ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— А файры? От них нигде не спрячешься!

«Ты же сказал толстяку в синем, — так Рут' охарактеризовал Бранда, — чтобы они от нас отстали. Видишь — их здесь нет»,

— Зато есть другие. А ты сам знаешь, какие они все болтливые, — тут Джексом вспомнил слова Менолли. — А о чем сейчас думает эта стая?

«Наелись до отвала. Птицы были сочные и нежные. Отличная еда. Не видели такой уже много Оборотов».

— А если ты им велишь, они уберутся отсюда?

Рут' фыркнул, глаза его стали вращаться чуть быстрее, в них читалось раздумье.

«Они не поймут, почему их прогнали, и вернутся посмотреть. Если хочешь, я попробую. Может быть, нам удастся хоть ненадолго от них избавиться».

— Как это на них похоже — сплошное любопытство и никакого толка. Но ведь не зря Робинтон постоянно твердит, что нет такой задачи, к которой нельзя было бы подобрать ключ. Придется нам заняться поисками ключа.

Пока они летели обратно в Руат, в животе у Рут'а громко урчало. Дракончик мечтал об одном — свернуться на согретом солнцем камне и подремать всласть. Коричневый сторожевой дракон улетел на патрулирование, и Рут' расположился на его месте. Джексом постоял во дворе, наблюдая, как его друг уютно устраивается на скале, что нависала над широким двором Руата, а потом отправился на поиски Лайтола.

Если Бранд и передал управляющему просьбу Джексома, то Лайтол никак этого не обнаружил. Он, как всегда, сдержанно поздоровался со своим питомцем и велел ему есть как можно быстрее — предстоит дальняя дорога. Тордрил и еще один из старших воспитанников поедут вместе с ними; однако они не станут осматривать пораженные Нитями посевы — утренние планы изменились. Андемон, мастер-фермер, прислал семена нового сорта высокоурожайной ранней пшеницы, последнее достижение его цеха. На полях Южного холда, которые засеяли этими семенами, поднялись мощные злаки с налитыми колосьями; они без ущерба перенесли долгую летнюю сушь. Теперь Андемон хотел проверить, как проявит себя его пшеница в более влажном климате Северного материка.

Многие мелкие холдеры — те, что постарше, — изо всех сил сопротивлялись любым новшествам. «Ну и тупицы — еще почище Древних», — любил ворчать Лайтол, но так или иначе управляющий умел настоять на своем. Фиделло — а именно ему принадлежал холд, куда они везли запас семян, — взялся хозяйствовать всего лишь два Оборота назад, после того как прежний холдер погиб, вылетев из седла во время охоты на диких быков.

Наскоро перекусив, они отправились в путь на скакунах особой породы, которые могли бежать без устали весь день даже в летний зной. Хоть Джексом и считал, что утомительно часами трястись в седле, когда они с Рут'ом могут добраться до места за несколько мгновений, порой он все же любил прокатиться верхом. Сегодня же, когда в воздухе пахло весной и Джексом был уверен, что Лайтол к нему по-прежнему благоволит, прогулка доставляла ему особое наслаждение.

Холд Фиделло находился на северо-востоке от Руата, на равнине, раскинувшейся на фоне заснеженных вершин Крома. Когда они выехали в степь, синий файр, до того спокойно сидевший на плече у Тордрила, издал приветственный клшись в небо, описал круг около возникшей в воздухе коричневой ящерки. Коричневый, видимо, принадлежал самому Фиделло, его послали вперед, чтобы заблаговременно доложить о приближении гостей. Мгновение — и обе огненные ящерицы юркнули в Промежуток. Тордрил и Джексом переглянулись: можно надеяться, что в холде их будут ожидать сладкие булочки и кувшин кла. После долгой дороги у путников разыгрался аппетит.

Фиделло сам выехал им навстречу и сопровождал гостей на последнем участке пути. Он сидел на могучем тяжеловозе; сквозь свалявшийся зимний мех животного кое-где уже поглядывала лоснящаяся летняя шкура.

С искренним гостеприимством — правда, слегка робея — он пригласил их в холд, небольшой, но хорошо обустроенный. Прислуга, в том числе и та, что принадлежала еще старому хозяину, собралась встретить гостей.

— У него хороший повар, — шепнул Тордрил, пока трое юношей опустошали блюда с закусками, от которых ломился стол, накрытый в главном зале холда. — Но сестренка — еще лучше! — добавил он при виде девушки, подошедшей к ним с дымящимся кувшином кла.

«Действительно хороша, — согласился Джексом, впервые увидев ее так близко. — Доверься Тордрилу, и он безошибочно приведет тебя к самой красивой девушке в окрестностях. Бранду придется не спускать с него глаз, когда он начнет наведываться в ремесленное предместье, что за мостом».

Но красавица подарила смущенную улыбку не Тордрилу, а Джексому, а когда наследник Исты попытался ее разговорить, отвечала односложно, по-прежнему улыбаясь лишь своему лорду. Она удалилась только после того, как ее братья пригласили гостей поспешить на поля — иначе им предстоит возвращаться в Руат в темноте.

— Хотел бы я знать, удалось бы мне так быстро заполучить ее, будь я лордом Руата? — заметил Тордрил, когда они проверяли подпруги, готовясь сесть в седло.

— О чем ты говоришь? Мы едва перемолвились словом.

— Значит, выгорит, когда у тебя выдастся время... перемолвиться словом. Неужели Лайтол станет возражать против пары-другой полукровок? Мой папаша утверждает, что это даже помогает держать законных наследников в узде. Тебе-то — вообще раздолье, ведь Лайтол родом из Вейра, он не станет допекать тебя из-за таких пустяков.

В этот момент к ним присоединились Лайтол с Фиделло, но замечание Тордрила направило мысли Джексома в весьма плодотворное русло. Как там ее зовут? Кажется, Корана. Что ж, Корана может ему очень даже пригодиться. В Равнинном холде всего один файр, и если Рут'у удастся сделать так, чтобы он их не особенно допекал...

В свой холд они вернулись уже затемно. Джексом незаметно пробрался на скалы, к ямам с огненным камнем; воспользовавшись тем, что сторожевой дракон вылетел поразмяться перед сном, он набрал целый мешок.

На следующее утро Джексом как бы невзначай спросил Лайтола, хватит ли, на его взгляд, того запаса семян, который они вчера отвезли Фиделло, — ведь у холд ера такое большое поле. Лайтол окинул своего питомца проницательным взглядом из-под полуопущенных век и заметил, что, пожалуй, было бы нелишним добавить еще полмешка. На лице Тордрила юноша прочитал удивление, зависть и даже некоторое уважение за проявленную прыть. Лайтол распорядился, чтобы из кладовой принесли нужное количество Андемоновых семян, и Джексом, подхватив мешок, отправился облачаться в летное снаряжение.

Рут', разомлевший после вчерашней охоты, пожелал узнать, есть ли в окрестностях холда приличное озеро. Джексом решил, что речка там достаточно широка, чтобы в ней можно было сносно искупаться. Кроме того, они летят к Фиделло не затем, чтобы плескаться в воде или любезничать с его сестрой. Им удалось благополучно взлететь — никто не заметил ни второго мешка, притороченного к шее Рут'а, ни боевой упряжи. Сначала, как всегда, вокруг хороводом носились файры, но в Равнинном холде ни один из них появиться не посмел.

Получив семена, Фиделло так долго рассыпался в благодарностях, что Джексом в душе проклял свое двуличие.

— Я не решился просить лорда-управляющего, но ты сам видишь, лорд Джексом, какое большое поле я подготовил для сева — хотелось бы собрать хороший урожай, чтобы оправдать доверие лорда Лайтола. Не хочешь ли подкрепиться? Моя жена...

«Почему же только жена?» — разочарованно подумал Джексом, но вслух сказал:

— Отчего же, с удовольствием. Утро сегодня выдалось свежее.

Он ласково похлопал Рут'а по загривку и, спешившись, последовал за Фиделло в дом. От глаз Джексома не укрылось, что в главном зале царит такой же порядок, как и вчера, когда все ожидали гостей. Корана не появлялась, но беременная супруга Фиделло, явно дохаживавшая последний срок, безошибочно угадала истинную цель его неожиданного визита.

— Все на реке, напротив острова, пошли резать лозу, — сообщила она, поднося гостю кувшин горячего кла и со значением глядя на него. — Для тебя, мой юный лорд, с твоим хорошеньким дракончиком, это полминуты лета.

174
{"b":"201194","o":1}