ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Но ведь ты отыскал Д'рама здесь, в бухте, — напомнил Робинтон.

— Мне просто повезло. Спроси я сначала про людей, мы так никогда и не добились бы ответа, — с усмешкой ответил Джексом.

— Зато в твоем первом приключении наверняка были кое-какие интересные подробности.

— Не понимаю, учитель... — Джексом обалдело уставился на арфиста.

Вопрос был задан обманчиво мягким голосом, с едва заметным ударением на слове «первом», однако смысл его не оставлял никаких сомнений: Робинтону было известно, что яйцо вернул Джексом. Юноша укоризненно взглянул на Менолли, но на ее лице тоже застыло озадаченное выражение, как будто намек мастера и для нее был полной неожиданностью.

— Кстати, ведь я тогда получил от Заира очень похожие сведения, — как ни в чем не бывало, заметил мастер Робинтон, — только не додумался истолковать их так удачно, как ты. Так что прими мои поздравления... правда, изрядно запоздавшие... — он слегка склонил голову и продолжал, словно речь шла о самом заурядном деле: — с тем, как ловко ты все устроил. И если бы вы с Рут'ом сумели приложить свои таланты к сегодняшним проблемам, то помогли бы нам избежать долгих напрасных усилий. Видишь ли, Джексом, время, как и раньше, работает против нас. Находка на этом Плато, — Робинтон постучал пальцами по лежащим перед ним наброскам, — недолго останется тайной. Она принадлежит всему Перну...

— Но ведь оно лежит на востоке, мастер Робинтон, — с изрядной долей вызова перебила его Миррим, — а это — будущие владения всадников!

— Ну, разумеется, детка, — успокоил ее арфист. — И если бы Рут'у удалось, пустив в ход свои чары, уговорить файров, чтобы они сосредоточились на своих воспоминаниях...

— Ну, конечно, мастер Робинтон. Я постараюсь, — сказал

Джексом в ответ на выжидательный взгляд мастера-арфиста. — Но ты же сам знаешь, что с ними, — он указал на небо, — бывает непросто... И когда речь заходит об извержении, понять почти ничего невозможно.

— Как выразилась Шарра, сонные глаза разбегаются, — сказала Менолли, улыбаясь подруге.

— У меня точно такое же впечатление! — воскликнул арфист, хлопнув ладонью по столу. — И если бы Джексому с помощью Рут'а удалось заставить их сосредоточиться, то через своих файров мы, возможно, получили бы от них четкие и осмысленные образы вместо обычной неразберихи.

— Но зачем? — с недоумением поинтересовался Джексом. — Ведь мы и так знаем — гора взорвалась, наши предки бросили свои холды и ушли на север.

— Но разве это все, что мы хотим знать? Возможно, нам и удастся найти кое-какое оборудование, которое они оставили... вроде того увеличительного прибора, что сохранился в заброшенной комнате Бенден-Вейра. Только подумай — насколько этот прибор расширил наши знания об окружающем мире и небесной сфере! А вдруг нам повезет и мы найдем те чудесные машины, о которых говорится в Записях! — Робинтон разложил на столе зарисовки. — Смотри, сколько курганов — больших и маленьких, длинных и коротких! В одних могли размещаться спальни, в других — кладовые, жилые комнаты, а в некоторых, возможно, и мастерские...

— Откуда мы знаем, что у тогдашних людей все было, как у нас? — хмуро спросила Миррим. — Кладовые, мастерские и все остальное?

— Оттуда, дитя мое, что ни природа человека, ни его потребности ничуть не изменились со времени самых древних Записей.

— Но это вовсе не значит, что, покидая Плато, они что-то оставили в этих курганах, — не скрывая сомнений, заявила Миррим.

— Во всех снах повторялись одинаковые подробности, — терпеливо (даже слишком терпеливо, по мнению Джексома) пояснил Робинтон. — Огнедышащий вулкан, раскаленные камни, потоки лавы. Бегущие люди... — он замолчал, выжидательно глядя на собеседников.

— Да, люди были охвачены паникой! — подхватила Шарра. — Они не успели ничего взять с собой. Или захватили лишь самое необходимое!

— Но они могли вернуться после того, как извержение закончилось, — сказала Менолли. — Помните, в тот раз в Западном Тиллеке...

— Это я и имел в виду, — одобрительно кивая, согласился арфист.

— Но как же, мастер, — растерянно продолжала Менолли, — ведь из того вулкана пепел летел еще не одну неделю. Он засыпал всю долину, — она провела рукой в воздухе горизонтальную черту. — Из-за него было совершенно невозможно разглядеть, что там было раньше.

— Преобладающее направление ветра на Плато — юго-восточное, — заметил Пьемур, — причем ветры там довольно сильные, — он взмахнул рукой, как бы сметая невидимую пыль. — Разве вы сами не обратили внимания, как там ветрено?

— Именно поэтому там кое-что и осталось на поверхности, — сказал арфист. — То, что вы заметили с воздуха. — Я знаю, Джексом, шанс ничтожный, но мне почему-то кажется, что извержение застигло людей врасплох. А вот почему — не могу понять! Ведь люди, которые сумели неподвижно подвесить в небе Рассветные Сестры, должны были легко распознать действующий вулкан. И все же я полагаю, что извержение началось совершенно неожиданно. Оно застало людей за их повседневными делами — дома, в мастерских. И если тебе, Джексом, удастся правильно ориентировать мечущиеся мысли файров, то, быть может, мы сумеем определить, какие курганы самые важные. Сам я, увы, пока не могу добраться до Плато и заняться раскопками, но ничто не мешает мне шевелить мозгами и прикидывать, что бы я сделал в первую очередь, будь я там, с вами.

— Мы будем твоими ногами и руками, — воскликнул Джексом.

— А они — глазами, — добавила Менолли, указывая на файров, подсматривающих с потолочной балки.

— Я так и думал, что вы меня поддержите, — сказал Робинтон, обводя своих юных друзей ласковым взглядом.

— Когда начнем? — спросил Джексом.

— Завтра, по-твоему, не слишком рано? — жалобно осведомился арфист.

— По мне — так в самый раз. Пьемур, Менолли, Шарра, мне понадобитесь вы сами и ваши ящерицы!

— Я тоже могу прилететь, — вызвалась Миррим.

Заметив замкнутое выражение, появившееся на лице Шарры, Джексом понял, что для нее присутствие Миррим столь же нежелательно, как и для него самого.

— По-моему, Миррим, это лишнее. Твоя Пат'а только распугает здешних файров...

— Но это просто смешно! У меня три файра, притом самые вышколенные на всем Перне...

— Я вынужден согласиться с Джексомом, — виновато улыбнувшись бенденской всаднице, промолвил Робинтон. — И хоть я признаю, что твои файры, Миррим, несомненно, самые вышколенные на всем Перне, все же мы не можем ждать, пока здешние ящерицы привыкнут к Пат'е.

— Им вовсе не обязательно видеть Пат'у...

— Миррим, все уже решено, — отрезал Робинтон; теперь на его лице не было и следа улыбки.

— Что ж, мне все понятно! Раз я здесь никому не нужна... — Миррим выскочила из зала.

Джексом заметил, что арфист пристально смотрит ей вслед. Юноше стало неудобно за выходку, которую она себе позволила. Он видел, что Менолли тоже расстроена.

— Уж не собирается ли ее Пат'а загулять? — спокойно осведомился Робинтон.

— Ну, не сегодня же, — отозвалась Менолли.

Заир, примостившийся у арфиста на плече, тревожно чирикнул, и на лице Робинтона появилось выражение досады.

— Брекка вернулась. Мне уже давно пора отдыхать!

Он почти бегом ринулся вон из зала, резко обернулся на пороге, чтобы приложить палец к губам, и шмыгнул в свою комнату. Пьемур с непроницаемым лицом сделал шаг в сторону и занял освободившееся место. В комнату впорхнули файры. Джексом узнал Берда и Гралл.

— Мастеру Робинтону непременно нужно отдыхать, — сказала Менолли, машинально перебирая разложенные на столе наброски.

— Но он ничуть не утомился, — заметил Пьемур. — Такая работа для него необходима как воздух. Пока тебя здесь не было, он просто изнывал от тоски и безделья... а тут еще Брекка со своей нудной опекой!.. Ведь это все-таки не раскопки на Плато...

— Ведь я говорил, Брекка, — донесся с крыльца голос Ф'нора, — что ты волнуешься совершенно зря.

— Скажи, Менолли, давно ли мастер Робинтон отправился отдыхать? — спросила Брекка, подходя прямо к столу.

244
{"b":"201194","o":1}