ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Потом он заметил крохотную фигурку около ворот. Лесса! Он велел Мнемент'у спускаться.

«Пора!» — заметил бронзовый.

Ф'лар погладил гибкую шею. Зверь прекрасно понимал, почему они так долго парили в вышине. Человеку нужно время, чтобы привести свои мысли в порядок — перед тем как окунуться в царившую на земле суету.

Мнемент' плавно опустился на покрытый травой луг. Зверь изогнул шею, и огромные сверкающие глаза уставились на всадника.

— Не беспокойся обо мне, — с любовью и благодарностью шепнул Ф'лар, спрыгивая на мягкую почву. Дракон выдохнул, и Ф'лара окутал запах дыма — хотя в этом сражении они потратили совсем немного огненного камня. — Ты не голоден?

«Еще нет. И этой ночью на лугах Телгара будет достаточно пищи для всех». Бронзовый расправил крылья и взмыл к нависшим над холдом утесам, где восседали драконы. Их четкие силуэты вырисовывались на фоне темнеющего неба; глаза, сверкающие подобно драгоценным камням, следили за начинавшимся внизу празднеством.

Ф'лар громко расхохотался; замечание дракона позабавило его. Действительно, на этот раз Ларад не пожалел ничего, хотя количество гостей увеличилось вчетверо. Кладовые холда стремительно опустошались, но, пожалуй, Телгар не рухнет от такой щедрости.

Лесса приближалась к нему так медленно, что он забеспокоился — неужели еще что-то случилось в его отсутствие? В темноте Ф'лар не мог видеть ее лица, но когда между ними остался один шаг, он понял, что ей не хотелось нарушать его раздумья. Прохладная ладонь Лессы нежно коснулась его щеки, тонкие пальцы задержались на свежем рубце от удара Нити. Она не позволила ему наклониться, чтобы поцеловать ее.

— Идем, любимый. Я приготовила чистую одежду и бинты для перевязки.

— Мнемент' что-нибудь наговорил тебе?

Лесса кивнула — с необычной для нее мягкостью.

— Что-то плохое?

— Нет, — заверила она Ф'лара, улыбнувшись. — Рамот'а сказала, что ты задумался... и лучше тебя не беспокоить.

Он поймал ее в объятия, сморщившись от боли, вызванной резким движением.

— Наказание ты мое, — с притворной строгостью шепнула Лесса и повела его в комнату под башней.

— Килара ушла в зал?

— О, да. — Легкое раздражение прозвучало в ее голосе. — Они с Мероном так же неразлучны, как их файры.

В комнате исходила паром большая лохань с горячей водой. Лесса решительно заявила, что сама выкупает его, и принялась рассказывать обо всем случившемся в славном холде Телгар, пока он сражался с Нитями. Ф'лар не возражал; было так приятно расслабиться, отдавшись ее заботам... Правда, прикосновение нежных рук иногда будило в нем грешные мысли.

Т'рона перевязали и отправили в Южный, он был в довольно тяжелом состоянии. Мардра пыталась оспаривать распоряжение Ф'лара об изгнании, но ее протесты не возымели действия на Робинтона, Ларада и Фандарела, к которым присоединились лорды Сангел и Грож. Все они сопровождали Лессу и Килару в Форт-Вейр, куда Мардра решила отправиться за помощью. Она была уверена, что всадники Форта окажут полную поддержку госпоже своего Вейра. Однако ее ожидало неприятное открытие — лишь немногие сторонники согласились последовать за ней. После этого высокомерная и сварливая женщина притихла и покорно отправилась в Южный.

— Килара и Мардра едва не вцепились друг другу в волосы, — со скрытым ликованием добавила Лесса, — но Робинтон их утихомирил. Килара провозгласила себя госпожой Форт-Вейра.

Ф'лар тихо застонал.

— Не беспокойся, — заверила его Лесса, массируя тугие узлы мышц на плечах. — Она передумала, когда узнала, что Т'кул вместе со своими всадниками покинул Плоскогорье. Для Т'бора и его людей лучше занять этот Вейр, чем Форт, откуда почти никто не ушел.

— Все равно Килара окажется слишком близко к Наболу, и это меня беспокоит.

— Конечно. Зато теперь П'зар, всадник Рот'а, может стать вождем Вейра. Он не слишком силен, но людей Форта это не огорчает. Они в восторге от того, что Т'рон и Мардра избавили их от своего присутствия.

— Н'тон был бы хорошим помощником новому предводителю...

— Я тоже думала об этом. Я поговорила с П'заром... Он не возражает.

Ф'лар покачал головой, удивляясь ее расторопности, затем со свистом втянул воздух сквозь сжатые зубы — Лесса отодрала старый заскорузлый бинт.

— Может быть, стоит позвать врача? — нерешительно начала она.

— Нет!

— Он будет молчать... И должна напомнить тебе, драконам уже все известно.

— Странно... Никогда бы не подумал, что такое множество драконов будут следить за мной и Мнемент'ом.

— Драконы уважают тебя, бронзовый всадник, — резко сказала Лесса, накладывая свежую повязку.

— И звери Древних тоже?

— Да, почти все... А также и их всадники... гораздо больше, чем я предполагала. Только двадцать человек из Форта последовали за Мардрой. А вот с Т'кулом, — она недовольно поморщилась, — ушли почти все его люди. В Вейре осталось четырнадцать всадников — молодежь, недавно прошедшая Запечатление. Зато теперь Южный будет полон народу.

— Дела Южного нас больше не касаются, — бросил Ф'лар. Лесса в удивлении опустила руки с чистой рубахой, приготовленной для него. Ф'лар взял у нее одежду и стал неторопливо облачаться, давая ей время, чтобы переварить это заявление.

Она медленно опустилась на скамью, на высоком лбу появились морщинки, брови нахмурились.

Ф'лар сел рядом и прижал к губам ее ладони. Она по-прежнему не говорила ни слова, и тогда, нежно поглаживая выбившийся из-под повязки локон, он произнес:

— Мы честно поступили с ними, Лесса. Они ушли, и никто не причинил им зла — кроме них самих же. Некоторые одумаются... вернутся обратно...

— Но они обижены! И может начаться долгая распря!

— Лесса, сколько королев улетели в Южный?

— Лорант'а Мардры, старшая королева Плоскогорья... и еще две других... О, я поняла!

— Вот именно. Старые самки, время их расцвета миновало. Лорант'а, может быть, поднимется еще один раз... не больше. И только одна из королев Плоскогорья откладывала яйца с тех пор, как Вейр переселился в наше время. А их молодая королева, Сегрит'а, осталась?

Лесса кивнула головой, лицо ее просветлело. Но удержаться от того, чтобы поворчать, она не смогла:

— Можно подумать, что ты планировал это долгие Обороты...

— С тем же успехом можно подумать, что долгие Обороты я был глупцом, не желающим замечать очевидные факты. Например, растущую враждебность Т'рона... Ну, ладно! Что чувствуют холдеры и ремесленники?

— Облегчение, — заявила Лесса, вскочив со скамьи. — Готова допустить, что в их веселье проскальзывают истерические нотки, но Лайтол и Робинтон правы. Перн последует за Бенденом...

— Да, до первой моей ошибки!

Она с озорством улыбнулась, прижав палец к кончику носа Ф'лара.

— О, ты не допускал ошибок, Бенден! По крайней мере, пока...

Он поймал ее руку и, не обращая внимания на колющую боль в ране, усадил на колени. Это было счастьем — обнимать ее гибкое тело, готовое ответить, сдаться в покорной нежности...

— Ты хочешь сказать — пока ты со мной, да? — прошептал Ф'лар. И, не сумев выразить словами свою благодарность, свою гордость и радость, приник к ее губам в долгом поцелуе.

Она тихо вздохнула, когда он наконец поднял голову. Глаза ее были закрыты, и Ф'лар, улыбнувшись, нежно поцеловал веки. Лесса снова вздохнула и, мягко освободившись из его объятий, поднялась на ноги.

— Да, Перн последует за тобой, и верные друзья помогут тебе избежать ошибок... Но я надеюсь, у тебя найдется что ответить остроглазому лорду Грожу!

— Ответить Грожу?

— Да, — она строго посмотрела на него, — хотя я не удивлюсь, если ты позабыл об этом. Он потребовал, чтобы всадники Перна отправились прямо на Алую Звезду и навсегда покончили с Нитями.

Ф'лар медленно встал со скамьи.

— Кажется, стоит решить одну проблему, как выскакивают пять новых — словно драконы из Промежутка...

— Я надеюсь, нам удалось обуздать Грожа на эту ночь... Мы обещали, что завтра утром в Бендене будет совещание лордов и главных мастеров. Сегодня он не станет тебе надоедать.

122
{"b":"201194","o":1}