ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Но ведь для полета нужны совсем другие усилия...

— Разумеется, но и крылья у Рут'а достаточно велики, чтобы удерживать его в воздухе.

— Так, значит, он и вправду настоящий дракон?

Н'тон внимательно посмотрел на Джексома. Потом положил ладони ему на плечи.

— Да, Джексом. Рут' — настоящий дракон, хоть и намного меньше своих собратьев! И он докажет это сегодня, когда ты полетишь на нем. А пока вам обоим пора возвращаться в холд. Тебе еще надо принарядиться, чтобы не уступить ему в красоте!

— Вперед, Рут'!

«Куда охотнее посидел бы здесь, на солнышке», — ответил Рут', горделиво вышагивая слева от Джексома; он легко поспевал за обоими людьми.

— У нас во дворе тоже солнце, Рут', — уговаривал Джексом приятеля, ласково поглаживая ладонью его выпуклое надбровье. От удовольствия в плавно вращающихся фасетчатых глазах дракона мелькнули голубые всплески.

Дальше шли молча. Джексом поднял взгляд на величавый утес, приютивший холд Руат, второе по старшинству поселение Перна. Это будет его холд, когда он подрастет или когда его опекун, лорд-управляющий Лайтол, бывший ткач, а еще раньше — всадник, решит, что воспитанник достаточно поумнел... и когда владетели остальных холдов перестанут, наконец, ворчать из-за неожиданного Запечатления Рут'а, дракона-недоростка. Джексом вздохнул; он уже смирился с тем, что ему вовек не дадут забыть тот день.

Впрочем, он и не собирался забывать его. Просто Запечатление Рут'а создало много трудностей и для Ф'лара с Лессой, возглавлявших Бенден-Вейр, и для властителей холдов, и для него самого — поскольку ему не было дозволено стать настоящим всадником и поселиться в Вейре. Он должен оставаться наследным лордом Руата — в противном случае любой из младших отпрысков благородных семейств, не имеющий своего холда, станет биться насмерть, чтобы заполучить этот титул. Но больше всего хлопот он доставил человеку, порадовать которого было его самой сокровенной мечтой, — Лайтолу, управляющему Руата, своему опекуну. Ведь задержись Джексом хоть на мгновение, задумайся он хоть чуть-чуть перед тем, как спрыгнуть на песок площадки Рождений и броситься на помощь белому дракончику, отчаянно бившемуся в твердой скорлупе яйца, он наверняка бы понял, какое горе принесет этот шаг Лайтолу. Теперь Рут' постоянно напоминал бывшему всаднику о том, что он потерял со смертью своего любимого Ларт'а. И неважно, что Ларт' погиб за много Оборотов до того, как Джексом появился на свет в Руат-холде, — для Лайтола трагедия, ярко и жестоко запечатлевшаяся в памяти, произошла едва ли не вчера... во всяком случае, так он неоднократно повторял Джексому. Но тогда, часто думал мальчик, почему же тогда Лайтол не возражал против того, чтобы он, Джексом, попробовал вырастить дракончика в Руате?

Взглянув на возносившиеся над холдом скалы, Джексом заметил, что бронзовый Лиот' Н'тона сидит бок о бок с Уилт'ом, старым коричневым сторожевым драконом. Интересно, о чем они судачат? О его Рут'е? О предстоящем испытании? Он увидел огненных ящериц, крошечных сородичей больших драконов, лениво круживших над двумя великанами. Люди гнали тягловый скот и верховых скакунов из стойл и конюшен на пастбища, раскинувшиеся к северу от холда. Струйки дыма поднимались над мастерскими и зданиями предместий, что окаймляли подъем к большому двору и тянулись вдоль главной восточной дороги. Слева от нее возводились новые мастерские, поскольку внутренние помещения Руат-холда стали уже недостаточно просторными.

— Сколько у Лайтола воспитанников здесь, в Руате? — неожиданно спросил Н'тон.

— Воспитанников? Ни одного, мой господин, — Джексом нахмурился. Он был уверен, что Н'тону это известно.

— Но почему? Тебе необходимо общество сверстников, подростков из благородных семей.

— Я часто сопровождаю Лайтола в другие холды.

— Я имел в виду не эти визиты, а твое постоянное окружение... здесь, дома.

— Ну, тут есть мой молочный брат Дорс и его приятели из мастерских.

— Да, это так.

Что-то в тоне молодого предводителя заставило Джексома поднять взгляд, но лицо Н'тона было непроницаемо.

— А Фелессана ты теперь часто видишь? Помню, как вы, бывало, озорничали в Бендене...

Джексом невольно покраснел до корней волос. Неужели Н'тону каким-то образом стало известно, что они с Фелессаном пробрались сквозь расщелину на бенденскую площадку Рождений, чтобы поближе рассмотреть кладку Рамот'ы? Разве что Фелессан проболтался! Нет, вряд ли! Но Джексом часто задумывался — не могло ли случиться так, что прикосновение к маленькому яйцу предопределило его связь с дракончиком?

— Теперь я редко встречаюсь с Фелессаном. У меня мало времени — ведь нужно ухаживать за Рут'ом, и все такое...

— Ну да, понятно, — промолвил Н'тон. Казалось, он хотел что-то добавить, но передумал.

Молча шагая по дороге, Джексом соображал, не ляпнул ли он какую-нибудь глупость. Но на долгие размышления у него не хватило времени. Не прошло и минуты, как над ними, снижаясь, закружил коричневый Трис, Н'тонов файр, и, возбужденно чирикая, уселся на плечо всадника.

— Что-то случилось? — спросил Джексом.

— Он слишком разволновался, невозможно ничего разобрать, — посмеиваясь, ответил Н'тон. Он стал поглаживать файра по шее, ласково успокаивая его, пока Трис, чирикнув в последний раз, не сложил крылышки на спине.

«Просто он меня любит», — заметил Рут'.

— Тебя любят все файры, — ответил Джексом.

— Я тоже заметил это... Не сегодня, когда они помогали нам купать Рут'а, а гораздо раньше, — подтвердил Н'тон.

— Но почему? — Джексому уже давно хотелось задать Н'тону этот вопрос, но он никак не мог отважиться. Нельзя же отнимать драгоценное время предводителя Вейра, отвлекая его всякими пустяками! Но сегодня вопрос уже не казался ему пустячным.

Н'тон взглянул на своего файра. Трис коротко чирикнул и стал чистить свои коготки. Молодой всадник усмехнулся.

— Он любит Рут'а — вот и весь ответ. Полагаю, все дело в том, что Рут' больше похож на них, чем большие драконы. К примеру, чтобы его разглядеть, не надо отлетать в сторону.

— Может, и так, — Джексом осмелел, — во всяком случае, ящерки слетаются со всех сторон, чтобы с ним поболтать. Рассказывают самые невероятные истории, особенно когда меня нет рядом.

Они вышли на дорогу и направились к подъему, ведущему в главный двор холда.

— Смотри, Джексом, одевайся поскорее — скоро должны прибыть Ф'лар с Лессой, — предупредил Н'тон и, миновав большие ворота, зашагал к тяжелой металлической двери холда. — Скажи-ка, Файндер в этот час должен быть у себя?

— Скорее всего.

Когда Джексом с Рут'ом повернули к кухне и старым конюшням, мальчика охватила тревога. Как пройдет сегодняшнее испытание? Ведь не стал бы Н'тон его попусту обнадеживать. Не может быть, чтобы это было простой болтовней — что вожди Бендена позволят Джексому подняться с Рут'ом в воздух!

Лететь с Рут'ом — какое счастье! К тому же он докажет всем раз и навсегда: Рут' — настоящий дракон, а не какой-нибудь там файр-переросток, как любит издеваться Дорс. И еще, ему наконец-то удастся отделаться от Дорса! Сегодня в первый раз за целый Оборот ему не пришлось выносить насмешек молочного брата во время купания дракончика. Конечно, дело не в том, что Дорс завидовал Джексому из-за Рут'а; просто он всегда его тиранил, сколько Джексом себя помнил. До того, как появился Рут', можно было улизнуть от надоеды в темные закоулки огромного холда. Доре недолюбливал мрачные затхлые переходы и старался туда не соваться. Но теперь Джексому уже не удавалось скрыться от приставаний. Он часто сожалел, что связан с Дорсом. Но что поделаешь! Он — лорд Руата, а Дорс — его молочный брат. Он, Джексом, обязан ему жизнью. Если бы Дилана не родила Дорса за два дня до преждевременного появления Джексома на свет, будущий лорд не прожил бы и нескольких часов. Вот Лайтол и арфист холда долбят ему: от всего, что у тебя есть, отдавай половину молочному братцу. Сразу видно, Дорсу это пошло на пользу. Он на полголовы выше Джексома и куда шире в кости. Похоже, ничуть не пострадал от того, что делился материнским молоком. А теперь-то Дорс всегда следит, чтобы ему досталось все лучшее из того, что есть у Джексома.

158
{"b":"201194","o":1}