ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ф'лар перешагнул порог. Через открытое окно Робинтон услышал его голос и чей-то негромкий ответ. Сильвина? Нет, скорее всего это Менолли подстерегла бенденца, решил он. С лестницы до Робинтона донеслись голоса его помощницы и Ф'лара. Они звучали совершенно безмятежно. Умница девочка — ловко у нее получается!

— Робинтон, Менолли как раз говорила мне, что ее файры называют Мнемент'а «громадиной», — входя в комнату, произнес Ф'лар с непринужденной улыбкой.

— Учти, Ф'лар, они скупы на похвалу, — ответил Робинтон, принимая из рук Менолли поднос. Девушка вышла и закрыла за собой дверь.

«Ничего, — подумал Робинтон, — от нее все равно ничего не скроешь: Заир тут же доложит о нашем разговоре Красотке, а Красотка — ей».

— Надеюсь, в Бендене ничего не случилось? — спросил он всадника, вручая ему кружку кла.

— Нет, ничего...

Робинтон ждал.

— Правда, есть одна загадка. Вот я и подумал, что ты, быть может, сумеешь ее разгадать.

— Попробую, — сказал арфист, жестом приглашая гостя сесть.

— Мы не можем найти Д'рама.

— Д'рама? — от неожиданности Робинтон чуть не рассмеялся. — Почему же вы не можете его найти?

— Он жив, и это единственное, что мы о нем знаем. А вот где он — нам неизвестно.

— Разве Рамот'а не может связаться с Тирот'ом?

Ф'лар покачал головой.

— Наверное, я неправильно выразился. Нам неизвестно, в каком он времени.

— Значит, Д'рам ушел в другое время?

— Иного объяснения у нас нет. Но в свое время он вряд ли сумел вернуться. Мы не думаем, чтобы у Тирот'а хватило на это сил. Ты же знаешь, как изнуряют полеты во времени и всадников, и драконов. И тем не менее Д'рам исчез.

— Не такая уж это неожиданность, — медленно проговорил Робинтон, поспешно перебирая в уме возможные варианты.

— Не спорю.

— А не мог он податься в Южный Вейр?

— Нет. Будь он там, Рамот'а без труда нашла бы его. А Г'денед обыскал во времени всю Исту, до самого первого Падения — он думал, что Д'рам захотел остаться там, где живут его воспоминания... Мы слышали, что лорд Варбрет предложил Д'раму любую пещеру на юге Исты, на выбор. Говорят, он согласился.

Ф'лар недоумевающе пожал плечами, а Робинтон заметил:

— Слишком охотно он дал согласие.

Вождь Бендена встал и принялся беспокойно мерить шагами комнату.

— Ну и как ты думаешь, куда он мог подеваться? Ты ведь с ним дружен. Ничего не припоминаешь?

— В последнее время он больше молчал — только сидел рядом с Фанной и держал ее за руку, — Робинтон проглотил подступивший к горлу комок. Арфист давно уже смирился с бренностью человеческой, но сейчас, вспомнив, как предан был Д'рам своей супруге, как молчаливо скорбел о ее уходе, он почувствовал, что на глаза навернулись слезы. — Я передал ему приглашения от Грожа и Сангела. Вообще говоря, мне кажется, что он мог отправиться в любое место на Перне — ему везде оказали бы радушный прием. Только он, очевидно, предпочитает общество своих воспоминаний... Скажи, есть ли у вас какие-то особые причины его разыскивать?

— Никаких, кроме беспокойства о нем.

— Ф'лар, мастер Олдайв заверил меня, что он в здравом уме и твердой памяти, — если ты об этом.

Предводитель поморщился и нетерпеливо откинул назад прядь волос, которая всегда падала ему на глаза, когда он волновался.

— Честно говоря, Робинтон, все это затеяла Лесса. Рамот'а не может понять, где Тирот'. Вот Лесса и вбила себе в голову, что Д'рам нарочно забрался так далеко в прошлое, чтобы не расстраивать нас своим самоубийством. Похоже на него!

— Но это — его право, — мягко сказал Робинтон.

— Знаю, знаю! Никто и не стал бы его винить, просто Лесса места себе не находит. Пусть Д'рам удалился от дел, но его опыт, его мнение для нас по-прежнему важны. И сейчас — больше, чем когда-либо. Если говорить прямо, он нам нужен... Нужен здесь.

У Робинтона мелькнула мысль, что Д'рам, быть может, знал это и намеренно скрылся вместе с Тирот'ом туда, где его не так-то просто отыскать. Но Д'рам явится по первому зову, чтобы выступить на защиту Перна и Племени Дракона.

— Может быть, Ф'лар, ему нужно время, чтобы оправиться от потери?

— Ты сам знаешь, он совсем сдал, пока ухаживал за Фанной. Он тоже может заболеть — и кто тогда ему поможет? Мы очень обеспокоены.

— Я боюсь об этом даже заикнуться, но не пробовала ли Брекка спросить огненных ящериц? И своих, и из Иста-Вейра?

Озабоченно сжатые губы Ф'лара искривились в усмешке.

— Как же, она на этом настояла. Никакого результата! Фай-рам, как и драконам, необходим ориентир, чтобы перемещаться во времени.

— Я вовсе не имел в виду, что их нужно к нему посылать. Я полагаю, нужно только попросить их вспомнить одинокого бронзового дракона.

— Просить этих тварей вспомнить? — Ф'лар недоверчиво рассмеялся.

— Да, Ф'лар. У них отличная память, нужно лишь ее подтолкнуть. Откуда, например, файры узнали, что Алая Звезда...

Его перебил протестующий вопль Заира. Файр так стремительно взвился с плеча арфиста, что оцарапал ему шею.

— Снова я упомянул о ней в его присутствии! — виновато проговорил Робинтон, потирая царапину. — Вот что я думаю, Ф'лар: все огненные ящерицы знали, что Алая Звезда опасна и недосягаема еще до того, как Ф'нор с Кант'ом попытались до нее добраться. Если ты сумеешь чего-нибудь добиться от файра, напомнив ему про Алую Звезду, то он скажет: мы знаем, что ее надо бояться. Откуда это знание? От их предков, которые жили в те времена, когда наши предки впервые попытались ее достичь?

Ф'лар наградил арфиста долгим испытующим взглядом.

— И это не единственное их воспоминание, оказавшееся достоверным, — продолжал Робинтон. — Мастер Андемон полагает, что ящерки способны помнить необычайные события, которые хотя бы одна из них наблюдала или переживала. Врожденная память играет немаловажную роль в существовании каждого животного — почему же память файров должна быть исключением?

— Не уверен, что понял, как ты собираешься допрашивать их... Каким образом извлечь из памяти файров сведения, которые помогли бы нам разыскать Д'рама, где бы он ни скрывался?

— Все очень просто. Нужно попросить, чтобы они вспомнили, видел ли кто-нибудь одинокого бронзового дракона. Это достаточно необычное зрелище, чтобы они его заметили и... запомнили.

Ф'лар явно сомневался в успехе этого дикого мероприятия.

— Думаю, должно получиться, если мы попросим о посредничестве Рут'а.

— Рут'а?

— Когда все файры смертельно боялись драконов, Рут'а они, наоборот, просто преследовали. Джексом говорил мне, что они обожают болтать с ним. Должен же хоть один из них вспомнить то, что мы хотим узнать!

— Я готов проститься с неприязнью к этим паршивцам, если они помогут развеять опасения Лессы.

— Надеюсь, ты не забудешь о своем обещании, — проговорил Робинтон и улыбнулся, чтобы смягчить свои слова.

— Ты поедешь со мной в Руат?

Арфист сразу же вспомнил про шрам на лице Джексома — вряд ли он зажил так быстро. К тому же он никак не мог припомнить, сообщил ли Н'тон Ф'лару, что Джексом летает вместе с учебным крылом Форта.

— Может быть, сначала узнаем, в Руате ли сейчас Джексом?

— А где же ему еще быть? — нахмурившись, спросил Ф'лар.

— Он часто разъезжает по холду, знакомится со своими обязанностями или отправляется на занятия к Фандарелу.

— Минуточку... — Ф'лар отвернулся к окну, взгляд его стал рассеянным. — Нет, Мнемент' говорит, что Рут' в холде. Как видишь, у меня есть свой вестник, — усмехнулся он.

Робинтон надеялся, что Рут' сообразит предупредить Джексома об их прилете. Он хотел бы отправить в Руат своего Заира, чтобы предупредить хозяев, но не мог найти подходящего предлога.

— Да, твой вестник куда надежнее моего... и действует быстрее, чем проволочная связь Фандарела, — пошутил арфист, натягивая толстый меховой плащ, который всегда надевал, собираясь в полет. — Кстати, о Фандареле — ты знаешь, что он дотянул свою линию до рудников Крома?

194
{"b":"201194","o":1}