашьих яиц, был закончен в несколько минут. Упаковав сумки, путники снова двинулись на восток. Весь остаток дня они ехали по берегу, иногда переправляясь через ручьи и небольшие речки, впадавшие в море.

Священник был доволен своей нежданной добычей, хотя не совсем представлял, что же делать с ней дальше. Как подсказывал здравый смысл, вряд ли спасение девушки будет содействовать успеху порученной ему важнейшей миссии. Но что еще он мог предпринять, когда такое юное существо, почти ребенок, подвергалось смертельной опасности! Правда, во всей этой истории были и положительные моменты. Родина Лучар лежала как раз в тех отдаленных областях, куда его послали, и она могла стать бесценным источником информации о народе, обычаях и политической ситуации в этих неведомых землях. В какой-то степени это оправдывало их совместное путешествие. А кроме того, иной альтернативы просто не существовало!

Они ехали мимо покатых песчаных гряд, вдававшихся в море, словно пальцы огромной ладони. Кое-где на них грелись снаперы, их темные панцири блестели на солнце, морщинистые шеи были вытянуты. Полусонные чудовища, разомлевшие от жары, провожали путников ленивым взглядом маленьких злых глазок, но не трогались с места.

— В твоей стране встречаются эти твари? — спросил священник, кивая в сторону гигантских черепах.

— Да, а кроме них есть и более опасные животные,— отвечала девушка.

Выяснилось, что все канализационные люки и колодцы в городах на родине Лучар либо перекрывали железными решетками, либо обносили мощными каменными стенами. В противном случае хищные водные твари, проникая по ночам в поселения, пожирали всех, до кого могли добраться. Мосты тоже были прикрыты с боков и сверху стальными сетками или решетками; дороги, проходившие вблизи рек, защищали каменными стенами или строили в виде высоко приподнятых эстакад. Кроме того, всюду патрулировали тяжеловооруженные всадники, всегда готовые отразить вторжение чудовищ из джунглей или набег лемутов. Слушая девушку, Иеро начинал понимать, что жизнь на севере была мирной и тихой сравнительно с тем, что происходило в Д'Алви.

К ночи они остановились на невысоком, поросшем травой холме, с вершины которого священник еще мог различить в надвигающихся сумерках границу Пайлуда. Испарения близкого болота пронизывали теплый воздух; едва слышный жуткий вопль лягушкоподобного монстра донесся до его ушей.

Уютно расположившись на одеялах, расстеленных в траве, они беседовали после вечерней трапезы, когда Иеро вдруг резко оборвал разговор. Мысль! Очень слабая, на самой грани восприятия — но, несомненно, ментальный сигнал, хотя и ничтожной интенсивности. Почти незаметный, и он никогда не смог бы уловить его прежде, но теперь его мощь росла изо дня в день, и многое становилось ему по силам. Так, без всякого напряжения он «слышал» нехитрые мысли птиц и мелких животных, мимо которых они проезжали. Пожалуй, он смог бы с легкостью проникнуть и в мозг Лучар, но порядочность и привитое с детства уважение к разумным созданиям удерживали его от такого шага.

29
{"b":"201191","o":1}