ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда Ф'лар догнал Лессу, на губах ее блуждала усмешка, глаза искрились весельем.

— Вот взяли и полетели плавать! — прокомментировала она, обнимая Ф'лара рукой за талию.

— А мы тут должны трудиться, да? — Ф'лар скорчил гримасу притворного недовольства, потом притянул Лессу к себе, и они зашагали навстречу кузнецу.

— Вы прибыли вовремя, — сообщил Терри, вежливо поклонившись; рот его растянулся до ушей в улыбке.

Ф'лар поздоровался, потом кивнул головой в сторону ближайшего строения:

— Фандарел уже кончил возиться с дальновидящими стеклами?

— Не совсем. — На усталом лице Терри мелькнула усмешка. — Но в эту ночь его нельзя было даже силой оторвать от работы.

Лесса рассмеялась, но кузнец внезапно стал серьезным:

— Я не преувеличиваю, правда... Когда смотришь в приближа-тель... Знаете, это может очаровать или напугать кого угодно. Вансор был просто потрясен. Он бредил потом всю ночь, плакал и говорил, что чувствует себя слепым...

Когда они приблизились к дверям небольшого здания, Терри повернулся к Ф'лару; он выглядел смущенным.

— Я хочу сказать тебе... я ужасно себя чувствую из-за этой истории с Ф'нором. Лучше бы я сразу отдал им этот проклятый кинжал... но он предназначался в качестве свадебного подарка от лорда Ларада лорду Асгенару, и я просто не мог...

— Ты был прав, — ответил Ф'лар, ободряюще похлопав кузнеца по плечу.

— И все же, если бы я уступил...

— Если бы небеса упали, мы не беспокоились бы о Нитях. — Тон Лессы был столь резок, что Терри сразу же прекратил свои извинения.

Здание мастерской, снаружи выглядевшее двухэтажным — если судить по расположению окон, — в действительности состояло из одного большого зала. В его противоположных концах находились два очага; у дальнего притулился маленький кузнечный горн.

Стены, сложенные из черного камня, были отполированы так тщательно, что швы почти невозможно было разглядеть; на гладкой поверхности высечены чертежи и справочные таблицы. В центре зала возвышался длинный стол, на концах которого располагались глубокие лотки с песком. Посреди стола громоздилась куча пергаментных свитков, листов бумаги и причудливых инструментов. Фандарел, широко расставив ноги, набычившись, стоял напротив двери: руки сжимают широкий ремень, подбородок выпячен, брови нахмурены. Он с воинственным видом разглядывал набросок, сделанный мелом на черном камне стены.

— Эта штука должна быть связана с углом зрения, Вансор, — сердито пробормотал он, словно чертеж сопротивлялся его воле. — Вансор?

— Вансор в Промежутке, мастер, — негромко произнес Терри, указывая на человека, который спал под грудой шкур на топчане в углу комнаты.

Ф'лар не раз любопытствовал, где живет Фандарел, — ведь залы мастерских издавна предназначались только для работы. Обычный дом вряд ли был достаточно просторным обиталищем Для огромного мастера-кузнеца. Теперь Ф'лар вспомнил, что видел такие же топчаны во всех помещениях; несомненно, кузнец и многие его помощники ночевали прямо в мастерских. Что касается самого Фандарела, то он, вероятно, спал только тогда, когда валился с ног. Другой человек при таком образе жизни через полгода сгорел бы дотла, но мастер-кузнец не жаловался на здоровье.

Фандарел бросил взгляд на спящего, с сожалением хмыкнул и только тогда заметил Лессу и Ф'лара. Он кивнул госпоже Вейра, и его хмурое лицо расцвело в улыбке.

— Вы прибыли рановато, однако мне удалось кое-чего добиться с этим приближателем, — сообщил он, показывая на чертеж. Лесса и Ф'лар послушно взглянули на путаницу окружностей и прямых линий, изображенных на черной стене. — К сожалению, создание даже самых совершенных устройств зависит от слабого человеческого разума и тела... Я прошу извинения...

— Почему же? Утро только наступило, — ответил Ф'лар, придавая лицу самое строгое выражение. — Я подожду до ночи — прежде чем обвинить тебя в промедлении.

Терри попытался скрыть смех; он судорожно вздохнул и, прижав ко рту ладонь, разразился приглушенным кудахтаньем. Лесса вздрогнула — внезапно Фандарел тоже издал громоподобный хриплый рев, который, вероятно, заменял ему смех. Радостно рыча, он игриво шлепнул Ф'лара по плечу, едва не сломав ему лопатку, и выдавил:

— Меня... хрр-хрр... до ночи... в промедлении... — Он снова зашелся в приступе хохота.

— Этот человек сошел с ума, — с сожалением произнес Ф'лар, продолжая игру. — Видимо, мы возложили на него слишком много...

— Ерунда, — заметила Лесса, критически рассматривая корчившегося от смеха кузнеца. — Он просто давно не спал и, насколько я понимаю, забыл про еду. Не так ли, Терри?

Помощник мастера в затруднении устремил взгляд к потолку. Лесса покачала головой.

— Поднимай-ка ваших поваров. Даже он, — Лесса ткнула пальцем в согнувшегося пополам Фандарела, — не сможет работать, если хотя бы раз в неделю не набьет пищей бурдюк, который называет животом.

Это замечание доконало Терри, и он начал хохотать так, что на глазах выступили слезы. Лесса с сожалением посмотрела на него.

— Ладно, я разбужу их сама. Вы, мужчины, в таких делах совершенно бесполезны.

Она повернулась и шагнула к двери. Замотав головой, Терри придержал ее за руку и ткнул кнопку в основании квадратного ящика, висевшего на стене. Затем, вытерев глаза ладонью, он громким голосом велел принести завтрак для главного мастера и еще четырех человек.

— Что это? — удивленно спросил Ф'лар. Казалось, эта штука не может передать сообщение даже на длину руки — не то что в Телгар.

— О, громкоговоритель! Очень полезная вещь, если вы не умеете реветь, как наш мастер. — Терри ухмыльнулся. — Мы поставили их в каждом зале. Избавляет от лишней беготни.

— Как-нибудь я займусь им повнимательнее, и тогда мы получим возможность связываться с любой областью, — добавил глава кузнецов. Он помотал головой. — Конечно, человек должен иногда спать; но смех тоже хорошо очищает душу.

— Это и есть передатчик посланий, который ты собирался нам показать? — с некоторым сомнением спросил Ф'лар.

— Нет-нет, — заверил его Фандарел, почти с раздражением отмахиваясь от ящика. Он шагнул к столу и показал на сложное сооружение из витой проволоки и керамических сосудов: — Вот он!

Лессе и Ф'лару было трудно понять что-нибудь в этой загадочной мешанине.

— Тот ящик на стене кажется более полезным, — сказал наконец Ф'лар и протянул руку, чтобы коснуться пальцем жидкости в сосуде.

Кузнец сжал его запястье.

— Это обжигает кожу не хуже, чем чистая ашенотри, — предупредил он. — Собственно, здесь почти то же самое. Теперь погляди сюда. В этих трубках заключены полоски металла, цинк и медь в каждой; они погружены в серную кислоту, которая заставляет металлы вступать в химическую реакцию. В результате возникает некая сила... Некая форма движения, которую я назвал химической энергией. Ею можно управлять. Вот здесь, смотри. — Он положил ладонь на металлическую рукоятку, которая нависала над полоской тонкого серого материала, закрепленной в двух роликах. Кузнец нажал ручку. Устройство негромко загудело. Он постучал по рукоятке, и на медленно движущейся серой ленте появилась серия красных штрихов разной длины. — Видишь, это послание. Арфисты придумали код, чтобы передавать сообщения с помощью барабанов — различная частота и длительность звука для каждой буквы. Здесь то же самое. Немного практики — и ты сможешь читать эти знаки так же легко, как обычное письмо.

— Но я не вижу особого смысла, чтобы писать таким образом. — Ф'лар указал на ленту между роликов. — Ведь ты говорил мне...

— Да-да, конечно. Но когда я нажимаю на эту ручку, другие устройства в Кроме и Айгене воспроизводят такую же надпись.

— Пожалуй, это быстрее полета дракона, — с благоговением прошептала Лесса. — Что здесь сказано? И как получаются эти линии? — Она осторожно коснулась пальцем ленточки, и на серой поверхности появилось красное пятно.

Кузнец удовлетворенно хмыкнул.

— Такой материал изготовить нетрудно. Он легко реагирует даже со слабыми кислотными выделениями твоей кожи.

101
{"b":"201194","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости
Дьявол кроется в мелочах
Слон
Мистер
Рассуждения о методе. Начала философии. Страсти души (сборник)
Убийство Командора. Книга 1. Возникновение замысла
Эмоционально-образная терапия каждый день
Фауст. Сети сатаны
Финальная шестерка