ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Он не позволил мне поддержать Т'бора — но даже тогда было слишком поздно», — подумала Лесса, не рискнув высказать упрек вслух. Вместо этого она добавила:

— Было слишком поздно уже тогда, когда Р'гул трусливо запретил...

Ф'нор шагнул к ней; лицо его побледнело от ярости.

— Чтобы спокойно наблюдать, как ускользает тот момент — о, да, очень подходящий момент! — Ф'лару понадобилось больше мужества, чем тебе за все время жизни в Руате!

— Вот как? — бросила Лесса с иронией.

Ф'нор поднял руку с таким угрожающим видом, что она отшатнулась. Но всадник подавил гнев и, покачав головой, отступил назад.

— В том, что происходит, нет вины Р'гула, — сказал он наконец; лицо его внезапно постарело, в глазах застыли боль и тревога. — Было трудно, очень трудно смотреть на все это... смотреть и знать, что нужно выждать.

— Но почему же? — воскликнула Лесса срывающимся голосом.

Ф'нор, однако, больше не нуждался в том, чтобы его подстегивали. Он произнес спокойно и тихо:

— Я думал, что тебе уже все известно. Правда, Ф'лар не любит объяснять кому бы то ни было свои действия...

Лесса кивнула головой и сжала губы, не желая невольным замечанием прервать эти долгожданные откровения.

— Р'гул является предводителем в силу случайного стечения обстоятельств. Он бы, наверное, вполне сгодился, не будь такого длинного Интервала. Архивные Записи предупреждают об опасностях, которые возникают в такие спокойные времена.

— Записи? Опасности? И что ты называешь Интервалом?

— Интервал — это когда Алая Звезда проходит далеко от Перна, так, что Нити не активизируются. Только через две сотни Оборотов, как отмечают Архивы, Алая Звезда возвращается обратно. Ф'лар считает, что миновало почти вдвое больше времени с тех пор, как на Перн упали последние Нити.

С невольной дрожью Лесса взглянула на восток. Ф'нор мрачно кивнул головой:

— Да, за четыреста Оборотов нетрудно распрощаться со страхом и забыть про осторожность. Р'гул — умелый воин и хороший командир, но он должен увидеть, почуять и пощупать опасность, прежде чем признать, что она существует. О, он читал Архивы и изучал Законы — но не вникал в них глубоко... Так, как Ф'лар, так, как сейчас начинаю понимать их я, — добавил он вызывающе, увидев недоверие на лице Лессы. Его глаза сузились, и он ткнул пальцем в ее сторону. — И как можешь понять ты... даже не зная, откуда приходит к тебе понимание.

Лесса отпрянула — не потому, что испугалась резкого жеста Ф'нора, но из-за пронзившего ее холода. Да, коричневый всадник прав. Она ощущала приближение угрозы, хотя и не понимала причины своей уверенности.

— Ф'лон начал обучать его с того дня, как Ф'лар прошел обряд Запечатления и получил Мнемент'а; в будущем мой брат должен был взять руководство Вейром в свои руки. Потом Ф'лона убили во время нелепой ссоры... — Гнев и сожаление промелькнули на лице Ф'нора, и Лесса с запозданием сообразила, что он рассказывал об отце. — Ф'лар был слишком молод, чтобы принять власть, и прежде, чем кто-либо смог вмешаться, Р'гулов Хат' догнал Неморт'у. И нам пришлось ждать. Но Р'гул не смог развеять печаль Йоры, тосковавшей по Ф'лону, и она быстро угасла. И Р'гул неверно истолковал планы Ф'лона о том, как следует действовать в конце Интервала. Он выбрал тактику полной изоляции, и в результате, — Ф'нор пожал плечами, — Вейр начал быстро терять престиж. Но придет время...

— Время, время, время! — Лесса швырнула это слово, будто ругательство. — Как всегда, время еще не настало! Когда же придет оно — время действовать?

— Послушай меня! — прогремел суровый голос Ф'нора.

Лесса почувствовала себя так, словно он схватил ее за плечи и встряхнул. Она не подозревала, что коричневый всадник обладает такой грозной силой, и посмотрела на него с невольным уважением.

— Рамот'а выросла и готова к своему первому брачному полету. Когда она взлетит, все бронзовые ринутся за ней в погоню. Не всегда королеву получает сильнейший. Иногда им становится тот, чьей победы жаждет Вейр. — Он произнес эти слова медленно и внятно. — Именно так Хат' получил Неморт'у. Старшие всадники хотели Р'гула. Они не желали, чтобы ими командовал девятнадцатилетний мальчишка — пусть даже и сын самого

Ф'лона. Итак, Хат' получил Неморт'у, а старики получили Р'гула. Им достался тот, кого они хотели! И взгляни на результат! — Пренебрежительным жестом он обвел обветшалое убранство комнаты. — Да, Ф'лар поступил правильно, когда отказался бороться за власть. Теперь все решится мирно — и ждать осталось недолго.

— Поздно, слишком поздно, — простонала Лесса, только теперь понимая, что она натворила.

— Может быть, и поздно — из-за того, что ты подговорила К'нета начать грабежи, — саркастически заметил Ф'нор. — Знаешь ли, в них не было никакой необходимости. Наше крыло уже занималось втихомолку подобными делами. Но когда в Вейр стало поступать много припасов, мы сократили свои операции. В данном случае слишком много — означает слишком быстро, поскольку властители холдов стали достаточно дерзкими, чтобы нанести ответный удар. Подумай, Лесса Пернская, госпожа моя, — Ф'нор с улыбкой горечи отвесил ей поклон, — подумай, что тогда сделает Р'гул. Ты ведь не переставала размышлять об этом, верно? Итак, представь себе: что сделает Р'гул, когда хорошо вооруженные лорды заявятся в Бенден требовать удовлетворения?

Лесса зажмурила глаза, потрясенная сценой, которую она представила сейчас слишком ясно. Уцепившись за подлокотники кресла, она медленно опустилась в него, ужаснувшись, к каким последствиям может привести ее авантюра. Да, ей удалось погубить Фэкса, и это наполнило ее излишней самоуверенностью, из-за которой она поставила Вейр на грань катастрофы.

Внезапно в коридоре раздался шум, словно половина обитателей Вейра одновременно взлетели с карниза. Лесса услышала, как снаружи перекликаются драконы: за два прошедших месяца они впервые подали голос.

Сердце ее содрогнулось от страха. Неужели Ф'лару не удалось перехватить К'нета? Неужели юный всадник, по какому-то ужасному стечению обстоятельств, попал в руки лордов? Она вскочила с кресла и вместе с Ф'нором кинулась в вейр королевы.

Однако под аркой прохода показались не Ф'лар и К'нет, преследуемые компанией разъяренных лордов, а Р'гул. Он ворвался в пещеру с побелевшими от злобы глазами, с гневно искаженным лицом. С наружного карниза доносились тревожные крики Хат'а. Предводитель Вейра бросил быстрый взгляд на Рамот'у, погруженную в глубокий сон. Когда он повернулся к Лессе, на его лице промелькнуло холодное, расчетливое выражение. В королевский вейр, мчась со всех ног, влетел Д'нол, торопливо за-

стегивая пряжки куртки. Следом за ним появились С'лан и Т'бор. Бронзовые всадники полукругом расположились перед Лессой.

Р'гул шагнул вперед, протянув руку, словно собирался обнять Лессу; нечто отвратительное, отталкивающее сверкнуло в его глазах. Но прежде чем Лесса испуганно отшатнулась, Ф'нор ловко вклинился между ними, и Р'гул со злостью опустил руку.

— Хат' начал пить кровь? — мрачно спросил коричневый всадник.

— Тинт' и Орт' тоже, — выпалил Т'бор. Глаза его светились странным нервным возбуждением, которое, казалось, охватило всех бронзовых всадников.

Рамот'а беспокойно пошевелилась; все замолкли и пристально уставились на нее.

— Драконы пьют кровь? Что это значит? — вскрикнула Лесса с недоумением. Она понимала — происходит что-то необычайно важное.

— Вызови К'нета и Ф'лара, — скомандовал Ф'нор; тон его был властным — более властным, чем мог позволить себе коричневый всадник в присутствии бронзовых.

Р'гул неприятно рассмеялся.

— Никто не знает, куда они направились. Как их можно найти?

Д'нол попытался протестовать, но предводитель свирепо оборвал его.

— Ты не посмеешь, Р'гул, — сказал Ф'нор с холодной яростью. — Вызови их.

— Нет.

Лесса поняла, что решающий момент наступил. Ее отчаянный призыв к Мнемент'у и Пиант'у вызвал слабый отклик; затем она ощутила холод и абсолютную пустоту Промежутка, в котором находились драконы.

29
{"b":"201194","o":1}