ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Наконец ощущение новизны слегка притупилось, и она снизошла до взгляда на преследователей. Ее несколько озадачило, что лишь три громадных зверя продолжали погоню. Она узнала Мнемент'а, Орт'а и Хат'а. Все в расцвете лет; возможно — достойные ее милостей.

Она понеслась вниз, поддразнивая самцов; они явно устали, и это позабавило ее. Хат'а она не выносила. Орт'? Да, Орт' был прекрасным молодым зверем. Она сложила крылья, чтобы проскользнуть между двумя огромными бронзовыми драконами. Когда Рамот'а оказалась рядом с Мнемент'ом, он рванулся к ней. В испуге она попыталась ускользнуть, но обнаружила, что их крылья переплелись, а гибкая шея самца плотно обвилась вокруг ее шеи.

Они быстро понеслись вниз, к земле. Внезапно Мнемент', собрав последние остатки сил, расправил крылья, чтобы сдержать падение. Ошеломленная его атакой, напуганная стремительностью снижения, Рамот'а тоже раскинула громадные крылья. И тогда...

* * *

Лесса зашаталась, отчаянно взмахнув рукой в поисках опоры. Она ощущала, что тело ее разрывается на части, каждый нерв трепетал в безумном напряжении.

— Не падай в обморок, глупышка! Оставайся с ней, — раздался над ухом резкий голос Ф'лара. Его руки поддержали ее.

Туман перед глазами рассеялся, и Лесса увидела покрытые старинными гобеленами стены собственной спальни. Она с ужасом вцепилась в плечи Ф'лара и, коснувшись его гладкой обнаженной кожи, затрясла в замешательстве головой.

— Верни ее обратно! Скорее!

— Как? — закричала Лесса, задыхаясь и глотая слезы. Она не представляла, что могло вывести Рамот'у из состояния блаженства, в котором пребывала ее золотая королева.

— Думай о ней. Оставайся с ней. Она не должна ускользнуть в Промежуток! — Губы Ф'лара почти касались ее уха.

Затрепетав от страха при мысли, что Рамот'а может исчезнуть в Промежутке, Лесса попыталась найти ее: королева по-прежне-му летела крыло к крылу с Мнемент'ом.

В этот момент страсть драконов развернулась, словно гигантская спираль, и полностью захватила Лессу. Казалось, гонимая ураганом приливная волна поднялась из глубин ее души, накатила, захлестнула... Стон желания сорвался с губ Лессы, она прижалась к Ф'лару, всем телом ощущая его твердую, как камень, плоть. Его сильные руки подняли девушку, его губы впились в ее полураскрытый рот, и она утонула в новом неожиданном приливе...

— Сейчас, — прошептал всадник, — сейчас... Мы вернем их домой целыми и невредимыми... 

Глава 3

Всадник, ты един с драконом,

Что летит за королевой,

Дай и мне на миг коснуться

Обжигающей любви...

Ф'лар проснулся внезапно. Он прислушался к удовлетворенному успокаивающему ворчанию Мнемент'а, который устроился на карнизе перед королевским вейром. Внизу, в огромной чаше Бендена, царили мир и тишина.

Да, все было спокойно в Бенден-Вейре — но по-иному, чем раньше. Перебирая в памяти события вчерашнего дня, он позволил довольной улыбке коснуться губ. Все кончилось благополучно — а ведь могло и сорваться!

«Почти сорвалось», — напомнил ему Мнемент'. Ф'лар вновь задумался. Кто же вернул назад его и К'нета? Почему Мнемент' не сообщил имени подавшего сигнал? Бронзовый дракон лишь повторял снова и снова, что его позвали.

Ф'лар почувствовал смутное беспокойство.

— Возможно, Ф'нор? — произнес он вслух. — Конечно, он не забыл, что должен следить за...

«Ф'нор никогда не забывает твоих приказаний, — раздраженно прервал его Мнемент'. — Кант' сообщил мне, что сегодня Звезду видели над самой верхушкой Глаз-Камня. Солнце тогда еще не взошло».

Ф'лар провел по волосам дрогнувшими пальцами. Над вершиной Глаз-Камня. Значит, Алая Звезда подходит все ближе и ближе—в точности как предсказывали древние Записи. Близится время, когда ее алый диск подмигнет наблюдателю сквозь отверстие в Глаз-Камне, возвещая скорое появление Нитей.

Теперь уже не приходилось сомневаться, для чего так тщательно расставлены все эти гигантские камни и скалы на ближайших возвышенностях Бендена — как и аналогичные указатели на восточных стенах каждого из пяти покинутых Вейров. Первый — Каменный Палец, на вершине которого восходящее солнце замирало на мгновение в день зимнего солнцестояния. За ним, на расстоянии в две длины дракона, возвышался огромный прямоугольник Звездной Скалы. На полированной поверхности монолита были высечены две стрелы; одна указывала строго на восток, на Каменный Палец, другая, направленная на северо-вос-ток, упиралась в подножие Глаз-Камня, который был прочно и весьма искусно укреплен на Звездной Скале.

Однажды на заре, в не столь отдаленном будущем, он посмотрит сквозь отверстие в Глаз-Камне — и зрачок его злобно уколет луч Алой Звезды. И тогда...

Размышления Ф'лара прервали звуки плещущейся воды. Он улыбнулся, сообразив, что это купается Лесса. Она, наверно, приводит себя в порядок... стоит у зеркала, прелестная, нагая... Он неторопливо потянулся, вспоминая минувшую ночь и стараясь сообразить, о чем может думать сейчас девушка... Пожалуй, у нее не должно быть причин для недовольства. Какой полет! Он тихо рассмеялся.

Со своего покойного насеста на карнизе Мнемент' посоветовал Ф'лару вести себя с Лессой поосторожнее.

«Поосторожнее, хм-м?..» — иронически протянул Ф'лар.

Бронзовый повторил загадочное предостережение. Ф'лар снова усмехнулся — на сей раз собственной самоуверенности.

Внезапно волна тревоги, идущей от Мнемент'а, окатила Ф'лара. Наблюдатели у Звездной Скалы послали разведчика на плато, что простиралось ниже озера Бенден, сообщил бронзовый; там была замечена странная, очень плотная туча пыли.

* * *

Ф'лар торопливо поднялся, собрал разбросанную амуницию и стал натягивать летную куртку. Он уже застегивал широкий пояс всадника, когда занавес, закрывавший проход в комнату с бассейном, отдернулся. Перед ним стояла Лесса, полностью одетая.

Как всегда, он поразился хрупкому изяществу фигуры девушки; тело ее казалось неподходящим вместилищем для столь сильного и непокорного духа. Ее волосы, только что вымытые, темным ореолом окружали узкое лицо. Взгляд, строгий, сосредоточенный, не сохранил и намека на страсть, вызванную брачным полетом драконов, толкнувшим их вчера в объятия друг друга. Твердо сжатые губы, упрямо вздернутый подбородок... ни теплоты, ни дружелюбия в слегка прищуренных глазах... Не об этом ли предупреждал Мнемент'? Что с ней случилось?

От бронзового снова пришел тревожный сигнал, и Ф'лар стиснул зубы. Выяснение отношений придется отложить на будущее. Он посылал мысленные проклятия Р'гулу, который обращался с ней, как с несмышленым ребенком. Этот глупец едва не растоптал гордую душу Повелительницы Вейра — как, впрочем, чуть не погубил и сам Вейр.

Что ж, теперь предводителем Вейра стал он, Ф'лар, бронзовый всадник Мнемент'а; пришла пора перемен.

«Пришла, — подтвердил Мнемент', — хотя и несколько поздновато. Лорды уже собирают отряды на плато за озером».

— Неприятности, — сообщил Ф'лар Лессе вместо приветствия. Казалось, новость не слишком встревожила ее.

— Повелители холдов намерены предъявить счет? — холодно осведомилась она.

Ф'лара восхитило ее самообладание. Кивнув, он сказал:

— Лучше бы я сам продолжал набеги на поля. К'нет еще слишком молод, и его иногда заносит... В такое дело нельзя вкладывать слишком много восторженной бесшабашности.

Улыбка промелькнула на ее губах, заронив сомнения в душу Ф'лара. Возможно, она как раз и добивалась предельного обострения ситуации. Но если бы Рамот'а не поднялась вчера в брачный полет, сегодня события могли сложиться совсем иначе... Интересно, понимает ли она это?

Мнемент' сообщил, что на карнизе королевского вейра появился Р'гул. Грудь вперед, глаза сверкают гневом, заметил бронзовый, он еще чувствует свою власть.

— Которой у него уже нет, — вслух сказал Ф'лар. Последние остатки сонливости покинули его, мысли стали четкими и ясными. События разворачивались стремительно, чем он был вполне доволен.

31
{"b":"201194","o":1}