ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Джексом нырнул в загадочно темную глубину вод — солнце еще не осветило бухту, его лучи только начали скользить по вершинам далеких гор. Глубже... Глубже... Задохнувшись, он выскочил на поверхность, жадно глотая воздух. Кажется, он догадался! Между поселением на Плато и берегом моря было еще одно убежище — и, без сомнения, его можно разыскать.

Ему не терпелось проверить свою гипотезу. Выскочив из воды, Джексом собрал летную амуницию, прихватил на кухне ломоть мяса с хлебом и позвал Рут'а. Когда взошло солнце, они были уже в воздухе. Безоблачное небо над ними переливалось алым и золотым, вершины гор пламенели багрянцем.

Через Промежуток Рут' перенес юношу к Плато. Они неторопливо облетели его по периметру; Джексом увидел два свежих кургана, которые насыпали вчера драконы, раскапывая древние здания. Он велел Рут'у сменить курс — теперь они направлялись в сторону моря, до которого пешком пришлось бы добираться половину дня. Пока Джексом не хотел звать на помощь файров, справедливо полагая, что не добьется ничего, кроме картин извержения. Нет, сначала надо найти место, где укрывались спасшиеся от извержения люди; там, возможно, файры покажут какие-то новые образы. В конце концов, у поселенцев, обитавших на Плато, были подсобные службы... конюшни или амбары, в которых после катастрофы могли укрыться сотни людей.

Рут' медленно летел к морю, повторяя путь исхода беженцев. Кончились луга, за ними потянулись заросли кустарника, постепенно переходившие в лес. Джексом понял, что только при большом везении им удастся разглядеть в густой зеленой листве хоть что-нибудь. Он уже собирался повернуть Рут'а назад, когда заметил прогалину в джунглях; она тянулась на сотни длин дракона и густо заросла травой. В дальнем конце сверкнули ленточки воды — похоже, там были мелкие, связанные друг с другом водоемы.

Солнце поднялось над краем Плато, и Джексом заметил три длинные тени, протянувшиеся поперек прогалины. С замирающим сердцем он направил Рут'а туда; они кружили до тех пор, пока ему не удалось разглядеть три холма явно искусственного происхождения — правда, по форме они отличались от курганов на плоскогорье. В их расположении чувствовалось что-то неестественное — один как бы выдавался вперед, словно наконечник стрелы; расстояние между ними было не больше десяти длин дракона.

Джексом заставил Рут'а спуститься пониже и разглядел еще одну странную особенность — южный склон каждого из холмов резко обрывался вниз, другой был более пологим.

Рут', возбужденный не меньше своего всадника, приземлился между двумя курганами. С земли они выглядели не так странно, однако любой наблюдатель отметил бы их необычную форму.

Внезапно воздух взорвался разноцветными искрами, и над головой Джексома послышалось радостное чириканье файров.

— Что они говорят, Рут'? Попытайся их утихомирить — я ничего не понимаю.

«Слишком много всего, — Рут' поднял голову и что-то нежно просвистел. — Они рады видеть тебя. Счастливы, что ты наконец вернулся... Прошло так много времени...»

— Когда же я был здесь? Спроси у них, — Джексом понимал, что речь идет совсем о других людях, но решил не сбивать ящерок с толку временами, поколениями и прочими недоступными их пониманию подробностями.

«Когда ты и другие спустились с небес на длинных серых гладких скалах!» Казалось, Рут' сам был ошеломлен этим ответом.

— Покажи!

Ослепительные и противоречивые образы оглушили Джексома; сначала они были расплывчатыми, затем — по мере того как Рут' отбирал основное из сонма видений — становились все более четкими.

Цилиндры действительно были сероватого цвета, с короткими крыльями — неуклюжей имитацией летательных перепонок драконов. Они лежали на боку; на одном конце цилиндра было множество коротких труб, другой заканчивался тупым конусом. Неожиданно в цилиндрах появились отверстия — нечто похожее на двери, на одной трети их длины, считая от носа; поползли лестницы, на них появились люди — мужчины и женщины. В сознании Джексома стремительно промелькнула галерея образов — люди спускаются вниз, бегут, подпрыгивают, обнимаются... Затем изображение раздробилось и исчезло в хаосе видений — словно каждая огненная ящерица последовала за одним человеком и теперь пыталась передавать Рут'у свои индивидуальные воспоминания.

Теперь Джексом не сомневался, что именно здесь, на месте первой посадки, нашли убежище те, кто спасся после катастрофы на плоскогорье. Конечно, эти серые цилиндры — корабли, которые доставили их из созвездия Рассветных Сестер на Перн; по какой-то причине они не смогли вернуться обратно и навеки успокоились под этими странными курганами.

Кажется, двери открывались на расстоянии трети длины от носа? Джексом зашагал по траве вдоль вытянутого холма, отмеряя расстояние; файры в восторге крутились над его головой.

«Они говорят, что ты нашел нужное место», — сообщил Рут'. Глаза дракона полыхали фиолетовым пламенем. Словно подтверждая его слова, десятки файров опустились на склон кургана и начали выдирать траву.

— Надо вернуться на берег и предупредить остальных, — нерешительно пробормотал Джексом.

«Они спят. Спят всадники и арфисты. Мы — единственные, кто сейчас не спит».

— Что ж, весьма вероятно, — согласился Джексом.

«Я копал вчера. Я могу копать сегодня. Мы с тобой будем копать, пока они не проснутся и не придут нам на помощь».

— У тебя есть когти, а у меня нет. Давай слетаем на Плато за инструментами.

И туда, и обратно они летели в сопровождении тучи возбуж-

денных счастливых файров. Джексом наметил лопатой примерные контуры площадки, центр которой, по его расчетам, приходился против входа в корабль. Теперь ему оставалось только присматривать за Рут'ом и файрами. Дракон когтями содрал дерн, и файры по кусочкам растащили его подальше от раскопа. Видимо, слой земли, нанесенный ветром за многие тысячи Оборотов, был не слишком толстым, но дожди уплотнили почву.

Вскоре когти Рут'а заскребли по гладкой поверхности. «Это не скала!»

Джексом одним прыжком оказался рядом и всадил лопату в разрыхленный грунт. Металл звякнул обо что-то твердое, и счастливый исследователь завопил так, что файры в ужасе взмыли в воздух.

Он разгреб руками остатки земли и впился в находку очарованным взглядом. Не металл... и не вещество, из которого были сделаны здания на Плато... Скорее — невероятное дело! — это напоминало матовое стекло. Но разве стекло может обладать такой прочностью?

— Рут', Кант' проснулся?

«Нет. Но Менолли и Пьемур уже встали. Интересуются, где мы».

— Пожалуй, пора вернуться и все рассказать, — с триумфом заявил Джексом.

* * *

Когда они с Рут'ом вынырнули из Промежутка над бухтой, их ждали все трое — Робинтон, Менолли и Пьемур. Джексом оказался буквально погребен под шквалом вопросов о его ночном исчезновении. Отбиваясь от приятелей, он никак не мог рассказать толком о своей находке. Только Робинтон смог утихомирить своих арфистов, издав громоподобный рык. Добившись тишины, он глубоко вздохнул.

— Разве можно что-нибудь сообразить в таком гаме? Менолли, неси еду! Пьемур, тащи бумагу и письменные палочки! Заир, мой маленький плут, ты отправишься с донесением в Бенден. Укуси Мнемент'а за нос, если его потребуется разбудить... Да, я знаю, ты достаточно храбр, чтобы сразиться с самым большим драконом. Но прошу тебя — не надо крови! Постарайся только разбудить его. Самое время этим лентяям из Бендена продрать глаза!

Робинтон был в прекрасном расположении духа — глаза сверкают, голова высоко поднята, голос гремит как боевой горн.

— Джексом, мой мальчик, да пребудут с тобой Скорлупа и ее Осколки... Ты принес надежду! Я валялся в постели, готовясь к новым разочарованиям, и вдруг — такая новость!

— Но корабли могут оказаться пустыми...

— Ты говорил, что ящерки передавали картины посадки? Они запомнили, как из этих цилиндров выходили люди? Пусть они пусты, словно обещания скупого лорда, — но на них все же стоит взглянуть! Только подумайте! Корабли, что доставили наших предков сюда с планет одной из Рассветных Сестер!

252
{"b":"201194","o":1}