ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Вон она идет», — сообщил Рут', опустив крыло, чтобы Джексом мог увидеть девушку, которая вышла из дома и направилась к реке, держа на плече корзину.

Какой счастливый случай! Он велел Рут'у приземлиться на берегу, где женщины холда обычно занимались стиркой.

«Здесь не очень глубоко, — мимоходом заметил Рут', — но зато есть большой валун на самом солнцепеке — там мне будет тепло и уютно». Не дожидаясь, пока Джексом ответит, дракон начал плавный спуск и, пролетев над бурлящей среди камней водой, пошел на посадку над тихой заводью, где из речной глади выступал большой плоский валун. Сделав аккуратный разворот, чтобы не задеть крылом плакучие ветви густых деревьев, окаймляющих берег, Рут' легко приземлился на теплую гранитную поверхность. «Она идет», — повторил он и наклонил плечо, чтобы Джексому было удобнее спешиться.

Внезапно на юношу нахлынули сомнения; в памяти всплыли язвительные слова Миррим. Конечно, Рут' еще не дорос до того возраста, когда драконы начинают интересоваться брачными полетами, и все же...

«Она идет, и тебе с ней будет хорошо. А когда тебе хорошо, мне хорошо тоже, — произнес Рут'. — С ней ты чувствуешь себя сильным и счастливым, и это прекрасно. Здесь, на солнце, так тепло и приятно... Ступай же».

Изумленный настойчивостью, звучавшей в бесплотном голосе дракона, Джексом пристально поглядел на него. Глаза Рут'а плавно вращались, зеленовато-голубые сполохи свидетельствовали о полном удовлетворении, и это странным образом противоречило его настойчивому тону.

Тут Корана вышла из-за поворота тропинки и увидала их. Уронив корзину с бельем, она бросилась к Джексому. Ее объятия были такими пылкими, а поцелуи, которыми она осыпала его лицо, столь горячими, что скоро Джексом позабыл все свои тревоги.

Рука об руку они направились за прибрежные камни, туда, где землю покрывал мягкий мох и где никто не мог их увидеть, даже Рут'. Корана, как и Джексом, сгорала от желания, подогретого несостоявшейся прошлой встречей. Когда ладони Джексома коснулись ее нежной кожи и девушка всем телом прильнула к нему, мимолетная мысль едва не испортила ему настроение. Кто знает, стала бы Корана столь же пылкой возлюбленной, не будь он лордом Руата? Впрочем, какая разница! Все равно он — ее возлюбленный... И, больше ни о чем не думая, Джексом целиком отдался страсти. В миг наивысшего восторга, граничившего с болью, он ощутил едва заметное касание и радостно, облегченно вздохнул: Рут', как всегда, был с ним.

 Глава 12

Холд Руат.
Равнинный холд Фиделло.
Падение Нитей.
Пятнадцатый Оборот.
Седьмой день шестого месяца

Утаить что-либо от своего дракона совсем не просто. Единственное время, когда Джексом мог спокойно думать о чем угодно, не опасаясь, что услышит Рут', выдавалось лишь поздно вечером, когда тот уже крепко спал, или утром, если Джексом ухитрялся проснуться раньше своего приятеля. Он редко испытывал необходимость скрывать от дракона свои мысли, и тем труднее ему давались подобные уловки. Кроме того, он сильно утомлялся за день — тренировки с учебным крылом Форта, помощь Лайтолу и Бранду в подготовке холда к летней страде и регулярные визиты в Равнинный холд... Джексом проваливался в сон, едва успев натянуть на себя меховое покрывало. По утрам Тордрилу и другим воспитанникам зачастую приходилось стаскивать его с постели, чтобы он не опоздал к столу или на занятия.

И все же мысли о слишком медленном развитии Рут'а порой тревожили его в самое неподходящее время, и Джексому приходилось спешно подавлять их, чтобы даже намеком не потревожить дракона.

Как будто нарочно, в Форт-Вейре они дважды становились свидетелями полетов затомившихся зеленых, за которыми устремлялись все коричневые и синие, которые надеялись за ними угнаться. Первый случай произошел в самый разгар учебных маневров, так что Джексом едва заметил, как над их крылом пронесся брачный кортеж. Ему не удалось ничего толком рассмотреть, поскольку Рут', которого это событие ничуть не заинтересовало, продолжал двигаться в строю, и Джексому пришлось срочно ухватиться за ремни упряжи, чтобы не полететь вниз.

Во второй раз они с Рут'ом были на земле, когда брачные призывы зеленой, которая начала высасывать кровь уже из третьего бычка, взбудоражили весь Вейр. Остальные ученики были слишком юны, чтобы проявить интерес, но на Джексоме взгляд наставника задержался довольно долго. Неожиданно для себя Джексом понял: по-видимому, К'небелу любопытно, присоединятся ли Джексом с Рут'ом к соперникам, ожидающим момента, когда зеленая поднимется в воздух.

Джексома затопила такая волна чувств — здесь были и волнение, и стыд, и ожидание, и отвращение, и неприкрытый ужас, — что Рут' испуганно попятился, раскинув крылья.

«Что тебя так огорчило?» — требовательно спросил дракон, усаживаясь на землю и изогнув шею, чтобы лучше видеть своего всадника. Глаза его быстро вращались, воспринимая сумбурные мысли Джексома.

— Все в порядке, все в порядке, — поспешно ответил Джексом, поглаживая голову Рут'а. Ему отчаянно хотелось спросить, не возникло ли у Рут'а желания догнать зеленую, но где-то внутри, в самой глубине души, он тайно надеялся, что в этот раз брачные игры драконов обойдутся без их участия.

С вызывающим криком зеленая взвилась в небо и с высоты еще раз повторила свой дразнящий призыв. Коричневые и синие устремились за ней, подгоняемые разгорающейся страстью. Но она поднималась быстрее и легче своих преследователей; когда они оторвались от земли, зеленая была уже далеко. Около площадки для кормления всадники улетевших драконов тесным кольцом окружили хозяина зеленой. Мгновение — и зеленая, и ее преследователи превратились в еле заметные точки. Покачиваясь на неверных ногах, всадники заковыляли в нижние пещеры, в специальное помещение, предназначенное для таких случаев.

Джексом еще никогда не присутствовал при брачном полете драконов. Он вдруг ощутил, как в горле у него пересохло. Сердце бешено забилось, кровь застучала в висках; сейчас он испытывал такое же томительное напряжение, какое ощущал, прижимая к себе податливое тело Кораны. «Интересно, — пришла в голову внезапная мысль, — какой дракон догонит Пат'у, с каким всадником Миррим...»

Ощутив на плече чью-то руку, он подскочил с испуганным вскриком.

— Рут' еще не готов к брачному полету... да и ты, Джексом, явно еще не созрел, — произнес К'небел, глядя на далекие точки в небе. — Даже брачные игры зеленой лишили тебя спокойствия... — На лице наставника Джексом увидел понимающую усмешку. К'небел кивком указал на Рут'а. — Что, совсем не интересуется? Ничего, увидишь, то ли еще будет! А пока вам лучше держаться подальше от Вейра в такие дни. Да и мне нужно увести куда-нибудь своих молокососов, пока зеленую не догнали.

Только сейчас Джексом заметил, что все ученики куда-то разбежались. Еще раз ободряюще хлопнув Джексома по плечу, К'небел подошел к своему бронзовому, ловко вскочил ему на шею и направил дракона в вейр.

Мысли Джексома вернулись к мчащимся в поднебесье зверям. Он с содроганием подумал о всадниках, погруженных сейчас в транс, слившихся воедино со своими драконами. Они переживали все перипетии страстной погони — и надежда, желание, любовь с каждым мигом все сильнее и крепче стягивали нити, неразрывно соединяющие людей и драконов. Джексом подумал о Миррим. И о Коране...

Сдержав стон, он залез Рут'у на шею, чтобы умчаться куда глаза глядят из обжигающей страстью атмосферы Форт-Вейра, умчаться от внезапного прозрения того тайного, темного, что всегда мерещилось ему в душах всадников — и что сегодня он обнаружил в собственном сердце.

Его потянуло на озеро; он жаждал погрузиться в ледяную воду, чтобы обжигающий холод остудил тело и затушил огонь, сжигающий мозг. Но Рут' доставил его в Равнинный холд.

— Рут'! Я же просил на озеро! Отнеси меня на озеро!

205
{"b":"201194","o":1}