ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Возможно, обида молодого Торика пройдет, если он запечат-лит огненную ящерицу. В определенном смысле он почувствует себя удовлетворенным... как и другие люди, которым удастся обзавестись файрами. А если эти крохотные существа смогут переносить послания через Промежуток... Каким благодеянием это станет для Перна! Каждому — огненная ящерица? Звучит почти как боевой клич! Ф'нор фыркнул, представив, как на это отреагируют Древние. Неплохая встряска для них! Он захихикал, отгоняя заманчивое видение — обиженное лицо Т'рона, меж пальцев которого проскользнул файр — к какому-нибудь сопливому мальчишке-поваренку, низкорожденному холдеру. Что может сильнее ударить по высокомерной замкнутости Древних? Но надо быть справедливым к ним... В юности они посвятили свою жизнь драконам — и сделали это с чистым сердцем. Они терпят холод и боль, они рискуют жизнью в бесконечных сражениях с врагом. Они бьются с Нитями не ради славы, но потому, что в этом их предназначение. И выбор, который они совершили в юности, всего лишь первый шаг нелегкого жизненного пути. Когда проходит молодой задор и человек мужает, он все больше и больше ценит жизнь.

Тут Ф'нор вспомнил, что упустил возможность обсудить с братом некоторые проблемы, касающиеся Брекки. Теперь Ф'лар, вероятно, уже вернулся в Бенден. Втайне он ругал себя за то, что явно лез в чужие дела. Зачем ему вмешиваться в жизнь Южного? У Т'бора и так хватает неприятностей. Но стоило ему представить сцену, которую закатит Килара, если Орт' догонит Вирент'у... Нет, во имя Первого Яйца, с этим невозможно смириться!

Беспокойство не покидало его в течение всего путешествия, хотя Кант' время от времени успокаивающе посвистывал. Однако когда долгий путь был закончен и коричневый, кружа в лучах послеполуденного солнца, стал опускаться к полянам Южного, Ф'нор не чувствовал утомления. Несколько всадников кормили своих зверей, и он спросил Кант'а, не голоден ли тот.

«Брекка хочет тебя видеть», — сообщил в ответ коричневый, приземляясь около своего вейра.

— Наверно, будет меня бранить, — заметил Ф'нор, погладив лоснящуюся шею своего зверя. Он отошел в сторону, наблюдая, как дракон блаженно растянулся в теплой пыли.

Гралл соскользнула по ремню, и Ф'нор снова водворил ящерицу на плечо. Она недовольно чирикнула, цепляясь коготками за толстую кожу, когда он быстрыми шагами направился к вейру Вирент'ы. Гралл не любила тряски, а кроме того, была голодна.

Когда Ф'нор шагнул через порог, Брекка кормила Берда, своего файра. Она улыбнулась, услышав щебет Гралл, и подтолкнула к Ф'нору блюдо с мясом.

— Я беспокоилась, что ты отправишься назад Промежутком.

— Кант' не позволил.

— Он прав. Как твоя рука?

— С ней все в порядке. Там нечего было делать.

— Я слышала. — Брекка нахмурилась. — Все только об этом и говорят. У меня такое чувство... — Она нерешительно запнулась.

— Продолжай, — попросил Ф'нор, присаживаясь к столу. — Что ты чувствуешь? — Внезапно он ощутил волнение. Может быть, Вирент'а готова подняться в полет? Обычно Брекка оставалась спокойной; она не искала ни выгод, ни тщеславного удовлетворения в соревновании с другими обитателями Вейра. Брекка колеблется... Брекка в неуверенности... Само по себе это было событием.

Словно подслушав его мысли, девушка покачала головой и сжала губы.

— Нет, ничего такого... ничего личного. Мне просто кажется, что все пошло наперекос, начало странным образом меняться...

— И тебя это беспокоит? Мне помнится, ты тоже хотела кое-что изменить раз-другой? Скажем, позволить девочке запечатлить боевого дракона... раздать холдерам огненных ящериц...

— Я говорила об изменении традиций. А сейчас идет речь о том, что обстановка ухудшается, становится нестабильной...

— И твои прежние заботы уже не кажутся столь важными, да? О, милая моя девочка. — Он с любовью посмотрел на нее, глубоко тронутый печалью, которая читалась в ясных глазах девушки. — Килара сильно тебе докучает?

Глаза Брекки сузились, но она покачала головой.

— Вспомни, ты можешь потребовать, чтобы в первом полете Придит'у сопровождали и другие бронзовые... из чужих Вейров. Скажем, Н'тон из Бендена и Б'дор из Исты могли бы...

Брекка отвернулась и яростно затрясла головой.

— Не подсовывай мне своих друзей! — резко сказала она. — Мне нравится в Южном, и я хочу здесь остаться!

— Хочешь? Да тебя здесь бессовестно эксплуатируют... и не только местные!

Девушка уставилась на Ф'нора, удивленная его возбужденным видом. На миг коричневому всаднику показалось, что он уловил ее мысли, но в следующий момент глаза Брекки стали непроницаемыми. Что она хотела скрыть? Ф'нор многое бы отдал, чтобы узнать это.

— И все равно я останусь здесь, — прошептала девушка, положив кусочек мяса в широко разинутый рот коричневого файра. — Я не боюсь тяжелой работы. И, пожалуйста, — губы ее дрогнули, — не пытайся отнять у меня хотя бы те крошечные радости, которые я себе придумываю...

— Придумываешь?

— Ш-ш-ш... Ты беспокоишь файров.

— Они это переживут. Вот с тобой, Брекка, что-то неладно. Ты заслуживаешь много большего, чем жизнь в далеком маленьком Вейре. Ты такая... такая хорошая, великодушная, трудолюбивая... о, клянусь Скорлупой! — Ф'нор в смущении замолк.

— Да, трудолюбивая, добрая, способная, честная — целый список достоинств, — с улыбкой продолжала Брекка. Она тихо вздохнула. — Я выучила эту молитву наизусть, Ф'нор. Не надо, мой друг; я знаю, кто я есть.

И столько горечи было в ее словах, что Ф'нор, заглянув в затуманившиеся зеленые глаза девушки, не выдержал. Отбросив сдержанность и проклиная свою бестактность, он перегнулся через стол и поцеловал Брекку в губы.

Ф'нор хотел только утешить ее и был совершенно не подготовлен к тому, какое действие невинный поцелуй окажет на Брекку — и на него самого. Снаружи, где-то далеко, раздался трубный рев Кант'а.

Не отрывая взгляда от девушки, Ф'нор медленно поднялся, обошел стол и сел рядом на скамью, обняв Брекку здоровой рукой. Ее головка упала на плечо всадника, и, наклонившись, он ощутил аромат и свежесть ее губ. Тело девушки было покорным и мягким, руки обвились вокруг шеи Ф'нора. Словно вверяя себя его защите, она прижалась к нему с такой доверчивостью, какой Ф'нор никогда не встречал у другой женщины. Да он и не вспоминал сейчас о других — пылких, очаровательных, дарящих ему наслаждение... То, что он испытывал сейчас, было совсем иным. Брекка... такая потрясающая жертвенность и невинность...

Ф'нор резко поднял голову, всматриваясь в глубину зеленых глаз.

— Ты никогда не спала с Т'бором. — Он просто констатировал факт. — Ты вообще не спала с мужчиной.

Она спрятала лицо у него на плече, тело ее напряглось. Нежно коснувшись волос девушки, Ф'нор заставил ее поднять голову.

— Зачем же ты нарочно давала понять, что между тобой и Т'бором...

Она слабо покачала головой из стороны в сторону; глаза ее больше ничего не скрывали, лицо стало печальным.

— Ты хотела, чтобы другие мужчины держались подальше, не так ли? — настойчиво спросил Ф'нор, слегка встряхнув ее. — Для кого ты себя берегла?

Он знал ответ раньше, чем она произнесла хотя бы слово, знал его, когда пальцы девушки коснулись его губ, призывая к молчанию. Но почему она так печальна? Ф'нор не мог этого понять. Конечно, он был слепым глупцом, но теперь...

— Я люблю тебя с того дня, когда мы впервые встретились. Ты был так добр к нам... растерянным, вырванным из родных холдов и мастерских... Нас собрали во время того Поиска ради Ви-рент'ы, и одной из нас суждено было стать ее всадницей. Кому? Кто мог тогда сказать? А ты... ты был Крылатым, сыном Вейра, высоким, красивым и добрым... Разве я знала тогда... — Брекка запнулась, и глаза ее наполнились слезами, — разве я знала, что только бронзовые драконы летают с королевами!

Ф'нор притянул девушку к груди, его губы касались мягких волос, дрожащие пальцы Брекки гладили его плечи.

— Милая, — сказал он, когда ее рыдания затихли, — так вот почему ты отказалась от Н'тона?

111
{"b":"201194","o":1}