ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Впереди показались конюшни, и Иеро невольно прибавил шагу — нужно проведать Клоца и своего нового скакуна, хоппера-попрыгунчика Сеги.

Огромный лорс обрадованно терся об него носом, пока восхищенные грумы медленно и осторожно выводили его из стойла. Никто в Д'Алви не слышал о таком могучем рогатом звере, впечатляющая внешность которого поневоле внушала благоговение и страх, автоматически распространявшиеся и на его всадника. Прекрасно об этом зная, Иеро старался использовать любую возможность, чтобы покрасоваться на спине лорса перед толпой, собиравшейся при каждом их выезде на городские улицы.

Вслед за лорсом грумы вывели Сеги, при появлении которого Клоц громко заревел от ярости. Если бы огромному быку удалось как-нибудь оказаться с хоппером наедине, он бы непременно стер беднягу в порошок; созерцать своего хозяина на спине другого скакуна — такое зрелище отнюдь не тешило его самолюбия. Сеги, казалось, был хорошо осведомлен о чувствах, питаемых к нему Клоцем, и потому старался держаться подальше от своего бешеного компаньона.

Прыгуны являлись повсеместно используемыми в королевской гвардии верховыми животными — еще одна удачная находка взбесившейся эволюции. Смышленые и дружелюбные, они отлично заменили исчезнувших лошадей. Сеги, усевшись на свои мускулистые задние лапы и похожий на подушку короткий пушистый хвост, принялся охорашиваться. Его маленькие передние лапки усердно приглаживали густой мех на груди и на животе, а огромные вытянутые уши забавно поворачивались то в одну, то в другую сторону. Наконец Сеги оказался удовлетворен своим внешним видом; он последний раз провел лапами по белому брюшку и выпрямился во весь рост — лучший скакун королевства, свадебный подарок короля Даниэла своему зятю.

Иеро ничего не знал о возможных предках хопперов, что не мешало ему наслаждаться ощущением полета, возникающим при скачке на этом животном. С большим энтузиазмом он принялся изучать всевозможные приемы езды на прыгунах, которые являли собой фантастическое зрелище для любого хоть сколько-нибудь знакомого с кавалерией человека. Сбруя Сеги состояла из уздечки и тяжелого седла почти прямоугольных очертаний, крепившегося на спине с помощью широкого прочного ремня. Вместо стремян нош всадника вставлялись в жесткие кожаные футляры, свисающие по бокам седла и стянутые еще одним ремнем поменьше, который, очевидно, заменял подпругу. Поначалу Иеро с трудом удавалось высвобождаться изо всей этой кожаной упряжи, но после нескольких недель серьезных упражнений он смог в полной мере оценить предназначение этих неудобных на первый взгляд футляров и высокой спинки седла.

Все дело в том, что самый обычный хоппер — а Сеги все-таки являлся одним из лучших — прыгает с места на расстояние не менее пятнадцати ярдов, и, чтобы удержаться у него на спине, нужно быть экипированным по всем правилам. Кроме того, можно отрабатывать прыжки не только в длину, но и в высоту, при этом хвост хоппера служит отличным рулем. При скачке «в полный мах» такой длинноухий жеребец движется гигантскими прыжками и с головокружительной скоростью. Священник не раз, затаив дыхание, наблюдал за тренировками эскадрона королевских кавалеристов. Двигаясь слаженно, будто часовой механизм, всадники взлетали вверх, перегруппировывались в воздухе и опускались на землю все в том же идеальном порядке, нигде не нарушив рядов и не поломав строя. А потом — снова вверх, не задерживаясь ни на секунду, пока маленький медный рожок не протрубит остановку. Грозные пики кавалеристов то легко покачивались в салюте, то вдруг стремительно, одним плавным движением, брались на изготовку. И поэтому, будучи сам столь же превосходным воином, Иеро не мог не восхищаться искусством езды и слаженностью маневров солдат Даниэла. Да, имея соединение таких всадников в качестве легкой кавалерии, да еще в придачу батальон поддержки, состоящий из опытных киллменов на огромных лорсах, можно было, ничего не опасаясь, лезть в любые джунгли!

Так что в конюшнях он бы с радостью пропадал днями и ночами, не будь у него множества других забот, также требовавших времени. Но пару часов в день Иеро обязательно проводил на тренировочной площадке, усердно занимаясь под руководством опытного сержанта. Правда, этим занятиям зачастую мешал Клоц — его отнюдь не приводил в восторг вид того, как его хозяин, устроившись на спине Сеги, выписывает в воздухе изящные пируэты.

Скорость, с которой их новый принц ухитрился приноровиться к своему скакуну, одновременно и удивляла и радовала его инструкторов.

Конечно, они не могли знать, что бесконечные часы утомительных тренировок ему заменяет прочный телепатический контроль над животным — Сеги, как и предполагал Иеро, оказался весьма смышленым в этом плане и прекрасно реагировал на мысленные команды. Однако и он не сразу притерпелся к своему малоопытному седоку.

Покончив с занятиями, Иеро обычно выезжал куда-нибудь верхом на Клоце, стараясь обязательно проехать по городским улицам. Задавая огромное количество вопросов и чутко прислушиваясь к мысленной реакции своих собеседников, он ухитрился собрать массу полезной информации о стране, в которой теперь ему предстояло жить. Он также предпринял небольшое путешествие на побережье, чтобы насладиться незабываемым зрелищем покрытого белыми барашками волн Лантического океана; тихо шурша, они накатывались на пустынный пляж, окаймленный невысокими зелеными холмами. Ему в голову пришла мысль, что, возможно, он первый, кому довелось увидеть и великий океан востока, и не менее великий западный океан. Где-то там, за этой непреодолимой водной гладью, лежала легендарная Европа — колыбель человеческой цивилизации и праматерь истинной Церкви, уже несколько тысячелетий оторванная от своих детей, обитающих на далеком американском континенте.

Иеро ритмично покачивался на широкой спине Клоца, пока его скакун, несмотря на эскорт из четверых охранников на прыгунах, с трудом прокладывал себе путь по запруженной народом улице. Завидев принца, люди стаскивали головные уборы и почтительно кланялись.

Он и в самом деле выглядел как принц — разодетый в багряно-красный шелковый жилет и такого же цвета килт с золотым шитьем, обутый в мягкие кожаные сапожки и теребящий в руках изящного покроя перчатки для верховой езды. Любимый короткий меч Иеро, как обычно, висел за спиной, но только теперь уже на отличном кожаном ремне с огромной золотой пряжкой. И довершала этот великолепный наряд небольшая золотая корона, поместившаяся поверх маленькой шапочки, кокетливо сидевшей на голове священника. К шапочке крепилось белоснежное перо дикой цапли, заколотое усыпанной бриллиантами брошью редкостной красоты. Жителям королевства нравились яркие цвета его одежд, а в особенности слухи о невероятных приключениях принца на севере, уже давно ходившие по всему городу.

Галантно раскланиваясь в ответ на приветствия толпы, Иеро, забросив свой ментальный щуп, пытался определить, за чьей белозубо улыбающейся физиономией, на каком балконе, готовом рухнуть под кучей восторженно вопящих горожан, за каким распахнутым настежь окном могут скрываться сейчас его недруги. Священник нисколько не сомневался в том, что они прячутся где-то здесь и еще более опасны из-за того, что не видны. Легонько пробежавшись по мыслям окружающих его людей, Иеро, как и предполагалось, не уловил и тени недовольства по отношению к своей персоне, за исключением мыслишек уличных попрошаек и некоторых представителей благородного сословия. Ну что ж, все так должно быть…

«Куда же они подевались, малыш? — обратился он к Кло-цу, осторожно переступавшему по булыжникам древней мостовой, покрытой скользкими и вполне свежими на вид помоями,— Ведь они здесь, приятель, уж это точно! Как нам найти их, как выкурить из нор, пока они не окрепли и не добрались до нас первыми?»

Хохочущая, едва одетая девица выкрикнула какую-то шутку насчет скорого появления наследника трона, и Иеро, остановив своего скакуна, пожал плечами. Люди вокруг просто ревели от хохота. И все-таки даже в столь гостеприимной обстановке он ни на секунду не позволял себе утратить бдительность. Да, его враг умен, но все совершают ошибки! И если внимательно наблюдать за происходящим и не расслабляться, если Лучар, как он учил ее, станет делать то же самое, то рано или поздно противник допустит оплошность и обнаружит себя. Именно так все и кончится!

86
{"b":"201191","o":1}