ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ты нашел эти комнаты, лорд Джексом. На твоем месте я бы очень гордилась.

— Комнаты?

Она снова улыбнулась и убрала ладонь со лба мальчика.

— Я думаю, ты проголодался. Пойдем.

Манора повела его вдоль балкона, опоясывающего спальный уровень; ее рука была прохладной и мягкой. Должно быть, уже поздно, думал Джексом, пока они проходили мимо плотно задернутых занавесей спален. Внизу блики большого очага падали на неровные стены и стол, у которого собрались женщины; они что-то шили. Заметив Джексома с Манорой, некоторые отвлеклись от работы и заулыбались.

— Ты сказала — комнаты? — с вежливой настойчивостью повторил Джексом.

— Позади камеры, которую ты открыл, есть еще две — и развалины лестницы, ведущей вверх.

Джексом присвистнул.

— А что там было?

Манора тихо рассмеялась.

— Никогда еще я не видела кузнеца таким взволнованным. Они нашли несколько странных инструментов, мелкие осколки и куски стекла... Я не очень в этом разбираюсь.

— Комната Древних? — Джексом был поражен размахом своего открытия. А он успел бросить только один взгляд!

— Древних? — Манора едва заметно нахмурилась. Джексом решил, что ему показалось; Манора никогда не выглядела хмурой. — Я бы сказала — наших предков.

Когда они вошли в большую пещеру, Джексом заметил, что их появление прервало оживленную беседу взрослых, сидевших вокруг больших обеденных столов. Джексом привык быть в центре внимания. Он расправил плечи и пошел размеренным шагом, с достоинством кивая головой или улыбаясь в знак приветствия тем, с кем был знаком. Повелитель холда должен вести себя, как приличествует его рангу, даже если ему еще нет полных двенадцати Оборотов.

Снаружи царила почти полная темнота, но Джексом мог видеть мерцающие глаза драконов, сидевших на своих карнизах вокруг чаши Вейра. Он ощущал беззвучные порывы ветра, когда звери взмахивали огромными крыльями, и слышал приглушенное мелодичное воркование. Джексом посмотрел вверх, на Звездную Скалу; рядом с ней, на фоне белесого неба, вырисовывался огромный силуэт сторожевого дракона.

Они ступили на лестницу. Теперь снизу доносился безостановочный топот скота в загоне у площадки кормления. В озере, лежавшем в центре котловины, отражались звезды.

Джексом ускорил шаги, Манора едва поспевала за ним. В темноте нетрудно забыть про достоинство лорда — к тому же сейчас он был очень голодным лордом.

С карниза королевского вейра раздался приветственный крик Мнемент'а. Джексом, расхрабрившись, уставился в сверкающие глаза дракона. Внезапно внутреннее веко прикрыло один из них — зверь с поразительной точностью имитировал человеческое подмигивание.

Джексома .терзало любопытство. Обладали ли драконы чувством юмора? У стража порога его, безусловно, не было, а ведь они — родичи драконов.

«Очень далекие».

— Прошу прощения? — испуганно спросил Джексом, повернувшись к Маноре.

— За что, мой юный лорд?

— Ты ничего не говорила?

— Нет.

Джексом посмотрел назад, на гигантскую тень дракона, но голова Мнемент'а была опущена. Затем он учуял запах жареного мяса и пошел быстрее.

Они шагнули в вейр, и Джексом увидел огромное тело золотой королевы. Неожиданно вина и страх пронзили его. Но она спала и даже как будто улыбалась во сне — с невинным спокойствием младенца, словно новорожденный ребенок его кормилицы.

Джексом отвел взгляд и увидел лица взрослых за столом. Это было уже чересчур. Он ожидал встретить Ф'лара, Лессу, Лайтола и даже Фелессана. Но там были и арфист с кузнецом! Только многолетняя муштра позволила ему с подобающей вежливостью ответить на приветствия этих великих людей. Он даже не осознал, как Лесса и Манора пришли ему на помощь.

— Ни слова больше, Лайтол, пока ребенок не поест, — твердо сказала госпожа Бендена, ее рука мягко усадила маленького лорда в кресло рядом с Фелессаном. Тот на секунду оторвался от ложки, чтобы скорчить гримасу, которая, вероятно, должна была Джексома успокоить. — Мальчик пропустил полдневную еду в Руате и, наверно, умирает от голода. С ним все в порядке, Манора?

— Так же, как и с Фелессаном.

— Он выглядел несколько вялым, когда вы вошли в вейр...

Лесса наклонилась, разглядывая Джексома, который вежливо представил на обозрение свою физиономию. Он очень хотел есть, но старался работать челюстями неторопливо.

— Как ты себя чувствуешь?

Джексом попытался проглотить непрожеванные овощи и закашлялся. Заботливый Фелессан тут же налил воды в его кружку, а Лесса ловко похлопала между лопаток. Наконец он отдышался и подтвердил, что благодаря заботам доброй госпожи чувствует себя превосходно. Ф'лар расхохотался и напомнил доброй госпоже, что ребенку надо спокойно поесть.

Мастер-кузнец постучал толстым, похожим на корявую ветку пальцем по большому чертежу на выцветшей коже. Она была расстелена на столе, закрыв его почти целиком — кроме того места, где устроились мальчики. В другой руке мастер бережно держал какой-то тщательно завернутый предмет. Джексому так и не удалось разглядеть, что это такое.

— Насколько я могу судить, тут имеется ряд помещений на уровнях выше и ниже тех, которые нашли ребята.

Джексом вытаращился на план и краем глаз поймал взгляд Фелессана. Тот тоже едва не подпрыгнул от возбуждения, но жевать не перестал. Джексом сунул в рот очередную ложку — мясо, тушенное с овощами, было очень вкусным — и горько пожалел, что план лежит вверх ногами к нему.

— Готов поклясться, что выше на той стороне нет входов в вейр, — пробормотал Ф'лар, качая головой.

— Здесь есть вход на уровне земли, — сказал Фандарел, тыкая пальцем в какое-то место на плане. — Мы нашли его. Завален камнями — намеренно или случайно, кто знает.

Джексом обеспокоенно взглянул на Фелессана, склонившегося над тарелкой. Что означали рожи, которые тот ему корчил? То ли он во всем признался, то ли не сказал ни слова?

— Шов тщательно заделан и едва различим, — заметил арфист. — Какое-то прозрачное и прочное вещество, гораздо прочнее любого известкового раствора, какой мне доводилось видеть.

— Никто не сумел бы отбить его, — прогрохотал Фандарел, кивая головой.

— Почему же они запечатали выход в чашу? — спросила Лесса.

— Чтобы эта часть Вейра осталась недоступной, — предположил Ф'лар. — Во имя Скорлупы, никто даже близко не подходил туда — может быть, сотни, тысячи Оборотов! Даже отпечатков в пыли не осталось!

Джексом нервничал все сильнее. Затянувшееся ожидание заслуженной выволочки становилось нестерпимым. Он уткнулся в тарелку. Он не сможет вынести презрения Лессы. Он боялся посмотреть в глаза Лайтолу. Что будет, когда тот узнает о кощунственном проступке своего подопечного? Как мог он, Джексом, оставаться глухим к поучениям своего наставника?

— Да, в этих пыльных, старых Записях нашлось немало интересного. А мы-то считали их просто заплесневелым хламом! — послышался голос Ф'лара совсем рядом.

Джексом рискнул приподнять лицо. Он увидел, как вождь Вейра треплет шевелюру Фелессана, потом Ф'лар добродушно ухмыльнулся ему, Джексому. Значит, никто из взрослых не знал, что они делали на площадке Рождений! Джексом облегченно вздохнул.

— Пожалуй, мальчишки нашли нам целый склад сокровищ, а, Фандарел?

— Я надеюсь, что эти удивительные вещи — далеко не все наследие, ожидающее нас в забытых коридорах и покинутых комнатах, — гулким басом ответил кузнец. С рассеянной нежностью он погладил гладкий металл увеличивающего устройства, что покоилось у него на коленях.

 Глава 6

Южный Вейр, утро.
Холд Набол, раннее утро.

Триумф, вкус которого был приправлен потом и соленым ветром, обжигающим солнцем и колючими песчинками, — вот какое чувство охватило Килару и заставило позабыть все мелкие огорчения: перед ней, выкопанные из песка, лежали маленькие разноцветные яйца.

— Пусть они подавятся своими семью, — пробормотала она, бросив взгляд на север, где лежал Вейр. — Великолепный выводок! И одна золотая!

97
{"b":"201194","o":1}