ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В вышине затрубили драконы, и несколько десятков крылатых зверей начали по спирали спускаться к широкому полю, на котором приземлился Робинтон. Бронзовые, синие — о, даже пять золотых королев! Высадив пассажиров, большинство драконов опять взмыли в воздух, направляясь к нависавшим над холдом утесам.

Робинтон направился к хозяину Телгара, прежде чем вновь прибывшие поднялись по крутой дороге к воротам большого двора.

Ларад приветствовал арфиста с искренним радушием, скрывавшим глубокую внутреннюю тревогу. Беспокойство мелькало в голубых глазах лорда, когда он осматривал просторный двор. Лорд Телгара был представительным мужчиной, и его приятное лицо лишь отдаленно напоминало черты Килары, его единственной родной сестры. Очевидно, она полностью и безраздельно унаследовала родовую спесь. К счастью для Ларада, отметил Робинтон.

— Добро пожаловать, мастер Робинтон! Мы все с нетерпением ждем твоих веселых песен! — сказал Ларад, почтительно кланяясь арфисту.

— Наши мелодии будут соответствовать и времени, и событию, — ответил Робинтон, широко улыбаясь. До них долетели первые звуки музыки — в толпе гостей появились молодые арфисты.

Свист огромных крыльев, рассекающих воздух, заставил всех поднять глаза. Со стороны солнца летели драконы, их тени скользили по двору. На мгновение все разговоры затихли, затем возобновились с новой силой.

Робинтон шагнул вперед, приветствуя первую леди Ларада и его единственную любовь. Молодой лорд отличался постоянством и не приближал к себе других женщин. Затем арфист повернулся к жениху:

— Лорд Асгенар, прими мои поздравления. Леди Фамира, я желаю, чтобы счастью было тесно в твоем доме.

Девушка зарделась, бросив робкий взгляд на Асгенара. Глаза у нее были голубые, как у сводного брата. Она давно знала своего суженого. Ларад и Асгенар воспитывались вместе в Керуне, у лорда Кормана; правда, Ларад принял сан повелителя холда значительно раньше. Так что с этой свадьбой не возникало никаких проблем, хотя Конклав лордов должен был утвердить брак — ведь в будущем потомство этой молодой четы могло претендовать на Телгар или Лемос. Если человек был повелителем холда, он широко разбрасывал свое семя и впоследствии принимал сыновей в семью — в надежде, что один из них окажется приемлемой кандидатурой для Конклава, когда возникнет вопрос о наследовании. Мудрый властитель никогда не отказывался воспитывать детей других лордов и с охотой отдавал на воспитание своих сыновей. Подобные связи обеспечивали ему поддержку в Конклаве.

Робинтон лавировал в толпе, заполнившей двор. Он то прислушивался к разговорам, то вступал в беседу, роняя острое словцо или потешая гостей забавной историей. Между делом он подкрепился пригоршней колбасок и кружкой сидра; угощение было выставлено на длинных столах около кухни. Пир начнется только после захода солнца. Вначале лорды и владетели малых холдов соберут Конклав. Робинтон надеялся проникнуть туда с помощью Чада, телгарского мастера-арфиста. Наверняка там будут обсуждаться не только вопросы о слиянии кровных линий Телгара и Лемоса.

Он бродил по обширному двору, бдительный, настороженный, стараясь уловить и взвесить каждый нюанс, жест, взгляд, улыбку и тень раздражения на лице. Он мог наблюдать здесь весь Перн — Перн, состоящий из множества групп, объединявших людей либо по месту обитания, либо по профессиональной принадлежности и рангу. Внезапно он понял, что в пестрой толпе нет ни Фандарела, ни Терри — и вообще ни одного человека из цеха кузнецов. Это удивило Робинтона. Закончил ли Фандарел свой прибор для передачи сообщений? Арфист бросил взгляд на склон горы — там, как ему описывали, должна была идти линия столбов. Но он ничего не увидел. В задумчивости он прикусил нижнюю губу.

С высот, нависших над холдом, раздался трубный клич драконов. Робинтон усмехнулся. Что за звуки! Если бы он мог договориться с этими зверями — какой дивный аккомпанемент получился бы к его новой балладе!

— Досточтимый мастер, ты видел Ф'лара или Фандарела? — К арфисту подошел Лайтол, придерживая за локоть юного лорда Джексома.

— Еще нет.

Лайтол нахмурился и, обратившись к мальчику, сказал, что ему не мешало бы познакомиться с благородными юношами Телгара. Затем управляющий отвел Робинтона подальше от толпы гостей.

— Как ты думаешь, какое впечатление на лордов произведет Мерон Наболский?

— Впечатление? — Робинтон насмешливо фыркнул. — Я полагаю, его просто проигнорируют... Не то чтобы его мнение ничего не значило для Конклава, но...

— Речь не об этом. Я имел в виду огненных ящериц, которых он раздобыл... — Лайтол остановился и пристально посмотрел на арфиста. — Так ты ничего не слышал? Вчера в Руат прибыл посланец — он направлялся в Форт-холд и в мастерскую арфистов.

— Может быть, он еще не прибыл... А разве его новости не являются секретом?

— Для меня — нет. Кажется, я внушил ему доверие.

— Огненные ящерицы... гм-м... Когда-то я потратил много дней, пытаясь поймать файра. Конечно, ничего не вышло. И, пожалуй, я никогда не слыхал, чтобы это кому-нибудь удалось. Что за хитрость придумал Мерон?

Лайтол скривил губы, веко его начало подергиваться.

— Их можно запечатлить. В старину ходили слухи, что огненные ящерицы — предки драконов.

— И Мерон Наболский запечатлил одну из них?

Лайтол невесело усмехнулся:

— Трудно поверить, да? Если это правда, то файры проявили прискорбное отсутствие вкуса... Но можно быть уверенным в одном — Мерон не стал бы тратить время на ящериц, если бы не рассчитывал извлечь какую-то пользу для себя.

Робинтон призадумался над этим утверждением, затем пожал плечами.

— Не думаю, что эта история представляет большой интерес. Но каким образом файры попали в Набол? И как удалось их запечатлить? Я думал, что подобное свойство присуще только драконам.

— То, как он заполучил файров, беспокоит меня больше всего, — сердито сказал Лайтол. — Эта Килара, из Южного Вейра, принесла ему целую кладку. Конечно, они потеряли почти всех вылупившихся ящериц, но те, что выжили, произвели в Наболе настоящий переполох. Посланец видел одну, и, когда парень рассказывал о ней, глаза его сверкали. «Настоящий маленький дракон» — так он сказал, и я понял, что ему не терпится попытать счастья на песчаных пляжах Южного Болла или Форта.

— Настоящий маленький дракон... Ха! — Робинтон начинал понимать, что может произойти. И ситуация ему совершенно не понравилась.

Не было на Перне мальчишки, который не мечтал бы пройти обряд Запечатления и стать одним из Крылатых. Получить власть над огромным существом, способным почти мгновенно очутиться в любом месте планеты и защитить всадника своим огненным дыханием от любого врага... Лишь немногие представляли истинную суть этой связи — как и то, что драконы применяли огонь только против Нитей и никогда не трогали людей. В отличие от суровой реальности жизнь в пещерах Вейра представлялась полной очарования; всадники не гнули спину на полях и в мастерских, они были высокими, сильными, носили великолепные кожаные одежды и казались высшими существами. Только те юноши, которые принадлежали к благородным семьям, имели шанс стать лордами, повелителями холдов. Но всегда была возможность, что однажды всадники выберут тебя и отвезут в Вейр для Запечатления... Эта надежда жила в поколениях... и поколения мальчишек тщетно пытались поймать огненную ящерицу, символ их мечты.

И теперь «настоящий маленький дракон» находится в руках пронырливого, скрытного, вечно недовольного типа — проклятого Мерона Наболского, ненавидящего всадников... Да, это могло создать затруднения для Ф'лара... Как минимум затруднения! В худшем случае могли обрушиться все планы, связанные с сегодняшним торжеством.

— Ну, если Килара привезла яйца файров в Набол, то Ф'лар должен знать об этом, — сказал арфист обеспокоенному Лайтолу. — Он присматривает за этой женщиной.

Лайтол хмуро глянул из-под нависших бровей:

— Надеюсь, что так. Мерон Наболский не упустит случая преподнести Ф'лару неприятный сюрприз... Где же Ф'лар?

115
{"b":"201194","o":1}