ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Это был новый клинок, подарок Лессы. Стальное лезвие еще не коснулось ни мяса, ни хлеба, и теперь его окрестит человеческая кровь. Лишь смерть могла быть исходом этого поединка, от которого зависела судьба Перна.

Ф'лар пригнулся, стиснув пальцы на рукояти и слегка покачивая клинок, чтобы ощутить его балансировку. Слишком многое зависело теперь от этого ножа, что был на пол-ладони короче кинжала Т'рона. Вдобавок кожаная полетная куртка была гораздо лучшей защитой, чем легкая праздничная одежда Ф'лара. Глаза предводителя Бендена впились в лицо противника. Он ощущал тепло солнечных лучей на затылке, шероховатость камней под ногами и повисшую над огромным дворцом напряженную, тяжелую тишину, чувствовал аромат цветущих лоз, которыми были увиты стены, запах пищи, пота... и страха.

С легкостью и быстротой, поразительной для его возраста и размеров, Т'рон снова ринулся вперед. Ф'лар дал ему приблизиться, спокойно наблюдая, как противник скользящим движением обходит его слева, пытаясь вывести из равновесия серией ложных выпадов. Нехитрая тактика. Он почувствовал облегчение. Если это все, на что способен Т'рон...

Через миг Древний был рядом. Со сверхъестественной скоростью он перебросил нож в левую руку — так быстро, что за этим движением невозможно было уследить. Его правая ладонь взметнулась, затем опустилась в рубящем ударе, парализовавшем запястье Ф'лара, когда бенденец отпрянул назад, чтобы избежать острого, почти в локоть длиной, клинка. Он попятился, его рука онемела, сознание смертельной опасности окатило его ледяным водопадом.

Как показалось Ф'лару, для человека, ослепленного яростью, Т'рон слишком хорошо контролировал движения. Чего он добивался? Почему затеял ссору — здесь и в такое время? Зачем, намеренно играя словами, пытался втянуть Ф'лара в схватку? Ведь ни Д'рам, ни Г'нариш не были обижены, когда вождь Бендена предложил им помощь. Значит, Т'рон хотел этого поединка. Но почему?

Внезапно Ф'лар понял все! Предводителю Форта уже известно о преступной небрежности Т'кула, и он понимает, что остальные вожди Древних Вейров не захотят замять дело. Во всяком случае, до тех пор, пока в Совет входит Ф'лар Бенденский, который, конечно, потребует заменить предводителя Вейра Плоскогорье. Если сейчас Т'рон убьет Ф'лара, то сможет навязать свою волю остальным. К тому же с гибелью Ф'лара лорды потеряют сильного заступника; и Вейры, как в глубокой древности, опять станут безраздельно властвовать над холдами и мастерскими.

Т'рон надвигался, готовый атаковать. Ф'лар отступал, глаза его были прикованы к груди противника, туго обтянутой кожаной курткой. Не к лицу, не к руке, сжимавшей нож, — к груди! Здесь находится точка, выдающая намерения врага — надо только уметь видеть! Слова старого К'гана, погибшего семь Оборотов назад, К'гана, обучавшего юных всадников Бендена, всплыли в памяти Ф'лара. Да, К'ган был хорошим инструктором... Но мог ли он вообразить, что преподанное им искусство защитит вождя Вейра в схватке с другим вождем — во имя спасения Перна?

Ф'лар резко вздернул голову, прогоняя непрошеные мысли. Предаваться воспоминаниям — не лучший способ выжить в поединке.

Вдруг Т'рон сделал стремительный выпад; бенденец почти рефлекторно отпрянул назад, уклоняясь от сверкающего лезвия. Вздох пронесся по рядам зрителей, когда послышался треск разрезаемой ткани. Ф'лар ощутил острую боль в животе — такую внезапную, резкую, что вначале ему показалось, будто клинок Т'рона оставил лишь царапину. Однако в следующий миг его затопила волна дурноты.

— Неплохой удар, Т'рон. Но ты действовал слишком медленно, — услыхал Ф'лар собственный голос, чувствуя, как губы его растягиваются в недоброй усмешке. Он пригнулся, отметив, что кожаный пояс по-прежнему стягивает его талию — лишь клок ткани, свисавший над ремнем, трепетал в такт дыханию.

Т'рон недоверчиво уставился на противника. Взгляд его скользнул по фигуре Ф'лара, задержавшись на клочке ткани; затем он посмотрел на лезвие своего ножа. Оно было чистым, незапятнанным. Т'рон ударил снова, но судорога раздражения, мелькнувшая на его лице, подсказала Ф'лару, что вождь Форта разочарован провалом атаки. Он рассчитывал нанести противнику серьезную рану.

Ф'лар шагнул в сторону, с презрительным безразличием избежав сверкнувшего рядом клинка, и ответил серией молниеносных ложных выпадов, проверяя прочность обороны Древнего. Он не сомневался, что с Т'роном нужно кончать быстро; нараставшая в животе боль подсказывала, что у него осталось не так много времени.

— Да, Древний, — насмешливо произнес Ф'лар, стараясь, чтобы учащенное дыхание не выдало его, — дела Исты и Айгена касаются Бенден-Вейра. Как и дела холдов Набол, Телгар, Кром и других. Потому что всадники Бендена не забыли, что Нити сжигают все и всех — и рожденных в Вейрах, и простых холдеров. Запомни, Древний: если Бенден-Вейру придется встать против Нитей одному, он не станет колебаться.

Он бросился к Т'рону и нанес удар в грудь, молясь, чтобы лезвие ножа оказалось достаточно острым, — проколоть ороговевшую кожу куртки было нелегко. Усилие вызвало новую волну боли. Отскочив назад, Ф'лар глубоко вздохнул и, глядя в потное, налившееся кровью лицо вождя Форта, заставил себя усмехнуться.

— Ты тянешь время, Т'рон, не так ли? Не спешишь прикончить меня? Конечно, с Нитями иметь дело опасней.

Т'рон с яростью выдохнул воздух. Он приближался, опустив руку с клинком, с явным намерением нанести удар снизу вверх. Ф'лар отступал — слегка согнувшись, готовый отразить выпад. Кожа под ребрами стала влажной. Что это — пот, кровь? Если Т'рон заметит...

— Ну что, Т'рон, утомился? Слишком плотно поел или начинает сказываться легкая жизнь? А может быть — возраст? Ведь к твоим сорока пяти Оборотам нужно добавить еще четыре сотни. Кажется, ты уже не способен двигаться побыстрее...

Из горла Т'рона вырвалось рычание. На мгновение он обрел прежнюю быстроту и рванулся вперед, нацелившись клинком в горло Ф'лара. Рука бенденца с зажатым в ней ножом обрушилась сверху на запястье противника, парируя удар; затем кончик лезвия задел шею. Т'рона — там, где над воротом белела полоска кожи. В вышине раздался пронзительный крик дракона. В толпе послышались возбужденные выкрики. В следующий миг Ф'лар содрогнулся от боли — кулак предводителя Форта врезался ему в живот. Он отбил удар Древнего и с неожиданным приливом энергии скользнул в сторону, уклонившись от сверкающего клинка. Затем, сжав обеими руками свой нож, Ф'лар сделал стремительный выпад. Лезвие проткнуло толстую куртку; он давил на рукоятку, пока не почувствовал, что клинок прошел меж ребер противника.

Ф'лар, покачнувшись, отступил назад. Он видел, как Т'рон зашатался, глаза его выкатились от боли, губы беззвучно шевелились, рукоятка ножа, искрившаяся драгоценными камнями, торчала в боку. Вождь Форта тяжело упал на колени, затем медленно осел на каменные плиты двора.

Ф'лару показалось, что эта сцена растянулась на часы. Судорожный вздох вырвался из его горла, отдавшись болью в груди; он пытался удержаться на ногах — сейчас он не мог, не должен был терять сознание.

— Бенден моложе, и это время — наше время, Форт! — прохрипел он. Потом повернулся лицом к толпе, глаза и разинутые в крике рты плыли перед ним, как в тумане. — Но Нити падают на Айген! Нити падают!

Ф'лар шагнул к распростертому на камнях телу. Внезапно он сообразил, что не может идти в бой в рваном и слишком легком платье. На Т'роне была кожаная куртка... Он с трудом опустился на колено и дернул пряжку поясного ремня, не обращая внимания на кровь, что сочилась из-под клинка.

Позади кто-то вскрикнул, тонкие пальцы уцепились за его локоть. Мардра.

— Ты убил его! Чего ты хочешь еще? Оставь его в покое!

Нахмурившись, Ф'лар посмотрел на женщину.

— Т'рон жив. Ведь Фидрант' не ушел в Промежуток!

Вдруг ему стало легче: все же на этот раз он не убил человека.

— Эй, кто-нибудь, дайте вина! И позовите врача!

Он расстегнул пряжку и освободил правый рукав, когда чьи-то руки начали помогать ему.

120
{"b":"201194","o":1}