ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Лесса и Манора следили, как Рамот'а кругами спускается в чашу Вейра Плоскогорье. Получасом раньше, услышав рев Кант'а, Рамот'а покинула площадку Рождений, громко призывая свою всадницу.

Та потребовала объяснить ей, что происходит. Но Ф'лар, уверенный, что Кант' отправляется выполнять его поручение, успокоил Лессу. Вскоре Рамот'а сообщила им, что Вирент'а поднялась. Она немедленно узнала и о том, что вслед за ней поднялась Придит'а, и через Промежуток ринулась в Набол, чтобы остановить смертельную схватку между королевами.

Когда Вирент'а исчезла вместе с Придит'ой в Промежутке, Рамот'а вернулась в Бенден за Лессой и Манорой. Тоскливый крик драконов звенел над Вейром; люди уже знали о случившемся бедствии.

Когда госпожа Бендена и ее помощница очутились в Плоскогорье, на карнизе рядом с недвижно застывшими человеком и драконом, они тревожно переглянулись. Потом Манора покачала головой:

— Они переживут это горе вместе... Они сейчас вместе — больше, чем когда-либо прежде... — Женщина снова покачала головой и быстро пошла по коридору в вейр Брекки.

Лесса посмотрела ей вслед, затем позвала Рамот'у. Она не сомневалась в мудрости Маноры, но видеть Ф'нора таким печальным, безмолвным... это тревожило ее. Он был так похож на брата.

Рамот'а сложила крылья и низко, протяжно свистнула. Драконы, сидевшие на скалах вокруг чаши Вейра, зашевелились, вырванные из горестного транса.

Переступив порог вейра, Лесса бросила взгляд на опустевшее каменное ложе Вирент'ы и остановилась. Трагедия случилась всего за несколько минут, и девять бронзовых всадников еще не вполне оправились от шока.

«Им тяжело сейчас...» — подумала Лесса с сочувствием и симпатией. Полчаса назад они взмыли на крыльях драконов в сияющее небо, вступив в бескровную борьбу за подругу... а потом... потом их надежды были обмануты. Хуже — они потеряли двух своих королев! Такое бедствие затрагивало каждого. Какой бы дракон ни побеждал в полете, между королевой и всеми бронзовыми ее Вейра существовала невидимая, но глубокая связь.

Лесса нерешительно повернулась к выходу, собираясь поискать в нижних пещерах какое-нибудь стимулирующее средство, способное восстановить силы всадников. Внезапно из прохода донеслись звуки торопливых шагов и тяжелого дыхания, словно кто-то бегом мчался по коридору. Два зеленых файра ворвались в пещеру и, возбужденно чирикая, начали метаться под потолком. Затем на пороге появилась девочка-подросток с тяжелым подносом в руках.

— Ой! — вскрикнула она при виде Лессы. Глотая слезы, девочка попыталась одновременно присесть в вежливом реверансе и вытереть о плечо мокрый нос.

— Похоже, ты неглупый ребенок, — суховато, но не без симпатии сказала Лесса. Она придержала один конец подноса и помогла девочке водрузить его на стол. — Есть тут что-нибудь подходящее для поднятия духа? — спросила она, указав на многочисленные глиняные бутылки.

— Все, что я смогла найти и... — Рыдание оборвало конец фразы.

— Помоги мне. — Лесса протянула ей кружку с вином, кивнув на ближайшего всадника. Но девочка застыла на месте, устремив взгляд на занавес, прикрывавший вход в спальню. Губы ее тряслись, слезы бежали по щекам. Наконец она умоляющим жестом сложила вместе ладони, сжав их так сильно, что побелела кожа на косточках пальцев; Лесса покачала головой.

— Тебя зовут Миррим?

Девочка кивнула, не спуская глаз с занавеса. Зеленые файры носились над ней, их печальный свист эхом отдавался в огромной пещере.

— С Бреккой Манора, Миррим.

— Но... но она умрет... Она умрет! Люди говорят, что всадник умирает, когда гибнет его дракон...

— Люди говорят слишком много... — начала Лесса и замолчала.

На пороге спальни появилась Манора.

— Она жива. Спит. Сейчас это лучшее средство.

Она задернула занавес и всмотрелась в лица всадников.

— Им тоже лучше уснуть. Их драконы вернулись? — Женщина подошла ближе, заметив Миррим. — Кто это? Миррим? — Она ласково коснулась щеки девочки. — Я слышала, у тебя есть зеленые ящерки...

— Миррим притащила сюда целый поднос, — шепнула Лесса на ухо Маноре, кивнув на стол.

— Брекка... Брекка может... — Девочка пыталась справиться с рыданиями.

— Брекка — очень разумная девушка, — бодро сказала Манора и, сунув в руки Миррим кружку, подтолкнула ее к всадникам. — Оставайся с ними. Этим людям нужна помощь.

Миррим, ошеломленная, заставила себя подойти к всаднику и помогла ему напиться. Пальцы мужчины тряслись, он не мог удержать кружку.

— Моя госпожа, — прошептала Манора, — надо вызвать предводителя Вейра. Иста и Телгар сейчас сражаются с Нитями и...

— Я здесь, — произнес Ф'лар, появляясь из коридора. — И я тоже не откажусь от глотка вина. Полет проморозил меня до костей.

— Кажется, ты делаешь больше глупостей, чем позволяет здоровье, — заметила Лесса, но на лице ее мелькнуло облегчение.

— Где Т'бор?

Манора кивнула в сторону комнаты Брекки.

— Хорошо. А где же Килара?

В голосе его был ледяной холод Промежутка.

* * *

Только к вечеру в Вейр Плоскогорье вернулось какое-то подобие порядка. Бронзовые драконы вернулись и поели; затем, вместе со своими всадниками, одурманенными лекарствами и вином, звери погрузились в сон.

Килару тоже нашли. Точнее, ее почти силой привез зеленый всадник, дежуривший на наблюдательном посту вблизи Наболхолда.

— Надо послать кого-нибудь на пост, — сказал он с угрюмой усмешкой, — только не меня с моей зеленой.

— Рассказывай, С'горал. — Ф'лар дружелюбно кивнул, понимая, какие чувства обуревают всадника.

— Она примчалась в холд утром — с какой-то историей о запакощенном озере и бочонках для воды. Мне показалось, что шкура Придит'ы блестит слишком ярко — ты же знаешь, у нее и раньше бывали нарушения цикла... Однако она устроилась на скале рядом с моей зеленой, и, казалось, все было в порядке. Тогда я отправился обучать холдеров, как обращаться с огненными ящерицами... — Судя по тону, С'горал не был уверен, что его уроки пойдут впрок. — Килара поднялась к лорду Наболскому. Позднее я увидел их файров. Они грелись на солнце, на карнизе его спальни... — Всадник сделал паузу и осмотрел присутствующих. Выглядел он еще более угрюмым, чем прежде. — Мы как раз решили немного передохнуть... и тут взревела моя зеленая. В небе, высоко, были драконы. Я видел, что это брачный полет... в таких делах невозможно ошибиться. Затем начала трубить Придит'а. И бросилась в долину, к лугу, где холдеры держали лучшее стадо. Я подождал немного — думал, Килара знает, что происходит... но ее не было видно, и я пошел посмотреть. У дверей стояли телохранители. Лорд, говорят, занят, велел не беспокоить. Ну, я так его побеспокоил... и ее тоже... надолго запомнят! Но эти поганцы успели! Это и подстегнуло Придит'у... Да еще брачный полет... так близко... В общем, она тоже поднялась. — С'горал покачал головой. — Мы с моей зеленой ничего не могли поделать... сообщили в Форт-Вейр, их королевам, но... — Он беспомощно развел руки.

— Ты сделал все как должно, С'горал, — сказал ему Ф'лар.

— Мы ничем не могли помочь, — повторил всадник, словно пытаясь избавиться от ощущения вины.

— Хорошо, что ты оказался там, — заметила Лесса. — Иначе мы бы никогда не узнали, где была Килара... и чем она занималась.

— Я хотел бы знать: что с ней теперь будет? — Мстительное выражение стерло остатки вины и стыда с лица Сгорала.

— Разве потеря дракона — не достаточное наказание? — быстро спросил Т'бор.

— Брекка тоже лишилась дракона, — сердито возразил всадник. — И она сделала все, что могла!

— Гнев и ненависть — плохие советчики, С'горал, когда надо принимать решение, — Ф'лар поднялся на ноги. — И у нас нет прецедентов... — Он повернулся к Д'раму и Г'наришу. — Во всяком случае, не в наше время...

— Да, гнев и ненависть — плохие советчики, — эхом отозвался Д'рам, — но в наше время такие случаи бывали. — Внезапно кровь бросилась ему в лицо. — Нам лучше прислать сюда несколько бронзовых всадников, Ф'лар. Люди и звери Плоскогорья еще и завтра не придут в себя... Но Нити падают каждый день, и ни один Вейр не должен терять бдительности... во всем.

131
{"b":"201194","o":1}