ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Спасти всех вас, — сказал Корум.

Он был счастлив, что мог позволить себе такую ложь. Эти люди были на грани смерти, и гибели последнего из них ждать оставалось недолго.

— Вы пришли слишком поздно, — сказала жена Артека.

Корум нагнулся, собираясь перерезать ее веревки, и откуда-то из пустоты возник голос, который он уже слышал в лесу:

— Не трогай ее. Теперь она наша.

Корум оглянулся, но, кроме дрогнувшего раскаленного воздуха, ничего не увидел.

— И все же я освобожу ее, — резко сказал он. — Чтобы она, по крайней мере, могла умереть с развязанными руками.

— Почему ты хочешь разгневать нас?

— Я никого не хочу разгневать. Я Корум Ллау Эрейнт. — Он вскинул серебряную руку. — Я Вечный Воитель. И пришел на Инис Скайт с миром. Я не хочу причинять вред его обитателям, но не позволю, чтобы эти люди и дальше страдали.

— Корум… — тихо начал Илбрек, положив ладонь на рукоятку Мстителя. — Думаю, что мы наконец встретились с народом Инис Скайта.

Корум пропустил его слова мимо ушей, разрезая веревки на обожженных руках женщины.

— Корум…

Но тот уже был между людьми Фиана, предлагая им флягу с водой и освобождая тех, на ком еще были путы. Больше ничего перед собой он не видел.

— Корум…

Теперь в голосе Илбрека прозвучала тревога, и когда Корум завершил свои труды и посмотрел в его сторону, то увидел, что Илбрек и Роскошная Грива окружены высокими тощими фигурами с морщинистой желтовато-коричневой кожей и редкими волосами. На них не было почти никакой одежды, если не считать поясов, на которых висели длинные мечи. Тонкие губы не прикрывали зубов, щеки ввалились, как и глаза, и вообще они имели вид высохших трупов. Когда они двигались, от их тел отваливались лоскутки высохшей кожи и плоти. Если их лица и выражали что-то, Корум не понимал, что именно. Он мог только стоять и с ужасом смотреть на них.

Один из них был украшен зубчатой короной с рубинами и сапфирами. Казалось, что в драгоценных камнях жизни было больше, чем в этом лице и теле. Белые глаза уставились на Корума, и когда живой мертвец заговорил, его желтые зубы лязгнули.

— Мы малибаны, и этот остров — наш дом. Мы вправе обороняться от захватчиков. — Он говорил со странным акцентом, но понять его было несложно. — Стар наш народ…

Слушая, Илбрек с саркастическим видом кивнул.

Предводитель малибанов сразу же заметил выражение лица Илбрека. Он склонил мумифицированную голову.

— Мы редко пользуемся этими телами, — как бы объяснил он. — Но, уверяю вас, мы не очень в них нуждаемся. Мы гордимся не физической силой, а нашей колдовской властью.

— Да, она велика, — признал Илбрек.

— Мы пришли из древности, — продолжил вождь, — и многое знаем. Мы способны контролировать почти все, что нам нужно контролировать. Стоит нам захотеть — и мы остановим восходящее солнце.

— Но почему вы так жестоки к этим людям? — спросил Корум. — Это недостойно полубогов!

— Мы караем тех, кто вторгается на наш остров.

— Они не причинили вам вреда. Они попали на ваш берег по воле стихии.

Рассматривая жуткие изуродованные лица малибанов, Корум начал ощущать смутное беспокойство — многими своими чертами они напоминали вадагов. Он задумался, не являются ли хозяева острова вадагами, которые много столетий назад отправились в изгнание. Не они ли стали первыми обитателями Инис Скайта?

— Для нас не существенно, как они тут оказались… и как тут появились вы. Вы пришли… они пришли — и все вы должны быть наказаны.

— Все ли, кто оказывался на ваших берегах, подвергались наказанию? — задумчиво спросил Илбрек.

— Почти все, — сказал вождь малибанов. — Это зависит от причин, по которым они посещали нас.

— Мы оказались здесь, чтобы поговорить с вами, — сообщил Корум. — Чтобы предложить вам помощь в обмен на содействие с вашей стороны.

— Что вы можете предложить малибанам?

— Уход, — сказал Корум, — из этой плоскости в другую, более гостеприимную для вас.

— Мы уже имеем такую возможность.

Корум удивился:

— Вы получили помощь?

— Малибаны никогда не ищут помощи. Они используют тех, кто служит им.

— В этом мире?

— Да. Но мы устали от необходимости иметь дело с таким примитивным разумом, как ваш. И первым делом мы должны избавиться от мусора.

Глаза малибана вспыхнули свирепым красным огнем. Люди Фиана издали отчаянный жалобный вопль — и исчезли. И вместе с ними исчезла медная долина.

Корум, Илбрек и Роскошная Грива теперь стояли в зале с полуобвалившимся потолком. Вечернее солнце пробивалось сквозь проломы в своде и стенах, падая на истлевшие гобелены, поломанные скульптуры и раскрошившуюся мозаику.

— Что это за место? — спросил Корум у малибана, стоявшего в тени около стены.

Предводитель малибанов рассмеялся:

— Не узнаете? Ну как же, именно здесь и имели место все ваши приключения — или большинство из них.

Что? В пределах этого зала? — Илбрек разочарованно огляделся. — Но как это могло получиться?

— Мы, малибаны, обладаем огромной мощью, и я, Сактрик, — самый могущественный из всех. Поэтому я император малибанов.

— На этом острове? Ты называешь его империей? — усмехнулся Илбрек.

— Этот остров — центр империи столь могущественной, что все чудеса вашей цивилизации — забавы стаи бабуинов. Когда мы вернемся в нашу плоскость, откуда нас коварно изгнали, мы восстановим империю, которой будет править Сактрик.

— Кто же поможет вам? — спросил Корум. — Кто-то из Фои Миоре?

— Фои Миоре? Они просто больные животные. Чем они могут нам помочь? Нет, у нас есть более умный союзник. И в данный момент мы ждем его возвращения. Возможно, мы и продлим вам жизнь, чтобы вы успели встретиться с ним.

— Солнце садится, — пробормотал Илбрек, обращаясь к Коруму. — Неужели здесь так быстро бежит время?

Сактрик расхохотался:

— По-вашему, два месяца — это быстро?

— Два месяца? Что ты имеешь в виду? — Корум рванулся к Сактрику.

— Лишь то, что время на Инис Скайте и время в вашем мире идет по-разному. На самом деле, Корум Ллау Эрейнт, вы пробыли тут почти два месяца.

Глава 3

К острову теней плывет корабль

— Ох, Илбрек, — сказал Корум другу, — удалось ли мабденам выстоять против Фои Миоре?

На это Илбрек не мог ответить. Он покачал головой.

— Гофанон был прав. А мы оказались дураками. Не надо было спешить сюда.

— По крайней мере, с этим мы согласны, — раздался из тени скрипучий голос Сактрика. Камни на его короне поблескивали, когда он двигался. — Услышав это признание, я склонен немного продлить ваше существование. Более того — я могу гарантировать вам свободу в пределах этого острова, который вы называете Инис Скайт. — И с неожиданной заинтересованностью Сактрик спросил: — Вы знаете того, кто называет себя Гофаноном?

— Знаем, — сказал Илбрек. — Он просил нас не появляться здесь.

— Похоже, он неглуп.

— Да, смахивает на то, — произнес Корум. Он по-прежнему был зол, сбит с толку, и все прикидывал возможность напасть на Сактрика, хотя понимал, что если даже и всадит меч в уже мертвое тело, это почти ничего не изменит. — Ты знаком с ним?

— Он как-то посетил нас. А теперь мы должны заняться вашей лошадью. — Глаза Сактрика опять затлели красным, когда он показал на Роскошную Гриву.

Илбрек, крикнув, рванулся к своему коню, но у Роскошной Гривы уже остекленели глаза, и, обледенев, он застыл на месте.

— Он не пострадает, — сказал Сактрик. — Он слишком ценен для нас. Когда вы будете мертвы, мы им займемся.

— Если он вам это позволит, — с яростью пробормотал в бороду Илбрек.

Малибан отступил в непроглядную тень и исчез.

Растерянно побродив среди руин, двое героев вышли на свет вечернего солнца. Теперь перед ними предстал остров в его подлинном виде. Если не считать холма с сосной (у его подножья они сейчас стояли), остров представлял собой унылую равнину, заваленную обломками кораблекрушений, падалью, щебнем, остатками растений, костей и кусками металла. Тут валялись обломки всех кораблей, когда-либо оказавшихся у берегов Инис Скайта, корабельные грузы и останки команд. Повсюду раскиданы проржавевшие доспехи и оружие, пожелтевшие кости людей и животных — кое-где сохранились целые скелеты, но часть костей была растащена. Случайно Илбрек и Корум наткнулись на груду черепов, а другая груда состояла только из грудных клеток. Истлевшая ткань, шелковая и шерстяная, обрывки одежды трепетали на холодном ветру, также приносившем гнусные запахи разложения; тут же были разбросаны кожаные нагрудники, куртки, головные уборы, конская упряжь, сапоги и поножи — все мятое и потрескавшееся. Кучей лежало ржавое железное, медное и бронзовое оружие, тускло поблескивали выломанные из оправ камни, словно и их тронуло гниение; повсюду, подгоняемые порывами ветра, носились тучи серого пепла, и нигде не было видно ни одного живого существа — даже воронов и стервятников, которые могли бы попировать клочками мяса, оставшимися на костях.

180
{"b":"201196","o":1}