ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ему страстно захотелось, чтобы Прибрежный холд больше не подвергался никаким набегам. Совершенно безнадежное желание, если учесть, что он никак не мог повлиять на грядущие события. Ведь он лорд Руата, а не Прибрежного. Если кто-то и имеет право на это место, то скорее — мастер Робинтон и Менолли; ведь это их занесло сюда штормом.

Джексом вздохнул, ощутив укол совести. Теперь, когда мастер Олдайв объявил, что он окончательно излечился от последствий горячки, он вполне может летать в Промежутке и вместе с Рут'ом вернуться домой, в Руат. Он прямо-таки обязан вернуться в Руат. Однако ему совершенно не хочется туда возвращаться. И не только из-за Шарры.

Если подумать, он там вовсе не нужен. Лайтол, как и раньше, прекрасно справляется с делами... а от Рут'а никто не требует, чтобы он летал биться с Нитями — ни в Руате, ни в Форт-Вейре. Правда, в Бендене сквозь пальцы смотрят на их шалости, но Ф'лар дал ясно понять, что ни белый дракон, ни его всадник, юный лорд Руатанский, не должны подвергать себя опасности.

С другой стороны, никто не запрещал ему заниматься поисками. Джексома внезапно осенило, что никто к тому же не требует, чтобы он немедленно возвращался в Руат.

Эта мысль слегка утешила юношу, но на смену ей сразу же пришла другая: с завтрашнего дня Ф'лар начнет присылать сюда все новых всадников — всадников, чьи драконы летают куда быстрее и дальше Рут'а. Всадников, которые смогут добраться до горы раньше его. Всадников, которым наверняка удастся обнаружить те следы, что, по мнению Робинтона, могли сохраниться в глубине материка. Всадников, которые, конечно же, сразу разглядят в Шарре красоту, нежность и душевное тепло — то, что так привлекало к ней самого Джексома.

Джексом ворочался на своем набитом сеном матрасе, тщетно стараясь найти удобное положение и уснуть. Хорошо бы план Робинтона, предусматривающий работу для него самого, Шарры, Менолли и Пьемура, не претерпел никаких изменений... Как повторяет Пьемур, драконы хороши для дальних перелетов, но для того, чтобы как следует изучить местность, нужно облазить ее пешком вдоль и поперек. Может быть, Ф'лар с Робинтоном решат, что лучше рассредоточить всадников по всей территории, максимально расширив район поисков, а их четверка будет продвигаться к горе?

Внезапно Джексом понял: если не считать Шарры, он ничего так страстно не желает, как добраться до горы первым. Этот торжественно-симметричный конус привел его сюда, в бухту, он грезился ему в горячечном бреду, не давая покоя днем, а по ночам кошмарными видениями вторгаясь в его сны. Пусть это неразумно, но Джексом хотел во что бы то ни стало добраться до него первым!

Где-то посреди этих размышлений он незаметно уснул. И снова в его снах, сменяя друг друга, разворачивались устрашающие события: снова гора взрывалась, извергая пылающие красно-оранжевым пламенем каменные глыбы и потоки расплавленной лавы. Снова Джексом был одновременно насмерть перепуганным беглецом и бесстрастным наблюдателем. И вдруг пылающая стена начала обрушиваться за его спиной — так близко, что он почувствовал спиной ее обжигающее дыхание...

И проснулся! Лучи восходящего солнца, пробиваясь сквозь листву деревьев, ласкали его плечи. Вот и утро!

Джексом мысленно обратился к Рут'у. Дракон все еще дремал на поляне, оставшейся на месте старого убежища, где для него выкопали в песке уютную ямку.

Юноша поискал глазами Пьемура — тот спал, свернувшись калачиком, подложив ладони под щеку. Выскользнув из постели, Джексом бесшумно открыл двери и, неся в руках сандалии, на цыпочках прошел через кухню. Рут' шевельнулся, вспугнув пару ящериц, удобно расположившихся у него на спине, и Джексом замер, пораженный неожиданной догадкой. Он посмотрел на Рут'а, потом на файров. Ни один из тех, кто прикорнул рядом с драконом, не был помечен. Нужно спросить Рут'а, когда он проснется, всегда ли файры с Южного спят рядом с ним. Если так, то, возможно, сны, которые видит Джексом, — это сны огненных ящериц, их воспоминания, пробудившиеся при встрече с людьми! Но гора...

Странно, с этой стороны она выглядит правильным конусом, на котором не видно никаких следов разрушительного извержения.

Выйдя на берег, Джексом поискал в небе Рассветные Сестры.

Но, к сожалению, было уже слишком поздно; он проспал их утреннее явление.

Оба дальновидящих прибора — и Вансоров, заботливо укрытый от утренней росы мягкой кожей, и Идароланов, в плотном чехле, — все еще стояли на своих подставках. Внутренне посмеиваясь над собой, поскольку он был заранее уверен в тщетности своей попытки, Джексом все-таки не удержался, раскрыл прибор Вансора и взглянул на небо. Потом снова заботливо укутал инструмент и постоял, глядя на юго-восток, в сторону горы.

В его снах конус всегда взрывался, но ведь отсюда видна только одна сторона... Внезапно приняв решение, он вынул инструмент Идаролана из футляра. Хотя Вансоров прибор — значительно более мощный, ему не хотелось менять его тщательно выверенную настройку. К тому же труба Идаролана тоже вполне подходит для его целей. Не для того, конечно, чтобы показать разрушения, которые Джексом надеялся увидеть. Он задумчиво опустил инструмент. Теперь он может летать в Промежутке. Более того, мастер Робинтон лично поручил ему заняться исследованием территории к югу от бухты. И, что еще важнее, он должен оказаться у горы первым!

Юноша рассмеялся. Этот его замысел куда менее опасен, чем возвращение королевского яйца. Можно слетать к горе через Промежуток и вернуться раньше, чем обитатели холда сядут завтракать. Джексом снял трубу с подставки. Она ему пригодится. Когда они с Рут'ом будут в воздухе, надо внимательно приглядеться к горе — ведь нужно подыскать запоминающиеся ориентиры.

Он резко повернулся и чуть не упал от изумления. Перед ним рядком выстроились Пьемур, Шарра и Менолли. Все трое не спускали с него глаз.

— Отвечай, лорд Джексом, что ты там рассматривал в Идароланов прибор? Не иначе как гору? — осведомился Пьемур, скаля зубы в самодовольной ухмылке.

Красотка, сидевшая на плече у Менолли, вопросительно чирикнула.

— Ну, и достаточно он нагляделся? — спросила Менолли, демонстративно игнорируя Джексома.

— Я уверен, что вполне!

— Ведь не настолько он бессовестный, чтобы собраться туда без нас? — поинтересовалась Шарра.

Они насмешливо уставились на него.

— Рут' не снесет четверых.

«Почему же не снесу? Вы все не особенно толстые».

Шарра прыснула, прикрыв рот рукой, и указала пальцем на Джексома.

— Ставлю все, что угодно, — Рут' сказал, что справится! — сообщила она своим спутникам.

— Держу пари, ты права! — Менолли не спускала с Джексома глаз.

— Я думаю, Джексом, будет гораздо лучше, если в этой авантюре ты не останешься без помощи.

— В этой авантюре? — переспросил Пьемур, как всегда чутко улавливающий все оттенки речи.

Стиснув зубы, Джексом наградил арфистку красноречивым взглядом.

— Так ты уверен, что снесешь четверых? — спросил он Рут'а.

Дракон появился на берегу. Глаза его взволнованно сверкали.

«Мне уже много раз приходилось летать очень далеко. Так что теперь я стал очень сильным. Все нетяжелые. Расстояние небольшое. Мы полетим осматривать гору?»

— Ясно, что Рут' согласен, — сказала Менолли, — но если мы не вылетим немедленно... — она махнула в сторону Прибрежного холда. — Пошли, Шарра, нужно захватить летное снаряжение.

— Придется сделать страховочные петли для всех четверых.

— Вот и займитесь! — Девушки побежали к холду.

Лучше всего для этой цели подходили веревочные арканы, и Джексом с Пьемуром быстро приладили их на место. Джексом взял Идароланов дальновидящий прибор, мысленно пообещав вернуться как можно скорее, чтобы рыбак не заметил пропажи.

Рут'у пришлось поднатужиться, чтобы оторваться от земли, но, когда они наконец взлетели, он заверил Джексома, что ему ничуть не тяжело. Он взял курс на юго-восток, и Джексом навел инструмент на далекую вершину. Даже с такой высоты он не смог разглядеть никаких характерных особенностей рельефа. Он стал постепенно опускать трубу, пока ясно и отчетливо не увидел на фоне горы невысокий хребет.

239
{"b":"201194","o":1}