ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да, это так, — согласился Т'рон.

Лесса дождалась, пока появится кла. Получив кружку, она с жадностью выпила ароматную жидкость и благодарно кивнула головой. А затем глубоко вздохнула и начала рассказ о долгом Интервале между прохождениями Алой Звезды, об упадке единственного Вейра Перна, о том, как Йора потеряла контроль над своей королевой и потомство Неморт'ы стало катастрофически уменьшаться. Она рассказывала, как запечатлила Рамот'у и после смерти Йоры стала госпожой Бенден-Вейра. Как взбунтовались правители холдов и как Ф'лар перехитрил их и взял в свои руки власть над Бенденом и всем Перном, чтобы приготовиться к нашествию Нитей. Как она училась летать в Промежутке и случайно попала в прошлое, в Руат, гибнущий под мечами солдат Фэкса.

— Он напал на Руат? На холд моей семьи? — в ужасе вскричала Мардра.

— О, Руат дал Вейрам многих выдающихся повелительниц, — сказала Лесса, лукаво улыбнувшись.

Т'рон, внимательно слушавший девушку, расхохотался.

— Она тоже руатанка, не сомневаюсь! — бросил он Мардре.

Лесса продолжала свою историю. Она говорила о том, что оскудевший Бенден не в состоянии защитить Перн от новой атаки Нитей, об арфисте Робинтоне и его песне исчезнувших Вейров и о громадном гобелене из Руата...

— Гобелен? — с изумлением спросила Мардра, касаясь щеки пальцами. — Опиши его мне!

И когда Лесса сделала это, она наконец поняла, что ей поверили. Лицо Т'рона посуровело, на глазах Мардры выступили слезы.

— Это правда, правда! — воскликнула она. — Мой отец действительно заказал такой гобелен! Он рассказывал мне недавно, что там будет изображено — последняя битва с Нитями, которая произошла над Руатом... — Мардра повернулась к Т'рону, глаза ее сверкнули в полутьме комнаты. — Она говорит правду. И гобелен... Как иначе она могла бы узнать про него?

— Вы можете расспросить мою Рамот'у, — добавила Лесса. — Драконы не умеют лгать.

— Моя дорогая, мы не сомневаемся в твоих словах, — сказала Мардра. — Но то, что ты совершила... Это великий подвиг!

— Не думаю, что я рискну повторить его когда-нибудь, — ответила Лесса, опустив глаза. — После того, что было со мной...

— Да, такой шок делает прыжок в будущее непростой задачей, — задумчиво произнес Т'рон. — Ведь твоему Ф'лару нужны полные сил всадники, а не калеки...

— Но вы полетите? Правда? — встрепенулась Лесса.

— Скорее всего, мы это сделаем, — мрачно произнес Т'рон; губы его искривились в невеселой усмешке. — Ты сказала, что мы покинули Вейры... покинули их, не оставив никаких объяснений. Мы отправились куда-то... вернее, в когда-то, и затем...

Он умолк, и внезапно всех их поразила одна и та же мысль. Да, Вейры были покинуты, но Лесса ничем не могла доказать, что их обитатели живыми и здоровыми достигли ее эпохи.

— Мы должны найти выход! Должны! — в смятении закричала она. — И нельзя ждать! Нельзя терять время!

Т'рон покачал головой.

— На этом конце истории времени предостаточно, моя дорогая. — Он снова печально улыбнулся. — Но я думаю, тебе пора отдохнуть.

Казалось, вожди Форт-Вейра больше озабочены здоровьем Лессы, чем она сама. По словам Мардры, Лесса пролежала без сознания несколько недель; в бреду она кричала, что падает, падает в бесконечную ужасающую пустоту, где нет ни света, ни звука... ничего, кроме холода и тьмы. Рамот'а тоже пострадала от слишком длительного пребывания в Промежутке; когда она появилась в небе над древним Руатом, от полной сил золотой королевы оставался лишь бледно-желтый призрак.

Правитель Руата, отец Мардры, был страшно поражен, когда на каменные плиты его холда опустился изможденный дракон, на шее которого лежала потерявшая сознание юная женщина. К счастью, он без промедления послал за помощью в Форт-Вейр. Рамот'у и Лессу перевезли туда, а руатанский лорд и другие немногочисленные свидетели происшествия хранили молчание.

Когда Лесса достаточно окрепла, Т'рон созвал Совет предводителей Вейров. Как ни странно, никто из них не возражал про-

тив переселения; их беспокоило только, как избежать губительного шока, связанного с долгим пребыванием в Промежутке.

Лесса быстро поняла, почему всадники с такой готовностью согласились тронуться в рискованное путешествие. Большинство из них родились в период нынешнего Прохождения и провели жизнь в сражениях с Нитями. Но теперь, уже четыре месяца, они занимались лишь повседневным патрулированием; однообразие и скука утомили их. Учебные тренировки были плохой заменой настоящих битв. К тому же холдеры, которые еще недавно носили всадников на руках, становились все более равнодушными по мере удаления Алой Звезды. Вожди видели, как забвение и скука подкрадываются к их Вейрам, словно изнурительная болезнь. Предложение Лессы обещало лучшее будущее, чем медленное угасание и деградацию в течение предстоящего длительного Интервала.

В совещании участвовал только один представитель Бендена — его предводитель. Так как этот Вейр существовал во время Лессы, его обитателям следовало оставаться в неведении относительно планов переселения. Даже слухи о присутствии Лессы в Форт-Вейре не должны были дойти до Бендена. В будущем не сохранится никаких упоминаний о ее путешествии.

Лесса настояла, чтобы в Форт вызвали мастера-арфиста, так как Записи говорили, что он был вызван. Но когда музыкант попросил ее пересказать песню о покинутых Вейрах, девушка улыбнулась и отрицательно покачала головой.

— Ты напишешь ее — ты или твои ученики, когда будут обнаружены опустевшие Вейры, — сказала она. — Вы должны создать эту Балладу сами, а не повторять мои слова.

Арфист сжал ладонями виски, лицо его стало задумчивым.

— Трудная задача — написать песню, которая через четыреста Оборотов даст ключ к разгадке...

— Да, сделать это трудно, но необходимо, — согласилась Лесса. — И не забудь включить ее в число обучающих Баллад — она должна сохраниться в памяти многих поколений. И еще... В ней был вопрос — тот вопрос, на который я сумела ответить.

Музыкант усмехнулся, и она поняла, что ему достаточно этого намека.

Споры о том, как обеспечить безопасность перелета, становились все более жаркими. Столь длительный путь разумно было бы проделать по частям, чтобы не подвергаться долгое время губительному влиянию Промежутка. Но это разумное предложение казалось невыполнимым. Не существовало никаких упоминаний, что Вейры задерживались где-то на пути в будущее, а Лесса преодолела его одним огромным скачком и, конечно, не могла сообщить ориентиры для остановок.

— Ты говорила, что прыжок на десять Оборотов не вызывает затруднений? — спросил Т'рон у Лессы, когда предводители Вейров и мастер-арфист собрались в очередной раз, чтобы обсудить казавшуюся безвыходной ситуацию.

— Да. Он занимает... ну, примерно вдвое больше времени, чем путь из одного места Перна в другое.

— Хм-м... Значит, на тебя повлияла длительность прыжка. Может быть, перемещения на двадцать — двадцать пять Оборотов окажутся безопасными?

— Возможно, — кивнул головой Д'рам, осторожный предводитель Исты. — Но откуда мы знаем, что наше путешествие закончится успешно? Полеты в Промежутке — рискованное дело. Люди часто пропадают без следа.

— Правильное замечание, Д'рам, — согласился Т'рон. — Но я чувствую, должны быть еще доказательства, что мы отправились — точнее, отправимся — в будущее. Например, эта песня, которая сохранилась за четыреста Оборотов...

— Она говорит лишь о том, что мы рискнули двинуться в путь, — мрачно заметил Д'рам. — Но откуда нам известно, что Вейры благополучно достигли времени Лессы? Ведь этого еще не случилось.

Не один Т'рон искал ответ на подобные вопросы. Внезапно вождь Форта с силой опустил кулаки на стол.

— Клянусь, быстрая смерть в Промежутке лучше медленного прозябания тут! Что нам остается? Жить, словно бескрылые ящерицы, пока не наступит старость и Промежуток не поглотит нас навсегда? Я говорю — рискнем! Мы — всадники, и наше дело — биться с Нитями, верно? Так отправимся же на новую охоту... туда, где Алая Звезда снова сияет на небосклоне!

62
{"b":"201194","o":1}