ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Начиналась настоящая битва за замок Мойдел.

Однако не все всадники направились к дамбе. Около двух третей войска осталось на берегу. Корум догадывался, что это значит.

— Все ли крепостные стены охраняются, Белдан?

— Да, принц.

— Хорошо. Мне кажется, они попробуют вплавь, прямо на лошадях, окружить замок и взобраться по скалам, чтобы атаковать сразу со всех сторон. Когда станет совсем темно, прикажи, чтобы со всех постов стреляли зажженными стрелами.

И тут первый отряд мабденов обрушился на ворота и стены замка. Пущены были в ход котлы со свинцом, отовсюду доносились дикие крики и громкое ржание обезумевших лошадей. Море шипело, испуская клубы пара, когда брызги свинца касались воды. Между некоторыми лошадьми были укреплены тараны. Ворота замка содрогались от ударов. Лучники непрерывно стреляли со стен, то и дело попадая в цель, но лошади, лишившись седоков, словно безумные продолжали нестись вперед. Один из таранов пробил ворота насквозь и застрял в них. Атакующие тщетно пытались его вытащить. На них обрушился поток кипящего свинца, и они отступили. Таран так и остался торчать в воротах.

— Побольше лучников к воротам! — скомандовал Корум. — Да приготовьте лошадей на случай прорыва у центрального входа!

Сгустилась тьма, однако бой продолжался. Некоторые из лесных варваров, вплавь добравшись до острова, уже скакали под самыми стенами замка. Корум увидел, как очередной ряд воинов пустился к острову вплавь по неглубокой воде.

Но Гландит и его колесницы пока оставались на берегу и в сражении участия не принимали. Без сомнения, Гландит рассчитывал, что основные силы защитников замка будут смяты еще до того, как сам он ступит на дамбу.

Когда сегодня этот «граф Краэ» в очередной раз его предал, ненависть Корума вспыхнула с новой силой. И теперь, видя, как Гландит безжалостно использует суеверных лесных варваров в собственных корыстных целях, Корум понимал, что правильно оценивает все поступки своего заклятого врага.

На крепостных стенах меж тем умирали защитники замка — от ран, нанесенных метательными копьями и стрелами. По крайней мере, полсотни человек были убиты или тяжело ранены, а оставшиеся сто представляли собой слишком слабую силу.

Корум быстро обошел все посты, подбадривая людей, однако подходили к концу запасы расплавленного свинца, стрел и копий. Было ясно, что вскоре придется идти врукопашную.

Упала ночь. Горящие стрелы высвечивали во тьме варваров, со всех сторон окруживших замок. На крепостных стенах зажглись сигнальные огни. Битва продолжалась.

Варвары вновь собрались у главных ворот. В ход пустили еще несколько таранов. Ворота трещали и шатались.

Корум собрал во дворе замка всех, кого можно было снять с постов на стенах. Они оседлали коней и построились полукругом позади лучников, готовых встретить прорывающихся в замок варваров.

Еще несколько таранов пробили ворота насквозь; Корум слышал, как мечами и топорами рубят расщепленные бревна снаружи.

И вдруг с воплями и воем варвары прорвались внутрь. В отблесках огня их бронзовые маски выглядели еще более устрашающими и злобными. Храпели и ржали лошади.

Один лишь раз успели лучники выпустить свой стрелы, а потом вынуждены были отступить, пропуская вперед Корума и его крошечный кавалерийский отряд.

Меч Корума с размаху разрубил одну из бронзовых масок, сокрушив вместе с ней и голову варвара. Кровь из раны брызнула так, что попала на ближайших мабденов.

Забыв о боли и ранах, Корум непрерывно размахивал мечом, выбивая всадников из седел, снося головы с плеч, отделяя конечности от туловищ. Но постепенно его отряд все же отступал под чудовищным натиском новых волн варваров, рвущихся в замок.

Теперь Корум с товарищами бился уже у дальней от входа стены двора — там, где наверх вела каменная винтовая лестница, на ступеньках которой засели лучники, стрелявшие по ненавистным захватчикам. Но лучников было слишком мало, и они постепенно вынуждены были подниматься все выше и выше.

Не прерывая сражения, Корум огляделся. Рядом с ним оставалось совсем немного защитников замка, может быть, дюжина, зато в вестибюле было уже, по крайней мере, полсотни врагов, и ряды их пополнялись. Схватка близилась к концу. Еще несколько мгновений, и он погибнет вместе со всеми…

Он мельком увидел, что навстречу ему с верхнего этажа спускается Белдан. Сначала Корум решил, что он ведет с собой подкрепление, но Белдана сопровождали всего два воина.

— Корум! Корум!

Отвечать ему было некогда: он вел бой одновременно с двумя варварами.

— Корум! Где леди Ралина?

Корум, собрав остатки сил, двумя сокрушительными ударами покончил с обоими противниками, затем ногой выбил из седла третьего и прямо со спины своего коня прыгнул на лестницу.

— Что ты говоришь, Белдан? Ралина в опасности?

— Я не знаю, принц. Я не смог ее отыскать. Боюсь, что…

Корум, не дослушав, бросился вверх по лестнице.

Снизу до него доносился шум битвы, но он странным образом изменился. Корум чуть помедлил на одном из поворотов винтовой лестницы и оглянулся.

Варвары явно начинали отступать. В их рядах возникла паника. Потрясенный Корум не мог понять причины этого, но раздумывать и разглядывать было некогда.

Он с призывным криком влетел в спальню Ралины.

Она не откликнулась.

Он спотыкался о мертвые тела защитников замка и варваров, которым, видимо, удалось пробраться внутрь через плохо охраняемые окна и балконы.

Неужели Ралину похитили?

И тут с одного из балконов до него донесся странный звук.

Это было похоже на пение или молитву. Ничего подобного он раньше не слышал. Корум осторожно подошел к двери на балкон.

Там стояла Ралина. Это ее странное пение поразило Корума. Ветер подхватывал ее одежды, раздувая их, словно многоцветные облака. Глаза Ралины неотрывно смотрели куда-то вдаль, а напряженное горло вибрировало от тех загадочных звуков, которые она выпевала.

Она была в каком-то трансе, и Корум даже не окликнул ее, лишь молча наблюдал. Она пела на совершенно неведомом ему языке, видимо, очень древнем. И от звуков этой песни у Корума по спине поползли мурашки.

Потом Ралина умолкла, медленно обернулась, но смотрела сквозь него. Скованной походкой, с открытыми немигающими глазами, она прошла в комнату.

Корум посмотрел на море: за контрфорсом, в стороне берега разгорался странный зеленый свет.

Больше ничего видно не было, но он слышал визг и вопли перепуганных чем-то варваров, с шумом и плеском прыгавших в воду с дамбы и скал. Теперь не оставалось сомнения: враг отступал. Но почему?

Корум вошел в комнату. Ралина сидела в своем любимом кресле возле стола, одеревеневшая и будто оглохшая. Она не пошевелилась, даже когда он тихонько окликнул ее по имени. Надеясь, что она постепенно выйдет из транса сама, Корум бросился туда, где все еще кипела битва.

Его встретил Белдан с разинутым от изумления ртом. Зрелище действительно было впечатляющее.

Огромный корабль, огибая северный мыс, приближался к острову. Это он был источником странного зеленого света. Паруса корабля были надуты, хотя стоял полный штиль. Варвары судорожно спешили к берегу — верхом, вплавь или прямо по воде, уже начавшей снова заливать дамбу. Они совсем обезумели от страха. Корум слышал, как Гландит из темноты слал в их адрес проклятия, призывая вернуться назад и продолжить бой.

Корабль сверкал множеством маленьких огоньков. Его мачты и корпус были словно инкрустированы самоцветами. И тут Корум разглядел то, что гораздо раньше увидели варвары и Белдан: команду корабля. То были мертвецы. Плоть их сгнила и отваливалась от костей.

— Что это, Белдан? Чья-то искусная иллюзия? — прошептал Корум.

Голос Белдана звучал хрипло:

— Мне кажется, это вовсе не иллюзия, принц Корум.

— Тогда что же?

— Это действие заклятия. Я узнаю корабль старого маркграфа. Заклятием подняли его со дна морского и вдохнули в команду… что-то вроде жизни — смотри!.. — и он указал рукой на человека, стоявшего на корме: скелет в доспехах, которые, как и доспехи Корума, были сделаны из гигантских раковин. Пустые глазницы существа поблескивали тем же зеленым светящимся огнем, который паутиной окутывал все судно. — Смотри! Это сам маркграф! Он вернулся, чтобы защитить свой замок.

21
{"b":"201196","o":1}