ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Успокоенные властным тоном повитухи, женщины прекратили бестолковые причитания и бросились выполнять приказы.

Если он останется живым... Слова эхом отдались в голове Лессы. И если он выживет, чтобы стать лордом Руата... Ребенок Фэкса? Это не входило в ее планы — хотя...

Леди Гемма машинально стиснула пальцы Лессы, и та, полная невольного сочувствия, крепко пожала руку роженицы в ответ.

— Она истекает кровью, — пробормотала повитуха. — Принесите еще тряпок.

Женщины снова невнятно запричитали, но отдельные фразы все-таки можно было разобрать:

— Не стоило заставлять ее ехать так далеко...

— Они оба умрут... И она, и ребенок...

— О, кровь, слишком много крови!

«Слишком много крови, — подумала Лесса. — Мне не за что на нее сердиться. Ребенок появится на свет слишком рано... Он не выживет... — Она взглянула на искаженное страданием лицо, окровавленную нижнюю губу. — Но сейчас она не кричит... Почему же она застонала тогда?» Гнев охватил Лессу; леди Гемма, по непонятной причине, намеренно отвлекла Фэкса в самый критический момент... Она в ярости стиснула запястье женщины, словно собиралась сломать ей руку.

Внезапная боль вырвала леди Гемму из полузабытья, нарушаемого лишь сотрясавшими ее схватками, повторявшимися все чаще и чаще. Моргая — пот заливал ей глаза, — она с отчаянием посмотрела в лицо Лессы.

— Что я тебе сделала? — произнесла она, задыхаясь.

— Сделала? Руат был почти в моих руках, когда ты вскрикнула — вскрикнула нарочно! — с холодной яростью прошептала Лесса, склонившись так низко, что даже повитуха у изножия кровати не могла слышать ее. Гнев туманил ей голову; казалось, она потеряла всякую осторожность. Но вряд ли это было важно — роженица находилась на пороге смерти.

Глаза леди Геммы расширились.

— Но всадник... бронзовый всадник... Нельзя допустить... чтобы Фэкс убил его... Их так мало, бронзовых всадников... Они все нужны нам... И старые истории... о звезде... звезда... — Она не смогла договорить, сильнейшая схватка сотрясла ее тело. Тяжелые кольца на пальцах больно впились в руки Лессы, когда умирающая судорожно уцепилась за девушку.

— О чем ты? — спросила Лесса хриплым шепотом.

Но женщина испытывала такие страдания, что едва могла дышать. Глаза ее, казалось, вылезали из орбит, тонкие бескровные губы искривились. Лесса почувствовала, как древний женский инстинкт оживает в ней самой; несмотря ни на что, она жаждала облегчить муки несчастной, смирить нарастающую боль. Однако в ушах продолжали звучать слова Геммы. Значит, Гемма спасала не Фэкса, а всадника? Звезда... Она имела в виду Алую Звезду? И что за старые истории, о которых она упомянула?

Повитуха, прижав ладони к животу Геммы, давила на него, выкрикивая советы обезумевшей от боли роженице. Вдруг тело женщины конвульсивно содрогнулось; Лесса попыталась удержать ее, но леди Гемма широко раскрыла глаза и улыбнулась с непонятным облегчением. Потом она рухнула на руки Лессы и затихла.

— Она умерла! — взвизгнула одна из женщин и выскочила из комнаты. Ее голос долгим эхом прокатился по анфиладе каменных покоев: — Умерла... ла... ла... ла-а... — дрлетело до потрясенных женщин, столпившихся у кровати.

Лесса опустила леди Гемму на постель, с удивлением гладя на странную торжествующую улыбку, застывшую на ее лице. Девушка отступила в тень; печаль и сожаление терзали ее сердце. Она никогда не колебалась раньше, стараясь дотла разорить Руат и нанести вред Фэксу, но теперь она трепетала от раскаяния. Жажда мести ослепила ее; она забыла, что и другие могли оказаться во власти ненавистного Фэкса. Одной из жертв была леди Гемма, и эта женщина перенесла гораздо больше унижений и жестоких обид, чем сама Лесса. Но она, Лесса, не поняла этого; она выплеснула свой гнев на женщину, которая заслуживала уважения и жалости.

Лесса встряхнула головой, чтобы рассеять переполнявшее ее ощущение трагической безысходности. Но у нее не было времени для сожалений и раскаяния. Не сейчас. Фэкс в Руате, в ее холде, и он не должен уйти отсюда живым. Она прикончит его, отомстит не только за себя, но и расквитается с ним за зло, причиненное Гемме.

Это нужно сделать. И у нее теперь есть средство. Ребенок... Да, ребенок! Она скажет, что младенец жив. Что родился мальчик. Всаднику придется сражаться. Он слышал и засвидетельствовал клятву Фэкса.

Она торопливо шла по пустынным коридорам, ведущим в главный зал, и на губах ее змеилась улыбка. Но улыбка Лессы не походила на ту, что застыла на лице мертвой женщины, лежащей в одном из верхних покоев.

Она едва не ворвалась в главный зал, но вдруг поняла, что в предвкушении триумфа почти утратила контроль над собой. Лесса остановилась у входа и глубоко вдохнула теплый, чуть влажно-ватый воздух. Потом ссутулилась, вновь становясь неприметной служанкой, и вошла в зал.

Вестница смерти всхлипывала, распростершись у ног Фэкса.

Лесса скрипнула зубами от внезапно накатившей на нее волны ненависти. Этот выродок добился своего: леди Гемма умерла, давая жизнь его семени. Он был доволен — и уже успел послать за своей новой фавориткой. Несомненно, чтобы объявить ее госпожой.

— Ребенок жив! — закричала Лесса голосом, искаженным от гнева и ненависти. — Он жив! Родился мальчик!

Фэкс вскочил, отпихнув ногой плачущую женщину, и злобно уставился на Лессу.

— Ребенок жив. Это мальчик, — повторила она, успокаиваясь. Ярость, охватившая Фэкса, развеселила ее. — У Руата новый повелитель!

Снаружи донесся рев драконов.

Лицо Фэкса налилось кровью. Внезапно он бросился к лестнице, выкрикивая проклятья. Прежде чем Лесса успела увернуться, тяжелый кулак опустился на ее голову. Она упала, скатилась по ступеням на каменный пол и замерла грудой грязных лохмотьев.

— Остановись, Фэкс! — Голос Ф'лара прорезал тишину в тот самый момент, когда лорд Плоскогорья занес ногу, намереваясь ударить бесчувственное тело.

Фэкс обернулся, пальцы его инстинктивно сомкнулись на рукояти кинжала.

— Услышано и засвидетельствовано, Фэкс! — произнес всадник, подняв руку в предостерегающем жесте. — Засвидетельствовано людьми Вейра! Ты обязан выполнить клятву!

— Засвидетельствовано? Людьми Вейра? — вскричал Фэкс и с издевкой рассмеялся. — Вейрским бабьем, ты хочешь сказать? — Он усмехнулся, небрежно указав на всадников.

На мгновение его ошеломила скорость, с которой в руке бронзового всадника появился клинок.

— Бабьем? — переспросил Ф'лар угрожающе мягким голосом.

Он двинулся на Фэкса; лезвие кинжала, описывающего плавные круги, засверкало в пламени светильников.

— Бабье! Паразиты Перна! Ваша власть кончилась! Кончилась навсегда! — проревел Фэкс и, прыгнув навстречу всаднику, принял боевую стойку.

Противники не замечали поднявшейся вокруг суеты. Их люди торопливо растаскивали столы, освобождая место для поединка. Ф'лар не рискнул оглянуться на тело служанки, но инстинкт и разум говорили ему, что именно она была источником силы. Он почувствовал это сразу же, стоило ей появиться в зале. Рев драконов подтвердил его предположение. Если она расшиблась насмерть... Он шагнул к Фэксу и тут же отпрянул в сторону, уклоняясь от свистящего клинка.

Ф'лар легко отразил первую атаку. Он прикинул, насколько далеко достает удар противника, и решил, что у него есть некоторое преимущество. Но не слишком большое, жестко напомнил он себе.

Фэкс имел гораздо больший опыт настоящих поединков — тех, что заканчиваются смертью противника, а не тренировочных схваток до первой крови. Ф'лар отметил, что ему следует избегать ближнего боя. Противник слишком массивен и крепок, чтобы в поединке с ним полагаться на грубую силу; тут главным оружием должно стать проворство.

Лорд сделал ложный выпад; Ф'лар отклонился назад. Разделенные шестью футами пространства, оба замерли в боевой стойке, слегка согнув широко расставленные ноги, крепко сжав кинжал правой рукой и держа левую наготове.

Фэкс начал атаку снова. Ф'лар позволил ему приблизиться на длину руки, скользнул вбок и нанес удар. Он почувствовал, как конец лезвия прорезал одежду, и услышал злобный вскрик Фэкса. Однако лорд передвигался быстрее, чем можно было ожидать от человека такого мощного сложения, и Ф'лару вновь пришлось уворачиваться. Клинок Фэкса скользнул по куртке из толстой кожи.

12
{"b":"201194","o":1}