ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Firefly. Великолепная девятка
Главная книга «Вожака стаи». 98 главных правил поведения для хорошего хозяина
Закон трех отрицаний
Тайна таежной деревни
Вдова для лорда
Любовь анфас (сборник)
Пойманная
Обитель
Незримые нити
Содержание  
A
A

И когда сундук был снова заперт на все пять ключей, Корум задумчиво откинулся на спинку кресла.

— А теперь, — сказал он, — многое надо обдумать.

Было очень поздно, когда Корум и Медб очутились в своей низкой широкой постели; они лежали рядом, глядя на летнюю луну за окнами.

— Было пророчество, — сонно сказала Медб, — что Кремм Кройх предстоит совершить три похода, столкнуться с тремя великими опасностями, найти трех надежных друзей…

— Откуда эти пророчества?

— Из старых легенд.

— Ты раньше о них не говорила.

— В этом не было особой нужды. В легендах не сказано ничего конкретного. Кроме того, ты не такой, каким представал в легендах, — тихо улыбнулась она.

Он тоже ответил ей улыбкой.

— Что ж, значит, завтра я отправляюсь во второй поход.

— И тебя долго не будет рядом со мной, — вздохнула Медб.

— Боюсь, такова уж моя судьба. Меня ведет долг, а не любовь, моя милая Медб. Любовь должна радовать, когда она не мешает исполнению долга.

— Но ведь тебя могут убить, не так ли? Ты смертен?

— Да, я могу погибнуть от меча или от яда. Я даже могу свалиться с коня и сломать себе шею!

— Не смейся над моими страхами, Корум.

— Прости.

Приподнявшись на локте, он посмотрел в глаза любимой. И, нагнувшись, поцеловал ее в губы.

— Мне очень жаль, Медб.

Под седлом у принца был рыжий жеребец, на котором Корум впервые появился у холма. Его сбруя блестела в лучах раннего утреннего солнца. Из-за стен Каэр Малода доносился птичий щебет.

На Коруме были парадные боевые доспехи — древнее снаряжение вадагов. Корум надел рубашку из синей парчи и натянул штаны из тонкой выделанной кожи. Голову защищал остроконечный серебряный шлем с его именем (для мабденов руны были непонятны), а нагрудник состоял из слоев серебра, переложенных слоями меди. На нем не было лишь его алого плаща, имя которого он носил, ибо он отдал его волшебнику Калатину в том месте, которое он когда-то знал как гора Мойдел. Круп лошади покрывала желтая попона, а седло и упряжь были из красной кожи с белыми разводами.

Из оружия Корум взял копье, топор, меч и кинжал. Длинное древко копья было оковано медью, а острие блестело полированным металлом. Топор был двусторонним, и его длинная рукоять также была окована медью. Ножны меча висели у стремени. Рукоять его обтягивала кожа, которую держали витки золотой и серебряной проволоки, а круглый тяжелый набалдашник был выкован из бронзы. Кинжал был сделан тем же мастером и походил на меч.

— За кого тебя можно принять, как не за полубога? — одобрительно сказал король Фиахад.

Принц Корум слегка улыбнулся и взял поводья серебряной рукой. Другой рукой он коснулся прямого щита, который висел за седлом вместе с вьюком, где лежали и припасы, и туго скатанный меховой плащ — он понадобится, когда Корум окажется в краях Фои Миоре. Другой плащ, плащ сидов, который когда-то принадлежал Арианрод, он, скатав, обвязал вокруг пояса. За него он заткнул перчатки, которые понадобятся ему позже — защитить одну руку от холода и спрятать другую, чтобы враги не опознали его.

Медб, откинув длинные рыжие волосы, подошла и припала поцелуем к его руке; в ее глазах были гордость и тревога за него.

— Побереги свою жизнь, Корум, — пробормотала она. — Если можешь, сохрани ее, ибо она очень понадобится нам даже после окончания похода.

— Я постараюсь не расставаться с ней, — пообещал он. — У меня началась хорошая жизнь, Медб. Но смерти я не боюсь.

Он вытер испарину со лба. Облаченному в доспехи, принцу было очень жарко под прямыми лучами солнца, но он понимал, что это будет длиться недолго. Корум поднял руку к шитой повязке, прикрывавшей пустую глазницу, и осторожно коснулся ее.

— Я вернусь к тебе, — пообещал он.

Король Маннах, сложив на груди руки, откашлялся.

— Верни нам Амергина, принц Корум. Верни нашего верховного короля.

— Без него я в Каэр Малод не вернусь. А если не смогу сам доставить его, то приложу все усилия, чтобы отослать его к вам, король Маннах.

— Ты отправляешься в великий поход, — сказал король Маннах. — Прощай, Корум.

— Прощай, Корум. — Рыжебородый Фиахад положил огромную сильную руку на колено вадага. — И удачи тебе.

— Прощай, Корум, — сказала Медб, и на этот раз голос ее был столь же спокоен, как и взгляд.

Затем Корум пришпорил своего рыжего коня и покинул их.

На душе у него было спокойно, когда, оставив за спиной Каэр Малод, он пересек гряду пологих холмов и углубился в густой прохладный лес, держа путь к востоку, где лежал Каэр Ллуд. Он слушал пение птиц, журчание мелких прозрачных ручьев, бегущих по истертым камням, шепот дубовых крон.

Корум ни разу не оглянулся. Он не испытывал сожаления, страха или нежелания отправляться в этот путь, ибо знал, что выполняет предназначение, отвечающее великим идеалам, — и в данный момент он испытывал удовлетворение.

«Чувство покоя редко посещало меня, — подумал Корум, — я обречен принимать участие в вечной войне».

Может, удовлетворение пришло потому, что сейчас он действовал в полном соответствии со своей судьбой, потому, что исполнял свой долг, — и взамен принц был награжден столь странным ощущением внутреннего покоя. Он задумался: не потому ли этот покой пришел к нему, что он покорился своей судьбе? Какой-то парадокс — он обрел спокойствие, готовясь к бою.

Ближе к вечеру небо посерело, и в восточной стороне горизонта стали клубиться низкие грозовые тучи.

Глава четвертая

Мир, полный смерти

Поежившись, Корум накинул на плечи тяжелый меховой плащ и надвинул капюшон на шлем. Он глубоко погрузил здоровую руку в тепло меховой перчатки, которую держал наготове, и спрятал серебряную руку в другой перчатке. Затоптав остатки костра, он огляделся. Дыхание белыми клубами висело в воздухе. Небо, с которого исчезло солнце, нависло над ним ровной мертвенной голубизной, поскольку рассвет еще не наступил. Окружающее пространство дышало унынием, земля, покрытая изморозью, была черной и мертвой. Повсюду стояли безжизненные деревья без листьев. Вдали тянулась череда темных, как земля, холмов, вершины их были покрыты снегом. Корум принюхался к ветру.

Это был ветер смерти.

Единственный запах различался в его порывах — это запах смердящего холода. Эти земли были настолько пустынны, что не подлежало сомнению — здесь побывал народ холода. Может, именно здесь они разбили свой лагерь перед тем, как двинуться на Каэр Малод и начать войну против крепости.

До Корума донеслись какие-то звуки, и ему показалось, что он уже раньше слышал их. Они заставили его отпрыгнуть от кострища и разогнать тлеющий дымок. Он посмотрел на юго-восток, откуда доносился топот копыт. Там местность шла вверх, заслоняя линию горизонта. Конский топот раздавался откуда-то из-за подъема.

И тут же Корум услышал и другие звуки.

Слабый собачий лай.

Единственные собаки, которых он мог встретить в этих местах, были дьявольскими псами Переноса.

Корум кинулся к коню, начавшему нервничать, вскочил в седло, вырвал копье из гнезда и положил его поперек луки. Наклонившись, он потрепал коня по шее, чтобы успокоить животное, и тронулся с места, готовый встретить любую опасность.

Солнце только начало подниматься из-за горизонта, и в его лучах показался одинокий всадник. Кроваво-красные отблески сверкнули на его доспехах. В руке он держал обнаженный меч, тоже отражавший лучи солнца. На мгновение они ослепили Корума. Затем доспехи полыхнули синевой — и Корум узнал всадника.

Визг, лай и тявканье зловещих псов стали громче, но пока они так и не появились.

Корум погнал коня на подъем.

Внезапно наступила тишина. Голоса собак стихли, всадник неподвижно сидел в седле, и лишь его доспехи снова сменили цвет с синего на желтовато-зеленый.

Корум различал лишь звук собственного дыхания и ровную поступь копыт коня по твердой заиндевелой земле. Держа копье наготове, он одолел подъем и приблизился к всаднику.

140
{"b":"201196","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сын
World Of Warcraft: Военные преступления
Принцесса даёт отпор
Неправильная любовь
Берсерк забытого клана. Книга 2. Архидемоны и маги
Альтерфит. Восточная программа для женской красоты и полного очищения организма и души
Жемчужные тени (сборник)
Никель. Истории ледяных менеджеров
Agile. Процессы, проекты, компании