ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Но, господин...

— Только не надо жалоб на лишние хлопоты со старыми хижинами. У нас будут лишние едоки, если мы не побеспокоимся об урожае... А голод гораздо труднее выдержать, чем весенние сквозняки.

Лайтол бросил беглый взгляд на своего подопечного и, кивнув в ответ на его пожелание доброго утра, вышел во двор. Щека управляющего судорожно дернулась, когда он поднимался на плечо Требит'а, чтобы занять обычное место пассажира — там, где шея дракона переходила в мощный загривок. Скупым жестом он велел Джексому сесть перед ним, и кивнул Д'веру.

Улыбка тронула губы всадника, словно он и не ожидал от Лайтола ничего иного. Через мгновение они взмыли вверх. Вверх, в бездонную синеву неба, нависающего над высотами Руата — теперь такими крохотными, жалкими, уходящими все ниже и ни-же... Затем наступил мрак, и Джексом задержал дыхание, чтобы ужасающий холод Промежутка не обжег горло. В следующий миг они очутились над Звездной Скалой Бендена. Вокруг парили, кружились, носились драконы — так близко, что Джексом невольно зажмурился. Столкновение казалось неизбежным. Но, кажется, катастрофа откладывалась, и он рискнул приоткрыть глаза.

— Откуда... Откуда они знают, кто где? — спросил он Д'вера.

Всадник усмехнулся.

— Они знают. Драконы никогда не сталкиваются в воздухе... — Тень воспоминания промелькнула на его лице, обычно веселые глаза погрустнели.

Джексом застонал сквозь зубы. Какую глупость он допустил! Разве можно напоминать о недавней трагедии, о гибели двух королев!

— Все напоминает об этом, паренек, — сказал Д'вер, словно прочитав его мысли. — Даже цвета драконов поблекли... Но, — продолжил он мягче, — Запечатление новой королевы поможет нам.

Джексом хотел бы разделить надежду всадника, но ему казалось, что сегодня случится что-то нехорошее. Он раскрыл глаза пошире — и тут же в ужасе вцепился в кожаную куртку Д'вера. Их синий был уже внизу, в чаше Вейра, и мчался прямо на скалистую стену! Даже хуже — на зеленого дракона, который маячил впереди!

Но вдруг они оказались в широком проеме верхнего тоннеля, ведущего к площадке Рождений. Свист. рассекающих воздух крыльев, острый, застоявшийся запах драконов, свет, сменивший темноту прохода... Они зависли под сводами гигантской пещеры, над слабо дымившимся песком; каменные стены ярусами уходили ввысь, люди и звери заполняли огромный амфитеатр. У Джексома разбежались глаза при виде яиц на площадке Рождений, разноцветных одежд всадников и гостей, сверкающих глаз и распростертых крыльев драконов — синих, зеленых, коричневых... Где же бронзовые?

— Они привезут девушек, лорд Джексом... Ого, твой приятель, юный бездельник, уже тут! — Д'вер не успел договорить, как синий приземлился на краю площадки — и нос Джексома больно уткнулся в жесткую полетную куртку. — Слезай!

— Джексом! Ты здесь!

И Фелессан хлопнул его по плечу. Он тоже был наряжен в новую курточку, еще пахнущую краской, — жесткая ткань как наждаком прошлась по ладони Джексома, когда он в восторге вытянул друга по спине.

— Спасибо, что ты привез его, Д'вер! Добрый день, господин мой Лайтол. Предводитель и госпожа Вейра просили приветствовать тебя и передать, что приглашают разделить с ними полдневную еду — если у тебя найдется время после Запечатления.

Все это Фелессан выпалил с такой скоростью, что синий всадник расхохотался. Лайтол же благоговейно склонил голову — и Джексома кольнуло раздражение: мрачная торжественность наставника казалась ему неуместной.

Фелессана, казалось, эти нюансы не беспокоили. Крепко схватив Джексома за рукав, он потащил его в сторону, подальше от взрослых. Они остановились у обрамлявшей песчаную арену стены, и Фелессан прошептал — так громко, что его, наверно, было слышно на трех нижних ярусах:

— Я и не надеялся, что тебе разрешат приехать... Все ходят такие мрачные — после... после... ну, ты знаешь!

— А больше ты ничего не слышал? — спросил Джексом, красноречивым взглядом призывая приятеля говорить потише.

— Что? — Фелессан озабоченно осмотрелся. — Неужели в Руате случилось что-то плохое?

Джексом покачал головой. Он украдкой взглянул на Лайтола, но тот, не обращая внимания на своего воспитанника, приветствовал знакомых всадников на верхних ярусах. Гости продолжали прибывать; одни — на крыльях драконов, другие — через нижний вход. Они быстро пробегали по обжигающему песку и карабкались вверх по крутой лестнице. Фелессан вдруг захихикал и, подтолкнув друга локтем, показал на важного мужчину и дородную женщину, пересекавших площадку Рождений. У их башмаков, вероятно, были тонкие подошвы; жар от песка заставлял эту представительную пару семенить и мелко подпрыгивать.

— Не думал я, что соберется так много народа... после того, что случилось... — возбужденно шепнул Фелессан; его широко распахнутые глаза пробегали по рядам. — Взгляни-ка на этих! — Он кивнул в сторону трех мальчишек на нижнем ярусе с эмблемами Нерата на груди. — Они морщатся так, словно здесь воняет! Ты ведь не думаешь, что драконы воняют?

— Нет, конечно! От них совсем слабо пахнет... и так приятно! А эти парни... они здесь для Запечатления?

— Что ты! — Фелессан округлил глаза. — Претенденты будут в белом. Они придут позже... О-о-оп! Кажется, им лучше поторопиться... Ты видел, как закачалось вон то яйцо?

Среди драконов поднялся гул; только что прибывшие, испуская возбужденные крики, приземлялись на верхних ярусах. Огромные крылья на мгновение закрыли от Джексома арену с кучкой яиц; в следующую секунду воздух был уже пуст — и он заметил, что теперь начали раскачиваться все яйца. Только одно оставалось неподвижным — маленькое яйцо, лежавшее отдельно у самой стены.

— Что с ним? — спросил Джексом.

— С этим маленьким? — Фелессан вздохнул и отвернулся.

— Мы же ничего с ним не делали...

— Я не делал, — твердо заявил Фелессан, посмотрев на Джексома. — Ты его трогал.

— Да, прикоснулся к нему... но разве это значит, что я его повредил? — Юный лорд пытался успокоить свою нечистую совесть.

— Нет, прикосновение не вредит им... Претенденты целыми днями гладят их... некоторые даже покачиваются.

— Тогда почему же оно лежит в стороне?

Джексому было трудно перекричать поднявшийся на площадкой гам. Крики и свист драконов, отражаясь от стен, бушевали в пещере.

— Не знаю. — Фелессан пожал плечами. — Может быть, из него никто не вылупится... Во всяком случае, так говорят.

— Но я ничего с ним не делал! — Джексом чуть не плакал.

— О чем речь? — успокоил его приятель. — Смотри, вот идут претенденты!

И тут Фелессан, уткнувшись губами прямо в ухо Джексому, сообщил юному лорду такую невероятную новость, что повторять ее пришлось трижды.

— Повторное Запечатление? Брекка? — воскликнул пораженный Джексом — громче, чем ему хотелось. Он привстал и бросил опасливый взгляд в сторону Лайтола.

— Потише! — прошипел Фелессан, заталкивая приятеля обратно на сиденье. — Ты еще не знаешь, что здесь будет! Сейчас я тебе расскажу! — Глаза его горели от нетерпения; видимо, он был готов выложить все тайны Бенден-Вейра.

— Но разве может Брекка еще раз пройти Запечатление? Почему? Как? — возбужденно спрашивал Джексом; в голове у него крутился ураган видений — Лайтол, в куртке всадника, на шее собственного дракона; торжествующая Брекка в обнимку с новой королевой; залитое слезами лицо Талины — Руат потерпел поражение...

— Вот так! Она запечатлила однажды дракона... И она еще совсем не старая... Все говорят, что Брекка была бы гораздо лучшей госпожой Вейра, чем Килара. И потом... — он понизил голос, — Ф'нор любит ее! Я слышал, — Фелессан сделал многозначительную паузу, — я слышал, Ф'нор пошлет Кант'а вдогонку за ее королевой!

Джексом, потрясенный, уставился на друга.

— Ты рехнулся! Коричневые драконы не летают с королевами!

— А Ф'нор собирается попробовать...

— Но... но...

— Всяко может быть, — мудро согласился Фелессан. — Посмотрим. Не слышал ты Ф'нора и Ф'лара! — Глаза его стали вдвое больше. — Это Лесса, моя мать, сказала им, чтобы перестали спорить. Брекка должна снова пройти Запечатление. Нельзя, чтобы она осталась наполовину мертвой.

139
{"b":"201194","o":1}