ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Прежде чем заняться копированием карт и обучением остальных, я хотел бы разобраться с ними сам. Поэтому, уважаемый предводитель, я позволил себе остаться.

— Ты настоящий воин, мастер.

— Мы бьемся за благородное дело. — Глаза Робинтона сверкнули. — Я долго мечтал о возможности выступить перед столь благодарным слушателем.

— Чашу вина?

— Благодарю. Гроздья Бендена — предмет зависти всего Перна.

— Если вкус достаточно развит, чтобы оценить столь тонкий букет.

— Вкус можно воспитать.

Интересно, подумал Ф'лар, когда он прекратит играть словами. Арфист задержался не из-за карт, его явно тяготили другие заботы.

— Мне вспомнилась Баллада, над которой я ломал голову, когда стал мастером своего цеха. Однако я так и не смог объяснить ее, — сказал он, неторопливо, с видом знатока, наслаждаясь вином. — Непростая песня — и по мелодии, и по содержанию. Понимаешь, мой лорд, хороший арфист может предсказать, что будет принято, а что — отвергнуто... Иногда — силой. — Лицо Ро-бинтона передернулось. — Обнаружив, что эта Баллада лишает душевного покоя равно как певца, так и слушателей, я исключил ее из употребления. Но теперь она может возродиться — как тот гобелен.

После гибели К'гана его инструмент висел в комнате Совета, пока не будет избран новый арфист Вейра. Гитара была древней и потому весьма хрупкой; старый К'ган держал ее в чехле. Робин-тон с почтением взял инструмент, слегка тронул струны и, оценив звучание, удивленно поднял брови.

Он извлек аккорд, прозвеневший резким диссонансом. Расстроен инструмент, подумал Ф'лар, или арфист случайно задел не ту струну. Но Робинтон повторил отрывок странной мелодии, неблагозвучной и тревожной.

— Я говорил тебе — песня непростая. Не знаю, сможешь ли ты ответить на вопросы, которые задаются в ней. Много раз я пытался разобраться с этой головоломкой, но... Вот послушай...

Он запел:

Ушли далеко, ушли без возврата.
Пыльное эхо гаснет, как в вате.
Мертвый, пустой ты стоишь, всем открытый ветрам,
Обезлюдевший Вейр.
Где вы, драконы? Ушли в одночасье.
Ваши следы размывают в ненастье
Злые дожди. Только брошена кукла в углу,
И пролито вино.
Быть может, иные миры беззащитны
И в страхе пред Нитями молят защиты?
Может быть, надо спасти изнемогших в борьбе?
Почему вы ушли?
Последний печальный аккорд замер...

— Эта песня была впервые записана примерно четыреста Оборотов назад, — сказал Робинтон, нежно покачивая гитару в руках. — Алая Звезда только что удалилась на безопасное расстояние, и люди испытали новое потрясение — бесследно исчезли обитатели пяти Вейров. О, я думаю, в то время у них было сколько угодно объяснений — истинных или ложных, — но в Архивах нет ни одного. — Робинтон сделал паузу.

— Я тоже ничего не нашел, — ответил Ф'лар. — А ведь я велел привезти сюда Записи из других Вейров, чтобы составить точное расписание атак. И все они заканчиваются одним... — Он рубанул рукой воздух. — В Архивах Бендена нет никаких упоминаний о болезнях, смерти, пожаре или катастрофе — ни одного слова, которое объясняло бы внезапно прервавшуюся связь между Вей-рами. Архивы Бендена продолжали постоянно пополняться, но туда поступали сведения только о Бендене. Лишь одна запись свидетельствует, да и то косвенно, о новом расписании маршрутов патрулирования Перна... И это — все.

— Странно, — задумчиво протянул Робинтон. — Как только миновала угроза с Алой Звезды, драконы и всадники могли навсегда отправиться в Промежуток... Зачем? Ну, например, за тем, чтобы облегчить бремя холдов. Но я просто не способен в это поверить. В Записях нашего цеха не упоминается о том, что урожаи были плохими... или, скажем, что произошли какие-то природные катастрофы... Люди умеют проявлять благородство — а племя Крылатых славится благородством по всему Перну... Но массовое самоубийство? Я не верю в это... Во всяком случае, для всадников такое поведение нетипично.

— Благодарю, — произнес Ф'лар с мягкой иронией.

— Не стоит благодарности, — ответил Робинтон с поклоном.

Ф'лар задумчиво скользнул взглядом по столу, на котором все еще лежали карты и громоздились стопки пергаментов, принесенные из зала Архивов.

— Загадочное дело, — вымолвил он. — Народ Дракона куда-то исчез. Постепенно Перн забыл о нем. Лишь Бенден продолжал жить... но мы не беспокоили холдеров — во всяком случае, последние Обороты перед угрозой.

— Что ж, ваша изоляция принесла пользу. Мощь Вейра, его возможности были забыты — но ты напомнил о них, когда начался этот нелепый мятеж лордов, — заметил Робинтон с озорной улыбкой. — Я чуть не умер со смеху! Выкрасть их женщин — в течение одного взмаха крыльев дракона! — Он вновь засмеялся, потом лицо его стало серьезным. — Я, певец и сказитель, привык улавливать то, что не произносится вслух. И я подозреваю, мой лорд, что ты многое приукрасил на этом Совете. Ты можешь быть уверен во мне, в моей осторожности, в моей преданности и в поддержке всего нашего цеха, отнюдь не бесполезного. Говори откровенно, чем мои арфисты могут вам помочь? Вселить в людей бодрость? — Он тронул струны, и в комнате прозвучали энергичные аккорды марша. — Взбудоражить кровь смельчаков Балладами о славе и победах? — Под его пальцами гитара запела протяжно и сурово, потом раздался бодрый мотив. — Или укрепить их дух и тело в преддверии невзгод?

— Если бы все твои арфисты обладали такой же властью над человеческими душами, какую имеешь ты, мне не о чем было бы беспокоиться. Но, к сожалению...

— А! Значит, несмотря на уверенный тон и волшебные карты, ситуация почти безнадежна? — Мрачный аккорд гитары подчеркнул его последние слова.

— Пока нет. Но она может таковой оказаться.

— Огнеметы, о которых толковал Зург, они могут существенно помочь делу?

— Даже от песчаных червей Айгена будет прок. Но Перн вращается по неизменной орбите, и Алая Звезда подходит все ближе... Значит, интервал между атаками будет сокращаться, а у нас лишь семьдесят два молодых дракона — в дополнение к тем, которых мы имели вчера. Один уже мертв, а некоторые не смогут летать несколько недель.

— Семьдесят два? — удивленно переспросил Робинтон. — Но Рамот'а принесла только сорок, и они еще слишком молоды, чтобы грызть огненный камень.

Ф'лар в общих чертах поведал арфисту об экспедиции Ф'нора и Лессы, исследующих Южный материк. Он рассказал о недавней встрече с Ф'нором и о некоторых успехах проекта после первой кладки Придит'ы.

Робинтон прервал его, удивленно подняв брови.

— Но как же Ф'нор мог говорить тебе об этом, когда он и Лесса еще даже не отыскали на юге место для нового Вейра?

— Драконы обладают способностью перемещаться во времени — так же, как в пространстве, — пояснил Ф'лар. — Понятия «где» и «когда» для них равнозначны.

Глаза Робинтона расширились.

— Именно так мы отразили атаку Нитей над Нератом вчера утром. Мы перепрыгнули назад на два часа и встретили Нити в воздухе.

— Вы действительно можете перемещаться в прошлое? Как далеко?

— Пока не знаю. Когда я учил Лессу летать в Промежутке, она случайно вернулась в Руат на тринадцать Оборотов назад. В то утро, когда люди Фэкса захватили холд. После ее возвращения я сам попробовал прыгнуть через межвременной Промежуток в прошлое — примерно на десять Оборотов. Для дракона такое путешествие не представляет труда, но оно пагубно влияет на нервную систему всадника, невероятно истощая ее. Вчера, после битвы над Нератом, я чувствовал себя так, словно меня подвесили на крюк в коптильне, чтобы пополнить к зиме запасы сушеного мяса, — невесело рассказывал Ф'лар. — Частично мы добились успеха, послав Килару с Придит'ой и другими молодыми драконами в прошлое. Я знаю это, потому что из слов Ф'нора ясно: он выдержал там несколько Оборотов. Конечно, истощение людей все усиливается, но у нас будет еще семьдесят два взрослых дракона — значительная поддержка.

55
{"b":"201194","o":1}