ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В первых лучах рассветного солнца маленький парусник медленно двигался к зеленой стене джунглей, подгоняемый легким бризом. Теперь до путников доносились щебет и крики бесчисленных птиц, обитавших под лесной кровлей.

На палубу вышла Лучар, уже одетая, готовая к высадке. Мельком взглянув на нее, Иеро совершил про себя краткую молитву. Это немного подбодрило его, хотя он продолжал ощущать нервное возбуждение. Рядом с ним стоял брат Альдо; закрыв глаза, старец глубоко вдыхал пряные ароматы леса.

Их корабль теперь находился на расстоянии сотни ярдов от побережья.

Внезапно Иеро стиснул рукав коричневого одеяния эливенера.

— Тут кто-то есть — создания, пришедшие с востока! И я не могу прощупать их мысли! Они находятся под ментальной защитой, но это что-то большое, похожее на корабль Нечистого, который ты уничтожил. Быстро же они пришли! — Вдруг он почувствовал сильную боль в сердце. Нечистому снова удалось обыграть его!

Альдо стремительно повернулся к капитану.

— Мастер Гимп, высади нас на берег, потом спрячь корабль и свою команду в зарослях. Торопись, или мы все погибнем! — Лицо эливенера стало застывшим, жестким, глаза горели неукротимым огнем.

Капитан разразился залпом команд, перемешанных с проклятиями. Три моряка бросились налаживать стрело-метную машину, а Блуто, одноглазый чернокожий боцман, встал к штурвалу. Мгновенно были подняты дополнительные паруса, ускорившие ход. «Морская дева», слегка зарываясь носом в волны, ринулась прямо к заросшему гигантскими деревьями берегу. Спустя несколько минут пришлось снова спускать паруса; корабль осторожно продвигался вперед среди зарослей и невысоких деревьев, растущих прямо из воды. Воздушные корни, лианы и ветви скрежетали вдоль бортов, цеплялись за такелаж; судно вздрагивало от многочисленных ударов о стволы деревьев, и люди на палубе с трудом держались на ногах. К счастью, воды здесь были достаточно глубокими и лишенными подводных скал; это обеспечило безопасный подход к земле.

Наконец под килем «Морской девы» заскрипел песок, бугшприт с резной фигуркой коснулся непроницаемой зеленой стены зарослей.

— Высаживаемся, все до одного! — раздалась зычная команда Гимпа. Капитан прекрасно владел собой; по-ви-

димому, неминуемые убытки не смущали старого авантюриста.

Группа самых крепких и отважных мореходов ринулась с судна на берег, вырубая топорами и тяжелыми мечами проход в зарослях. Ни одно существо, кроме крыс, насекомых и маленьких обезьян, не могло бы передвигаться в этом хаосе ветвей и листьев. Позади передового отряда сгрудилась остальная часть команды — все при оружии и навьюченные торопливо собранными припасами. Гимп и Блуто возглавляли моряков; брат Альдо, девушка и священник шли за ними вместе с животными. То и дело люди с тревогой оглядывались на море. И вот из-за дальнего мыса вынырнул корабль, которого они так страшились! Черный обтекаемый корпус скользил в миле от берега, белая пена вздымалась перед острым носом, орудие было нацелено в джунгли.

Бросив взгляд на море, Гимп схватил топор с широким лезвием и, растолкав своих людей, с яростью врубился в зеленую стену, мощными ударами рассекая лианы полуфутовой толщины. Остальные моряки тоже удвоили свои усилия. Брат Альдо заметил, что трое матросов еще стоят на корме у стрелометной машины, и велел им присоединиться к команде.

С корабля Нечистого, который мчался теперь подобно урагану, донеслись яростные вопли, затем на его носу сверкнуло пламя.

— Световая пушка! — выкрикнули Иеро и Лучар одновременно.

В сотне ярдов за кормой «Морской девы» из воды ударила вверх струя пара. Через мгновение пламя сверкнуло опять, раздался страшный грохот, и обернувшиеся в испуге моряки увидели огонь и клубы дыма на месте палубной надстройки.

«Морская дева» пылала. Пламя бушевало в центре судна, захватывая мачты, лизало паруса и канаты, бурый дым подымался в безоблачное утреннее небо. Сквозь дым и пар продолжали блистать молнии световой пушки, но они лишь пробивали дырку-другую в плотной массе растений и не могли поджечь сырой, напоенный влагой кустарник. Хотя корабль врагов подошел совсем близко, вряд ли суетившимся у орудия стрелкам удавалось что-нибудь различить, и вскоре обстрел прекратился. Черный корабль замер, покачиваясь на мелких волнах, пока множество зорких глаз с его палубы старалось проникнуть сквозь клубы дыма, окутавшие горящий парусник. Это было бесполезным занятием. Зеленая стена джунглей поглотила моряков и пассажиров «Морской девы», оказавшей последнюю услугу своей команде — ее пылающий остов закрыл прорубленную в зарослях просеку.

Спустя несколько минут на судне Нечистого вновь застучал двигатель, черный корабль развернулся и скользнул в открытое море.

Далеко от побережья, в глубоком склепе, расположенном под улицами, домами и башнями древней Нианы, закутанная в плащ фигура с возгласом досады отвернулась от пульта, переливавшегося сотнями разноцветных огоньков.

— Ну что, это и есть ваша хваленая оперативность? — прошипела тень в остроконечном капюшоне другой, стоявшей рядом,— Нечего сказать, Желтый круг показал Голубому свое умение! Придется мне потолковать со С'ди-гой, вашим мастером!

С'дана, глава Голубого круга, вышел из комнаты взбешенный; его холодная ярость неслась перед ним по коридору подобно морозному облаку. Все, кто попадался ему навстречу, отшатывались в сторону, вжимались в стены или прятались в узких поперечных туннелях. Но где-то в другом месте цитадели Нечистого уже были отданы новые приказы и посланы необходимые сигналы; союзники, слуги и адепты Желтого круга были готовы к дальнейшим действиям. Еще одна попытка закончилась неудачей, но охота продолжалась. И она будет идти до тех пор, пока в Темном братстве останется хотя бы один человек.

Бивак, который путники разбили этой ночью, прятался под балдахином огромных ветвей трех деревьев. Утомленные мореходы, непривычные к влажной духоте джунглей, с наступлением вечера пали духом. В сгущавшейся тьме окружавший их лес казался особенно враждебным, и страх наполнял сердца моряков, хотя Гимпу и Блуто еще удавалось поддерживать дисциплину. Два небольших костра чуть разгоняли мрак, освещая сидевших группами людей. Лагерь был обнесен невысокой изгородью, представлявшей скорее воображаемую, чем реальную защиту. Чудовищные стволы деревьев, высившихся вокруг, загадочные вопли и стоны в глубине джунглей, блестящие глаза неведомых тварей — все заставляло беглецов теснее жаться друг к другу и говорить почти что шепотом.

— Нам снова улыбнулась удача, мы сумели уйти живыми,— задумчиво промолвил Иеро. Он устроился в нескольких ярдах от огня, привалившись к стволу, полузакрыв глаза и вытянув ноги.

Уставшая Лучар лежала рядом, голова девушки покоилась на его коленях. Из-за огромного ствола доносилось сонное сопение медведя и фырканье большого лорса. Брата Альдо не было с ними; он исчез получасом раньше, сказав, что вернется к восходу луны.

Внезапно Горм встал и ткнулся холодным влажным носом в щеку Иеро; с минуту они прислушивались к шорохам и хаосу ментальных сигналов огромного леса, затем священник вскочил на ноги, потянувшись к копью. Остальные тоже в растерянности поднялись, сжимая свое оружие, такое жалкое и бесполезное против чудовищной мощи окружавших их джунглей. Где-то в глубине леса раздались жуткие, сотрясающие воздух звуки, яростный визг и рычание, перекрываемое трубным хриплым ревом, как будто бы там, во мраке, сошлись в смертельной схватке кошка неимоверных размеров и чудовищный бык. По сравнению со звуками, что издавала его глотка, рев Клоца казался младенческим хныканьем.

Шум сражения прекратился, оставив людей наполовину оглохшими. Обычный хор пронзительных воплей, шорохов и завываний вновь наполнил джунгли. Успокоенные моряки снова сели, придвинувшись ближе к кострам. Но священник все еще стоял, опираясь на копье, напряженно зондируя ночь, и Лучар с тревогой поглядывала на него.

61
{"b":"201191","o":1}