ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В возбуждении она разразилась хриплым смехом. Ну, посмотрим, что будет, когда Мерон увидит этих красавцев! Килара не сомневалась, что лорд Наболский ненавидел всадников из зависти. Он часто заявлял, что Запечатление не должно быть привилегией лишь одной общины Перна — к тому же постепенно вырождающейся. Теперь поглядим, сумеет ли могущественный Мерон запечатлить хотя бы огненную ящерицу! Килара не могла с уверенностью сказать, что принесло бы ей больше удовольствия — его успех или его провал. В любом случае она выигрывала. В голове у нее мелькнула забавная мысль. Предположим, он сумеет запечатлить файра — скажем, бронзового, — а на ее плече будет восседать королева... и если эти двое спарятся... Вероятно, ощущения будут столь же восхитительными, как во время брачного полета драконов. А если учесть природные способности Меро-на... Чувственная улыбка скользнула по губам Килары.

— Вы стоите этого, — сказала она яйцам.

Женщина коснулась их, ощутив твердеющую скорлупу, потом осторожно переложила тридцать четыре яйца в сумку, в несколько слоев. Она завернула свою добычу в шкуру и в шерстяной плащ. Килара достаточно долго исполняла обязанности госпожи Вейра и знала, что резкое охлаждение яиц может погубить выводок — особенно сейчас, когда время Рождения приближалось.

Так будет надежнее, решила она.

Придит'а с терпением относилась к поискам яиц файров, которыми занималась ее всадница. Она послушно приземлялась в сотнях бухточек вдоль западного побережья и ждала, с удовольствием греясь в лучах жаркого солнца, пока Килара ворошила горячий песок, высматривая признаки кладки. Но теперь, когда Килара дала ей ориентиры Набола, а не Южного Вейра, Придит'а встревоженно фыркнула.

По времени Набола еще только занималось раннее утро, когда пронзительный вопль стража порога возвестил прибытие Килары. Охрана слишком хорошо знала повелительницу Южного Вейра; ворота немедленно открылись, и один из солдат, не слишком богатый разумом, был послан разбудить лорда. Килара, возбужденная, не обратила внимания на сердито нахмуренные брови Мерона, появившегося на лестнице, ведущей из внутренних покоев холда в главный зал.

— Я принесла тебе яйца огненных ящериц, Мерон Наболский! — воскликнула она, показывая на сверток, который нес за ней солдат. — Нужно несколько тазов с теплым песком — немедленно, или мы их потеряем!

— Тазы с песком? — повторил Мерон с недоумением.

Он еще наполовину не проснулся... наверно, оставил кого-то в постели, решила Килара, но главная мысль заглушила все остальные; она жаждала поскорее получить свое сокровище и исчезнуть.

— Да! И быстрее, глупец! Я нашла кладку файров. Яйца вот-вот проклюнутся. Такой шанс бывает раз в жизни! Ты, там, — Килара повелительно махнула рукой домоправительнице холда, которая, застегивая на ходу платье, торопливо вошла в зал, — окати кипятком самый чистый песок, какой сможешь найти, и неси сюда!

Килара, высокорожденная сестра лорда Ларада, знала, как следует обращаться к простолюдинам; домоправительнице она показалась копией ее собственного вспыльчивого повелителя — только в женском варианте. Напуганная старуха со всех ног бросилась к двери, не дожидаясь приказа Мерона.

— Яйца файров? О чем ты болтаешь, женщина?

— Ты не слышал про огненных ящериц? Их можно запечатлить, подобно драконам... Улови их разум в момент Рождения, накорми, пообещай всякую чушь — и они твои, на всю жизнь. — Килара осторожно выкладывала яйца на теплые камни огромного очага. — И я сумела привезти их сюда вовремя, — с торжеством сообщила она. — Собирай своих людей, быстро! Попробуем запечатлить как можно больше файров.

— Я пытаюсь понять, — сквозь зубы произнес Мерон, бросив на нее злобный взгляд, — какую пользу это может принести мне?

— Пошевели мозгами, — резко ответила Килара, не обращая внимания на раздраженный тон властелина Набола. — Огненные ящерицы — прародители драконов, и они обладают всеми их способностями.

— Они могут перемещаться в Промежутке? Они говорят со своими хозяевами?

— Да! Да!

— Золотое яйцо! — вскричал Мерон, протянув руку; его маленькие глаза блеснули жадностью.

Килара оттолкнула его руку прочь.

— Золотое — для меня. Твое — бронзовое. Я почти уверена, что из этого... нет, из этого — вылупится бронзовый!

Слуги принесли нагретый песок и высыпали его на теплые камни камина.

Люди Мерона спустились в зал по лестнице из внутренних покоев холда; все — в тяжелом снаряжении, готовые к отражению атаки Нитей. Килара властно велела им разоблачиться и начала свои объяснения — каким образом можно запечатлить огненную ящерицу.

— Никто не может поймать файра, — раздался чей-то шепот сзади.

— Я могу, — огрызнулась Килара, — но сомневаюсь, что ты на это способен — кем бы ты ни был.

Древние правы, подумала она. Лорды слишком надменны и самонадеянны; они плохо обучают своих людей. В холде ее отца никто не смел вымолвить слово, когда он говорил. И в Вейрах не прерывают их повелительниц.

— Вы должны действовать быстро, — сказала она. — Файры будут очень голодны, они хватают и едят все, до чего могут дотянуться. Если вы не остановите их вовремя, они станут каннибалами.

— Я хотел бы оставить себе этих, — тихо произнес Мерон, с нежностью поглаживая три яйца, скорлупа которых отливала бронзой.

— Убери руки, они слишком холодные, — громко предупредила Килара; голос ее был ровным и спокойным. — Нам потребуется мясо, много красного мяса. Лучше всего — от только что забитых животных.

Спустя некоторое время появилось большое плоское блюдо, заваленное сочащимися кровью кусками — мясо было еще теплым, парным. Килара потребовала принести еще два таких же. Зал наполнился терпким ароматом крови и запахом пота, исходившим от столпившихся у камина людей. Напряжение росло.

— Я хочу пить, Мерон, — сказала Килара. — Пусть принесут охлажденного вина, хлеб и фрукты.

Она поела — неторопливо, изящно, со скрытым изумлением взирая на застольные обычаи здешнего холда. Кто-то пустил по кругу хлеб и кувшин с кислым вином; мужчины ели, оставаясь на ногах. Время тянулось медленно.

— Ты ведь говорила, что они вот-вот вылупятся, — наконец удручено произнес Мерон. Он казался обеспокоенным — как и его люди; и, похоже, первоначальный энтузиазм повелителя Набола несколько поуменьшился.

Килара одарила его пренебрежительной улыбкой.

— Так и есть, уверяю тебя. Вам, лордам, надо научиться терпению. Оно необходимо, если хочешь иметь дело с родом драконов. Ты не можешь лупить их, как зверей, которые бегают по земле. Но дело того стоит.

— Ты уверена? — В глазах Мерона вспыхнуло раздражение.

— Через несколько дней ты прибудешь в Телгар, и на твоей руке будет сидеть файр... Подумай, какое впечатление это произведет на всадников!

Слабая улыбка на лице Мерона подсказала Киларе, что удар нанесен верно. Да, Мерон будет терпелив, очень терпелив, если это позволит ему почваниться перед всадниками.

— Они будут полностью в моем распоряжении? — спросил он, лаская взглядом бронзовую троицу.

Килара не скупилась на обещания, хотя отнюдь не была уверена, что файры способны проявлять преданность и достаточный интеллект. Впрочем, Мерону требовался не интеллект, а покорность. Или хотя бы послушание. Килара покачала головой. Она знала: если файры не оправдают ожиданий Мерона, то не по своей вине.

— С такими посланцами я получу немало преимуществ, — произнес Мерон так тихо, что она едва разобрала слова.

— Ты получишь кое-что более важное, чем преимущества, — так же негромко ответила она. — Контроль!

— Да, надежная, безотказная связь фактически означает, что я смогу контролировать кое-что. Если взять! к примеру, Т'кула, предводителя Вейра Плоскогорье...

Одно из яиц треснуло, и Мерон вскочил с кресла. Охрипшим внезапно голосом он приказал своим людям подойти поближе.

— Повтори им, госпожа Вейра, повтори еще раз, как они должны действовать, чтобы изловить огненных ящериц!

98
{"b":"201194","o":1}