ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тогда не будем терять времени, девочка. Вспомни, что я тебе уже рассказал, и попытайся использовать эту технику. Итак, ты должна…

На следующее утро Иеро ощущал себя несколько утомленным, но Лучар была, как обычно, свежа. Она хотела заниматься весь день, и священник решил отдохнуть у приютившей их скалы до следующего утра. Девушка упорно тренировалась; наконец он предложил ей мысленно окликнуть Горма, и, к ее неописуемому восторгу, медведь услышал телепатический зов. Иеро показалось, что ему это доставило не меньшее удовольствие, чем Лучар.

День выдался солнечный и яркий; ни лорс, ни медведь не ощущали привычного томления, которое охватывает животных в преддверии смены погоды. Это раздражало священника, хотя он старался ничем не выдать своих чувств. Молния была одним из самых верных символов, и он понимал, что рано или поздно случится что-то связанное с этим знаком.

Иеро полагал себя весьма посредственным специалистом в предвидении будущего, однако в этом случае ошибки быть не могло. Возможно, грядущие неприятности все-таки связаны с погодой и нужно просто подождать… Он заставил себя успокоиться, подавил раздражение и обратился к насущным делам.

Ночь прошла спокойно, и утром они снова тронулись в путь по нескончаемому пляжу побережья. Однажды путники заметили стаю огромных, стремительно бегущих птиц, очевидно нелетающих. Птицы мчались по песку далеко впереди, и единственное, что бросилось в глаза Иеро,— необычный зеленый цвет их оперения. Почти автоматически он отметил, что эти существа явно обладают хорошим зрением и очень пугливы.

Следующей ночью, при ярком свете полной луны, Иеро поймал большую рыбу, весившую не менее сотни футов. Рыбина едва не порвала леску, но в самый ответственный момент Горм залез в воду и с редкостной сноровкой оглушил ее ударом лапы, после чего священник без труда вытянул добычу на песок. Клоц, возбужденный всеобщей суматохой, гарцевал вокруг, но, когда Лучар начала чистить рыбу, фыркнул и отправился в заросли. Вскоре оттуда донесся звучный хруст веток.

Наступивший день был облачным. Пока они собирались в путь, пошел мелкий дождь, и Иеро набросил на плечи девушки свою запасную куртку. Погода, однако, оставалась теплой и почти безветренной.

Дождь продолжался всю ночь и весь следующий день. Море оставалось спокойным, но легкая дымка тумана окутала окрестности. Иеро ощущал смутное беспокойство; однажды мысль о Молнии снова пришла ему в голову. Этот дождь и туман было трудно считать плохой погодой — во всяком случае, в том смысле, который связывался с выпавшим символом.

Лучар усердно тренировалась и последние два дня стала необычайно молчаливой. Она уже хорошо освоила простые сигналы; девушка и Горм часами развлекались, подавая друг другу и выполняя команды «стой», «иди», «ложись», доступные любой дворняжке. Прошел полдень; необъяснимым образом тревога священника начала возрастать, и он запретил своим спутникам использовать мысленную речь. Пока Иеро еще не понимал причины своего беспокойства, но он привык доверять инстинкту. Однако его чуткие животные, лорс и медведь, казалось, ничего не замечали.

Тем не менее, когда грянула беда, священник был готов принять на себя всю вину; он не предвидел подобного поворота событий. Действительно, враги расставили ловушку с большим тщанием!

Если бы Горм не начал выплясывать перед Клоцем; если бы девушка не послала мысленный сигнал, заявив, что медведь чует груду дохлой рыбы; если бы сам Иеро не расхохотался… Если бы, если бы, если бы!..

На первый взгляд, эта маленькая бухта выглядела совершенно пустой. За смутной пеленой тумана виднелись маленькие островки, теснившиеся к побережью, а на самом берегу торчали невысокие пригорки, заросшие кустарником и пальмами с мохнатыми стволами. Только мягкий шорох прибоя нарушал тишину раннего вечера. Иеро придержал лорса, какое-то сомнение промелькнуло в его голове.

Наконец он послал Клоца вперед, но медведь обогнал их, высоко задрав нос и нюхая воздух, как будто почуял какой-то мерзкий запах. Лучар, не подозревая об опасности, рассмеялась: поведение медведя выглядело таким забавным!..

Внезапно скалы и заросли кустарника извергли множество странных фигур. Орда покрытых шерстью лемутов, похожих на огромных обезьян, бросилась к путникам, стремясь обойти их с тыла. В ушах Иеро раздался дикий вибрирующий вой, хорошо знакомый ему по стычкам в северных чащобах. В лапах волосатые ревуны держали дубинки и длинные копья и угрожающе потрясали большими ножами.

Однако, как оказалось, это не было главной опасностью.

Из-за скалистого островка, лежавшего в сотне ярдов от берега, бесшумно выскользнуло длинное черное судно без мачты. На его палубе фигуры в капюшонах согнулись над блестящим металлическим механизмом, ствол которого был нацелен прямо на лорса и его всадников.

Священник отреагировал инстинктивно, с невероятной и почти бессознательной быстротой тренированного киллмена. Даже рефлексы животных, медведя и большого лорса, не могли сравниться с ним в скорости.

«Назад!» — последовал его приказ Клоцу и Горму; сжимая в руках метатель, он скатился с седла. Застывшая от неожиданности девушка сидела на своем обычном месте, крепко стиснув коленями шею лорса. Клоц, присев от усилия на задние ноги, резко повернулся и сделал гигантский скачок. Он был уже в пятидесяти ярдах, когда его хозяин рухнул на песок.

Иеро навел метатель на цель, и его палец уже лежал на спусковом крючке, когда оружие Нечистого выстрелило. Блеснул голубой огонь, и резкий запах озона наполнил воздух; священник ощутил страшный удар в грудь, и мгновенно возникший холод затопил его сознание.

Проваливаясь в темноту беспамятства, он подумал: «Так вот что означала Молния!»

Затем наступило небытие.

 Глава 6.

МЕРТВЫЙ ОСТРОВ

Он почувствовал боль, затем возникло ощущение движения. Он попытался приподняться, но что-то мешало сделать это. Наконец он понял, что лежит на спине на твердой поверхности, которая ритмично вздымается вверх и вниз.

Боль гнездилась в его груди, страшная боль, импульсы которой пронизывали все тело. Его правая рука была свободна, и он инстинктивно положил ее на грудь, пытаясь определить источник боли. Пальцы наткнулись на какой-то тяжелый предмет странной формы, ощупали его…

«Что-то не так,— подумал он с неосознанной тревогой,— здесь должен быть медальон… Мой медальон с крестом и мечом!»

Внезапно он понял, что его глаза открыты, но вокруг была полная — или почти полная — темнота. Когда он попытался усилием воли блокировать боль, память вернулась к нему.

Молния! Против него было использовано какое-то оружие, похожее на искусственную молнию. Это означало, что символ верно предостерегал его: он действительно был поражен ударом молнии, посланной с корабля Нечистого. И сейчас он, похоже, находился на этом самом корабле, покачивающемся на волнах. Ему не раз случалось плавать по озерам и рекам и на военных судах республики, и на купеческих парусниках; ощущение было точно таким же.

Боль все еще мучила его, но теперь она стала, по крайней мере, терпимой, и сознание работало нормально. Что за странный предмет устроился на груди? Его руки осторожно ощупали эту вещь, пока не наткнулись на прикрепленный к ней кожаный ремешок И тогда, сообразив, что произошло, Иеро вознес молчаливую благодарственную молитву. Вражеское оружие, электрическая стрела или что-то подобное, ударило прямо (или было направлено — кто знает промысел Божий?) в серебряный медальон, который являлся знаком его сана. И вот результат: расплавленная искореженная пластина серебра и живой человек, который в ином случае был бы давно мертв!

Его руки скользнули ниже, к животу, нащупав широкую полосу гладкого металла, крепко прижимавшую его к узкой койке. Теперь он слышал тихий плеск воды; он понял, что находится в трюме корабля, стоявшего на якоре.

32
{"b":"201191","o":1}