ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Ламант'а летает уже совсем хорошо», — произнес бронзовый, прервав мысли своего всадника.

Это неожиданное замечание отвлекло Ф'лара; он бросил взгляд вниз, на молодую королеву.

— Нам повезло, сегодня многие смогли вылететь, — ответил он, удивленный легкомысленным тоном бронзового дракона. Впрочем, Ламант'а появилась на свет после второго брачного полета Мнемент'а с Рамот'ой.

«И Рамот'а отлично летает, хотя только что покинула площадку Рождений. — Бронзовый на мгновение замолчал, потом не без гордости добавил: — Тридцать восемь яиц — и одно королевское!»

— Кажется, мы с тобой и намеревались тогда потрудиться ради третьей королевы, — произнес Ф'лар; в ответ раздалось довольное громыхание Мнемент'а.

Рамот'а не одобряла полетов бронзовых драконов ее Вейра с разными королевами: она предпочитала постоянство. Сама она летала только с Мнемент'ом, хотя тот иногда был не прочь попытать счастья на стороне. Участие в брачных полетах с разными самками являлось для дракона признаком зрелости. И в Бендене появилась вторая королева, что позволяло дать выход энергии бронзовых и улучшить породу. Но нужна ли третья?

Теперь, после совета, который состоялся прошлой ночью в Форте, Ф'лар заколебался, стоит ли искать пристанище для новой королевы в Древних Вейрах. Их предводители могут неверно его понять... скажем, решат, что причиной является ревность Лессы. К тому же королевы Бендена — как и бронзовые драконы — были крупнее королев и бронзовых Древних. Еще один повод для скрытого недоброжелательства... Возможно, Р'март Тел-гарский не обидится, если предложить молодую самку ему? Или Г'наришу? Но у того в Айген-Вейре уже немало королев. Ф'лар усмехнулся, представив физиономию Т'рона, когда тот услышит, что Бенден раздает золотых драконов. «Бенден известен своей щедростью, — наверно, заявит вождь Форта, — но не настолько же! Что-то здесь нечисто. К тому же это нарушает традиции!»

Но тут он не прав. Подобные случаи имели место в прошлом. И Ф'лар легко переспорил бы Т'рона. Во всяком случае, гораздо легче, чем Рамот'у — если этот план вызовет ее неодобрение. Он посмотрел вниз: королева, сверкая крыльями, мчалась впереди; молодые звери, составлявшие ее свиту, поспевали за ней с трудом.

Итак, началось беспорядочное падение Нитей! Ф'лар стиснул зубы. Нарушено расписание, график атак — временные таблицы, которые он составил семь Оборотов назад, по крупицам выуживая сведения из старых Записей, что описывали былые нашествия. Это его открытие Древние приветствовали с энтузиазмом и широко использовали — хотя вряд ли подобное расписание можно было считать традиционным. Зато оно оказалось полезным.

Но как могли Нити, не обладавшие ни разумом, ни интеллектом, нарушить его? Почему изменилось место и время атаки? Ведь последнее падение в районе Бендена произошло точно по графику!

Возможно, он неверно истолковал составленные им таблицы? Перед глазами Ф'лара всплыла тщательно вычерченная карта...

Нет, не может быть! И если бы даже он ошибся, Лесса поправила бы его.

Тем не менее он проверит еще раз... проверит дважды, как только вернется в Бенден. Для этого, однако, нужно поточнее определить границы падения. Ф'лар встряхнул головой и велел Мнемент'у найти Асгенара, лорда Лемоса.

Бронзовый послушно развернулся; неторопливый спуск перешел в стремительное падение. Ф'лар, вцепившись руками в складку кожи на шее дракона, благодарил судьбу, что ему придется иметь дело с молодым Асгенаром, а не с Сайфером из холда Битра или Райдом Бенденским. Первый стал бы произносить пустые и напыщенные речи, а второй воспринял бы неурочную атаку Нитей как очередное оскорбление, нанесенное всадниками. Эти лорды, Сайфер и Райд, иногда злоупотребляли терпением Ф'лара. Правда, Битра и Бенден, как и Лемос, исправно платили десятину Вейру еще в те времена, когда он был единственным пристанищем драконов на Перне. Но Райд и Сайфер отличались неприятной привычкой слишком часто напоминать о своих благодеяниях. Асгенар, напротив, был молод и получил власть над Лемосом от Конклава лордов всего лишь пять Оборотов назад. В его отношениях с Вейром, который защищал земли холда от Нитей, былые услуги не могли быть приняты во внимание.

Мнемент' скользил к Великому Озеру, отделявшему земли Лемоса от верхнего Телгара. Нашествие Нитей не затронуло пышные рощи, покрывающие северные берега. Мнемент' стремительно мчался вниз, заставляя Ф'лара пригибаться к могучей шее. Несмотря на усталость и беспокойство, настроение у всадника было приподнятое — как всегда во время полета, когда его охватывало чувство слияния с огромным бронзовым зверем, повелевавшим воздухом и ветрами, он словно становился частью Мнемент'а, могучего, свободного, неукротимого...

На холме, нависавшем над широким лугом, что лежал за озером, Ф'лар заметил зеленого дракона. Должно быть, Асгенар где-то рядом... При виде этого зрелища Ф'лар насмешливо скривил губы. Пусть его осуждают Древние, пусть шепчутся, что он позволил холдерам взгромоздиться на спины драконов... Но в ином случае Нити остались бы незамеченными — и упали на поросшие строевым лесом горные склоны.

Деревья! Еще одна кость, из-за которой постоянно грызутся Вейр и Холд, причем сам Ф'лар в данном случае поддерживал лордов. Четыреста Оборотов назад таких строевых лесов не существовало — они просто не успели вырасти. Но теперь их нужно было защищать — на расстоянии тысяч и тысяч длин дракона...

Гигантский труд! Ну, Древним тоже требовалось дерево — недаром они заваливали Бендарека, помощника Фандарела, бессчетными требованиями. И в то же время не соглашались создать для него новый цех, который мог бы объединить мастеров по дереву. Наверно, поэтому, подумал Ф'лар, Бендарек предпочел остаться вблизи лемосских лесов, под крылом Бенден-Вейра, где никто не мешал ему развернуть собственную мастерскую. Во имя Первого Яйца, зачем эти Древние беспокоятся из-за таких пустяков?

Мнемент' приземлился; поток воздуха, который гнали могучие крылья, примял высокие луговые травы. Ф'лар соскользнул с шеи бронзового и направился к Асгенару; сзади раздался трубный рев — Мнемент' приветствовал зеленую и ее всадника, Ф'рада.

«Ф'рад хочет предупредить тебя, что Асгенар...»

— Немногое ускользнуло от сетей Бендена, — прервав мысль дракона, произнес Асгенар. Молодой человек вытирал с лица копоть и пот; кажется, он был единственным лордом, который лично возглавлял свои отряды наземной обороны. Остальные властители предпочитали руководить, оставаясь в безопасной глубине внутренних холдов. — Да, немногие Нити достигли земли, хотя атака была внезапной. Но что ты скажешь об этих неожиданных изменениях?

— Изменениях? — медленно повторил Ф'лар. Внезапно он понял, что Асгенар имеет в виду не только события сегодняшнего утра.

— Да! До сих пор мы полагали, что твои таблицы абсолютно надежны, особенно когда Древние проверили и подтвердили твои расчеты. — Асгенар бросил на Ф'лара проницательный взгляд. — Только не думай, что я в чем-то обвиняю тебя, Ф'лар. Ты был всегда честен с нами... и я рад, что Лемос лежит под крылом Бендена. Человек, который имеет дело с твоим Вейром, чувствует себя надежно. А у моего друга, лорда Ларада, нередко случаются споры с Т'кулом, предводителем Плоскогорья... Впрочем, это для тебя не новость. И знаешь, после тех внезапных атак — в Тиллеке и Верхнем Кроме — Ларад выставил собственных наблюдателей... — Асгенар внезапно остановился, заметив напряженное молчание Ф'лара. — Я не собираюсь критиковать действия Вейров, — произнес молодой лорд с легким поклоном, — но слухи летят быстрее дракона, и, естественно, мне известно о других таких же случаях. Я понимаю, что Вейры не хотят зря тревожить холдеров, однако... Скажем, небольшое предупреждение — это было бы вполне уместно.

— Никто не мог предвидеть сегодняшней атаки. — Ф'лар говорил неторопливо, но мысли его стремительно кружились, словно дракон, спускавшийся в родной Вейр. Почему никто ничего ему не сообщил? Р'март Телгарский отсутствовал на вчерашней встрече в Форте... Может быть, он в этот час бился с Нитями? А Т'кул? Что случилось с ним?

79
{"b":"201194","o":1}