ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В этот миг проснулся Тирот'. Он заревел и стал потягиваться, засыпав своего всадника песком. Брекка коротко вздохнула и вскочила на ноги, не спуская глаз со старого дракона, который отряхивался и расправлял крылья.

— Брекка, нам пора! — крикнул Д'рам. — Ты слышишь?

— Да, слышу. Поторопитесь! — отвечала она, подняв руку в знак прощания.

То, что так взволновало Тирот'а, взбудоражило и файров, которые принялись носиться кругами, пронзительно чирикая. Рут' приподнял голову и, сонно оглядевшись, снова положил ее на песок, не обратив никакого внимания на поднявшуюся суматоху. Брекка обернулась и со странным выражением взглянула на белого дракона.

— Что случилось, Брекка?

— В Исте бронзовые начали пить кровь.

— Чтоб им ни Скорлупы, ни Осколков! — первоначальное удивление Джексома сменилось острым разочарованием и досадой на собственную немощь. Он так надеялся, что ему будет позволено присутствовать при этом брачном полете. Ему хотелось подбодрить Г'денеда с Барнат'ом.

— Мы и так все узнаем, — мягко сказала Брекка. — Там ведь будут и Кант', и Тирот'. Они мне все расскажут. А ты пока поешь!

Джексом послушно сунул нос в кружку, все еще проклиная постигшую его неудачу, и внезапно заметил, что Брекка опять приглядывается к Рут'у.

— С Рут'ом что-то не так?

— С Рут'ом? С чего ты взял? Он, бедняжка, так гордится, что воевал с Нитями без тебя... Сейчас он слишком устал, чтобы думать о чем-то еще.

Она встала и пошла прочь. Берд и Гралл, тихонько воркуя, опустились ей на плечи, и скоро все трое исчезли под тенистым пологом леса.

 Глава 14

Раннее утро в мастерской арфистов.
Середина утра в Иста-Вейре.
Пятнадцатый Оборот.
Двадцать восьмой день восьмого месяца

Еще не начало светать, когда Робинтона разбудила Сильвина.

— Мастер Робинтон, пришла весть из Исты. Бронзовые начали пить кровь. Кайлит'а скоро взлетит. Вас ждут.

— Неужели? Спасибо тебе, Сильвина, — он зажмурился — свет лампы, с которой она сняла колпак, ударил ему в глаза. — А ты случайно не принесла мне... — тут арфист увидел у постели

дымящуюся кружку. — Милая моя, я тебе благодарен до конца жизни!

— Ты уж скажешь, — хихикнула Сильвина, выходя из комнаты, чтобы не мешать арфисту собираться.

Робинтон торопливо оделся — предрассветный холодок пробирал до костей. Заир, тихонько попискивая, привычно угнездился у него на плече, и арфист зашагал по коридору.

Сильвина с факелом в руках уже ожидала его в темном нижнем зале. Она повернула рычаг, освобождая тяжелый брус, которым закрывали на ночь массивную кованую дверь. Робинтон поднажал плечом и с тревогой ощутил острый укол в боку. Сильвина вручила ему гитару, заботливо укутанную от леденящего холода Промежутка.

— Я уверена, что Кайлит'у догонит Барнат', — сказала она. — Гляди-ка, вот и Дрент'!

Арфист увидел, как садится коричневый Дрент', гася скорость крыльями, и бросился вниз по лестнице. Дракон был явно возбужден, его глаза сверкали в темноте красно-оранжевым пламенем. Поздоровавшись со всадником, Робинтон слегка замешкался, чтобы закинуть за спину гитару, и, ухватившись за протянутую руку Д'фио, забрался коричневому на шею.

— Как распределились ставки? — спросил он всадника.

— Значит, так. Лучший, конечно, Барнат'. Он-то наверняка и догонит Кайлит'у. Хотя, — тут в голосе Д'фио послышалось сомнение, — четверка бронзовых, которых допустил к испытанию Н'тон, тоже хороша: все как один сильные молодые драконы, так и рвутся в бой. Так что вполне возможен сюрприз. Ставь на любого — не прогадаешь!

— Я бы не отказался, но мне, понимаешь ли, не к лицу...

— Если бы ты, мастер Робинтон, доверил дело мне, то, клянусь Дрент'овой скорлупой, «е пожалел бы.

— Так, значит, как всегда, после полета? — спросил арфист, сдаваясь. Он никогда не мог совладать с необоримой страстью к игре.

— О чем речь, мастер Робинтон! — грубовато ответил Д'фио. — Ведь я все-таки всадник, а не какой-нибудь там жулик-южанин!

— А я — главный арфист Перна, — парировал Робинтон. И, наклонившись к всаднику, сунул ему в ладонь две монеты. — Само собой, ставлю на Барнат'а, только смотри, чтоб ни одна живая душа не узнала!

— Как скажешь, мастер Робинтон, — с довольным видом ответил Д'фио.

Они поднялись над черной тенью утесов Форт-холда, едва различимых на фоне безлунного неба. Робинтон почувствовал, как напряглась спина всадника, и резко задержал дыхание — они вошли в Промежуток и тут же выскочили над Истой под трубный рев Дрент'а, спешившего назвать свое имя сторожевому дракону.

Робинтону пришлось прикрыть глаза рукой — так ослепительно сверкало солнце, отражаясь от морской глади. Бросив взгляд вниз, он увидел выразительный силуэт утеса, приютившего Ис-та-Вейр: черная скала напоминала гигантские скрюченные пальцы, нацеленные в яркое голубое небо. Иста была самым маленьким из Вейров, и некоторым драконам приходилось сооружать себе логова в окрестном лесу, подступающем к самому подножию скалы. Сейчас все обширное плато позади конической вершины наводнили бронзовые драконы. Их всадники сгрудились вокруг золотой королевы, которая, изогнув спину, высасывала кровь из очередной жертвы. Поодаль, на безопасном расстоянии, толпились зрители. Туда и направлялся Дрент' в поисках места для приземления.

Заир вспорхнул с плеча арфиста, спеша присоединиться к воздушному танцу ящериц, выражающих свое нетерпение. Робинтон заметил, что они стараются держаться от драконов подальше. Все-таки файры стали снова появляться в Вейрах — и то хорошо...

Д'фио спешился вслед за Робинтоном и отослал своего дракона поплавать в теплой воде залива, пониже плато. Другие звери, не принимавшие участия в сегодняшнем полете, уже воспользовались приятной возможностью и наслаждались морским купанием.

Кайлит'а, подпрыгивая, двинулась к загону, где метались мясные птицы. Козира неотступно следовала за ней, ни на миг не теряя связи с молодой королевой; ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы Кайлит'а наелась мяса: отяжелев, она не сможет подняться в брачный полет. Робинтон насчитал двадцать шесть бронзовых, тесным кольцом обступивших площадку для кормления. Шкуры их блестели в резком солнечном свете, глаза возбужденно вращались, сверкая красным огнем. Сжавшись, как пружина, полурасправив крылья, они были готовы рвануться ввысь по первому знаку королевы. Драконы — как и требовал Ф'лар — были молоды; почти все — одинаково крупные. Они нетерпеливо ждали, не сводя горящих глаз с предмета своих вожделений.

Кайлит'а издала низкий горловой рык и принялась высасывать кровь из очередной жертвы. Потом вздернула голову и обвела кольцо бронзовых презрительным взглядом.

Внезапно сторожевой дракон взревел, требуя назвать пароль, и даже Кайлит'а оглянулась, чтобы посмотреть, что происходит. С юга, снижаясь над морем, подлетали двое бронзовых.

Робинтон сразу догадался, что драконы намеренно приближались на малой высоте, чтобы подобраться к Вейру незамеченными, и тут же понял: они совсем старики — морды посерели, шеи потеряли былую гибкость. Это южане. Должно быть, Т'кул с Салт'ом, а второй скорее всего Б'зон с Ранильт'ом. Робинтон бросился к площадке для кормления, где стопились будущие соискатели королевы, ибо именно туда стремились двое бронзовых, прибывших с юга.

«Да, время они рассчитали отменно», — подумал Робинтон и заметил двух всадников, как и он, пробиравшихся к месту посадки бронзовых. Он издали узнал плотную фигуру Д'рама и высокого худощавого Ф'лара. Т'кул и Б'зон соскочили с драконов, которые одним прыжком одолели расстояние, отделявшее их от собратьев, но те вместо приветствия яростно зашипели и зарычали. Робинтон молился про себя, чтобы никто из бронзовых всадников сгоряча не совершил опрометчивого поступка. Большинство из них были так молоды, что не могли узнать ни Т'кула, ни Б'зона. Зато Ф'лар с Д'рамом поняли все с первого взгляда.

215
{"b":"201194","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сказки для маленьких
Коренной перелом
Большая и грязная любовь
Заклятые супруги. Леди Смерть
Я ничего не придумал
Смерть на охоте
Вечный. Выживший с «Ермака»
Внутри звездопада
Пик