ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Алая Звезда, пылающая на рассвете... В голове Лессы замелькали обрывки древних Баллад — слишком быстро, чтобы она успела уловить смысл. К тому же инстинкт говорил девушке: хотя опасность может прийти и с северо-востока, само восточное направление представляет куда большую угрозу, с которой рано или поздно придется столкнуться. Напрягая глаза, словно это могло сократить расстояние до ее неведомого врага, она пристально всматривалась в сторону восхода. Тонкий, свистящий вопрос стража достиг сознания Лессы, и ощущение опасности внезапно растаяло.

Девушка вздохнула. Наступающее утро не принесло ответа — лишь неясное предзнаменование. Она должна ждать. Предупреждение пришло, и она приняла его. Она привыкла к ожиданию. Упорство, стойкость и осторожность тоже были ее оружием, выкованным неистощимым терпением — терпением, которое может породить только неукротимая жажда мести.

Свет зари залил безрадостный ландшафт Плоскогорья, невспаханные поля в долине, упал на запущенные сады, где бродили в поисках случайных стебельков весенней травы поредевшие молочные стада. Лесса подумала, что теперь трава в Руате упорно пробивается в запретных местах, но гибнет там, где должна буйно разрастаться. Как выглядела долина Руата до появления Фэкса — плодородная и счастливая, обильная и богатая, — вспоминалось с трудом. Странная, задумчивая улыбка скользнула по губам девушки. Не много же доходов получил Фэкс от захваченного Руата... И впредь получит не больше, пока она, Лесса, жива. Конечно, он не имел ни малейшего представления о причинах упадка.

Или все же имел? — подумала Лесса, и жесткое предчувствие опасности снова сжало ее сердце. Она повернулась спиной к солнцу. Там, на западе, раскинулся родовой холд Фэкса, единственный, который принадлежал ему по закону. Больше ничего на северо-западе не осталось — кроме голых каменистых плоскогорий и Вейра, некогда защищавшего Перн.

Лесса потянулась, выгнув спину и глубоко вдохнув свежий утренний воздух.

Во дворе у конюшни пропел петух. Лесса настороженно обернулась, бросив взгляд на холд; ей не хотелось, чтобы ее заметили в столь странной позе. Она торопливо распустила волосы, и густые пряди скрыли ее лицо. Быстро скользнув вниз по лестнице, девушка подошла к стражу. Он жалобно стонал, моргая; свет наступающего дня раздражал его огромные глаза. Не обращая внимания на смрадный запах из пасти зверя, она прижала к себе его голову, покрытую панцирными пластинками, и стала почесывать остроконечные уши и выступающие надбровья. Страж млел от удовольствия, его вытянутое тело подрагивало, подрезанные крылья тихо шелестели. Он один знал правду о Лессе. И она доверяла ему, единственному существу на всем Перне; доверяла с того утра, когда нашла убежище в его темном, вонючем логове, спасаясь от беспощадных мечей солдат Фэкса.

Лесса неспешно поднялась, напомнив зверю, что в присутствии посторонних он должен быть с нею таким же злобным, как и с остальными. Раскачиваясь вперед и назад всем телом, страж неохотно пообещал выполнить ее приказ.

Первые лучи солнца заглянули через наружную стену холда, и страж с воплем бросился в темную конуру. Лесса торопливо метнулась в кухню, пересекла ее и скрылась в полумраке сыроварни.

Глава 2 

Над чашею Вейра взлетают драконы —

Бронза, коричневый, синий, зеленый...

Всадникам Перна приветствие крикни!

Миг — и исчезли. Миг — и возникли.

Ф'лар, прижимаясь к огромной шее бронзового Мнемент'а, первым возник в небесах над главным холдом Фэкса, самозваного повелителя Плоскогорья. За ним, вытянувшись правильным клином, появились остальные всадники крыла. Повернув голову, Ф'лар окинул взглядом привычный строй; он был таким же строгим, как при входе в Промежуток.

Пока Мнемент', как и полагалось при дружественном визите, описывал в воздухе пологую дугу, собираясь приземлиться на защитной полосе холда, Ф'лар с нарастающим раздражением рассматривал обветшавшие, давно заброшенные постройки, служившие когда-то укреплениями. Ямы для огненного камня были пусты, а разбегавшиеся от них желоба, вырубленные в камне, поросли мхом.

Остался ли на Перне хоть один лорд, который хранил чистоту камней своего холда, как предписывали древние Законы? Губы Ф'лара сурово сжались. Когда закончится этот Поиск и свершится Запечатление, в Вейре будет созван карающий Совет. И можно поклясться золотой чешуей королевы, что он, Ф'лар, станет его главой. Он возродит былое усердие. Он очистит скалы Перна от зелени и копившейся годами опасной дряни, он заставит удалить с каменных построек каждый стебель травы. Дикая растительность вокруг любой фермы станет непростительным грехом. И десятина, столь скудная и так неохотно жертвуемая в последнее время, потечет в Вейр Крылатых хотя и под страхом испепеления, но с приличествующей щедростью.

Мнемент' одобрительно рыкнул, легко опускаясь на покрытые травой плиты холда Фэкса. Когда бронзовый дракон сложил свои громадные крылья, Ф'лар услышал, как в главной башне холда пропел горн. Мнемент' опустился на колени, уловив желание Ф'лара спешиться. Бронзовый всадник остался стоять около огромной клиновидной головы дракона, терпеливо дожидаясь прибытия властелина холда. Рассеянный взгляд Ф'лара скользил по долине, залитой лучами теплого весеннего солнца. Всадник не обращал внимания на любопытных. Они же, горя желанием получше разглядеть прибывших, облепили край парапета и окна, пробитые в нависавшей над холдом скалистой стене.

Ф'лар не обернулся, когда ударивший в спину порыв ветра известил о приземлении крыла. Но он знал, что Ф'нор, коричневый всадник и, по стечению обстоятельств, его сводный брат, занял обычную позицию слева и сзади от него. Уголком глаза Ф'лар видел, как Ф'нор ожесточенно ковыряет носком сапога пробившуюся меж камней траву.

От распахнутых ворот просторного двора донесся короткий приказ, отданный громким шепотом, и почти тотчас из широкого проема маршем двинулся небольшой отряд; во главе его шагал плотный мужчина среднего роста.

Мнемент' изогнул шею так, что нижняя челюсть коснулась земли. Фасетчатые глаза зверя, оказавшиеся теперь на одном уровне с головой Ф'лара, с интересом уставились на приближавшихся людей. Строй солдат смешался. Драконы никогда не понимали, почему они вызывают такой ужас у простого народа. Лишь в начальный момент жизни дракон нападал на человека, что объяснялось, скорее всего, простым неведением. Ф'лар не сумел бы объяснить дракону сложности политики, требующей внушать обитателям холдов, от лорда до последнего ремесленника, благоговейный страх. Зато он отметил, что ужас и опасливое почтение на лицах приближавшихся людей доставляли ему, Ф'лару, странное удовольствие. Мнемент' мог только недоумевать.

— Добро пожаловать, бронзовый всадник, в холд Фэкса, властелина Плоскогорья. Лорд к твоим услугам, — произнес мужчина, поднимая руку в приветствии.

Он говорил о себе в третьем лице — и человек, не пропускающий подобные мелочи мимо ушей, мог бы истолковать их как легкое неуважение. Впрочем, манеры Фэкса соответствовали сведениям, которыми располагал Ф'лар, поэтому он не обратил на инцидент внимания. Подтвердилась и информация о жадности Фэкса. Он действительно был жаден. Алчность светилась в его беспокойных глазах, бесцеремонно обшаривших каждую деталь одежды Ф'лара, в том, как он насупил брови, заметив рукоятку меча с замысловатой резьбой.

Ф'лар в свою очередь обратил внимание на дорогие перстни, сверкавшие на пальцах левой руки Фэкса. Правая рука повелителя холда была слегка согнута в локте — привычка, свидетельствующая о профессиональном владении мечом. Его тунику из дорогой ткани покрывали пятна; ноги, обутые в тяжелые сапоги, стояли твердо, вес тела был смещен вперед, на носки. Да, с этим человеком нужно держать ухо востро, решил Ф'лар; да и как иначе вести себя с победоносным покорителем пяти окрестных холлов? Столь неуемная жадность говорит сама за себя. Шестое владение принесла Фэксу жена, седьмое... седьмое он унаследовал законным путем, но при крайне странных обстоятельствах. Он славился распутством, из чего Ф'лар сделал вывод, что Поиск в этих семи холдах может оказаться успешным. Пусть Р'гул отправляется за горный хребет и ведет Поиск там, среди беспечных и прелестных обитательниц южных районов. Сейчас Вейр нуждался в сильной женщине — Йора во всем, что не касалось Неморт'ы, была хуже чем бесполезной. Тяготы судьбы, неуверенность в завтрашнем дне — именно такие условия могли отточить черты характера, которые Ф'лар хотел видеть у будущей госпожи Вейра.

2
{"b":"201194","o":1}