ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ты меня понимать можешь? — Корум все еще говорил на древнем языке надрагов.

— Да хватит тебе нос задирать, не один ты такой ученый! — существо говорило сердито, но очень внятно, словно опасалось, что Корум сразу его не поймет. Это был язык древних вадагов! — Ничего, скоро и ты таким же будешь, как я.

Корум не ответил. Сунув меч в ножны, он прошелся по темнице, приходя в себя и осматриваясь. Похоже, вырваться отсюда невозможно… Над собой он слышал шаги по плитам внутреннего дворика и голоса рага-да-кета. Голоса звучали очень возбужденно, почти истерически.

Волосатый человек поднял голову и тоже прислушался.

— Ага, вот, значит, что произошло! — пробормотал он задумчиво, глядя на Корума и довольно ухмыляясь. — Ты убил этого лживого маленького труса! Хм… Похоже, твоя компания будет мне не так уж неприятна. Хотя, боюсь, твое пребывание здесь будет недолгим. Интересно, каким способом они умертвят тебя?..

Корум молча слушал, по-прежнему не выдавая того, что понимает его речь. Он слышал, как уволакивают трупы убитых воинов. Голоса наверху опять зазвучали очень возбужденно, потом стихли.

— Теперь они в затруднительном положении, — захихикал его сосед по камере. — Сами-то лишь исподтишка убивать способны! И все-таки, что они с тобой сделают? А, друг мой? Отравят, что ли? Обычно они именно так избавляются от тех, кого боятся.

Отрава! Корум насторожился. А не было ли отравленным то вино? Он посмотрел на руку Кулла. Неужели она — знала? Может, она способна предчувствовать?

Он решил все же нарушить свое молчание.

— Ты кто? — снова спросил он по-вадагски.

Человек разразился смехом.

— Значит, ты все-таки меня понимаешь? Ну что ж, раз ты сам ко мне в гости явился, тебе сперва следовало бы представиться и ответить на мои вопросы. По-моему, ты похож на вадага, хотя мне казалось, что все вадаги давно истреблены… Назови свое имя и свой народ, друг мой.

— Я Корум Джаелен Ирсеи, Принц в Алом Плаще. И я — последний из вадагов, — сказал Корум.

— А я Ганафакс из Пенгарда, немного воин, немного жрец, немного исследователь, ученый, а теперь — немного нищий, как ты и сам видишь. Я из страны, которая называется Лиум-ан-Эс. Она расположена далеко на западе и…

— Про Лиум-ан-Эс мне все известно. Я в течение долгого времени был гостем ее восточного маркграфства.

— Как? Неужели оно до сих пор существует? А я считал, что замок Мойдел смыли волны наступающего океана!

— Ну теперь, возможно, он действительно уже уничтожен. Лесные варвары на мохнатых пони…

— Клянусь Урлехом! Варвары на мохнатых пони! Это что-то из легенд.

— Как случилось, что ты оказался столь далеко от родной земли, сэр Ганафакс?

— Это долгая история, принц Корум. Ариох, как они его здесь называют, не очень-то благоволил народу Лиум-ан-Эс. Он-то рассчитывал, что все мабдены будут послушно его воле уничтожать древние народы, например, твой. Ну ты и сам, должно быть, знаешь, что наш народ не был заинтересован в уничтожении древних рас, которые никогда не причиняли нам вреда. Я был жрецом Урлеха — божка, подчиненного Рыцарю Мечей. Так вот, похоже, Ариох стал терять терпение и теперь заставляет Урлеха посылать жителей Лиум-ан-Эс в походы на далекий запад, где живет морской народ шалафенов. Их всего пятьдесят и обитают они в коралловых замках. В общем, Урлех передал мне приказ Ариоха, который я счел ошибочным, и тут моя судьба, которая никогда не отличалась удачливостью, круто переменилась. Было совершено убийство. Меня обвинили. Я бежал, украв судно, и после некоторых малоинтересных приключений оказался среди этих людей, говорящих на птичьем языке и терпеливо ожидающих, когда Ариох их уничтожит. Я предпринял попытку собрать армию и восстать против Ариоха. Они, естественно, предложили мне вина, которое я пить отказался… Тогда они схватили меня и бросили сюда; здесь я нахожусь уже долгие месяцы.

— Что же они намерены с тобой сделать?

— Понятия не имею. Надеюсь, что со временем я умру. Это народ заблудший и глуповатый, но не слишком жестокий. А их страх перед Ариохом столь велик, что они никогда не осмелятся сделать хоть что-то вопреки его воле. И поэтому надеются прожить еще год или два. Все-таки дольше, чем остальные…

— А со мной что они сделают, как ты думаешь? Я ведь все-таки убил их короля.

— В том-то и дело! Трюк с ядом у них не прошел, а применять к тебе насилие они вряд ли решатся… Ладно, пока что подождем, а там посмотрим.

— У меня есть поручение, которое я непременно должен выполнить, — сказал Корум. — Я не могу позволить себе ждать.

Ганафакс усмехнулся.

— По-моему, подождать тебе все-таки придется, принц Корум! Я немножко умею колдовать, и у меня в запасе есть несколько трюков, но ни один из них здесь не срабатывает — понятия не имею, почему. Так что если уж колдовство нам помочь не может…

Корум поднял руку Кулла и задумчиво на нее посмотрел.

Потом глянул в заросшее бородой лицо своего товарища по несчастью.

— Ты когда-нибудь слышал о руке Кулла?

Ганафакс нахмурился.

— О да… По-моему, это единственное, что осталось от Исчезнувшего бога, одного из двух братьев, которые вели какую-то междоусобную войну… Легенда, разумеется. Таких очень много…

Корум показал ему свою левую руку.

— Вот. Это рука Кулла. Ее дал мне один колдун. Вместе с глазом Ринна. Он говорил, что эти рука и глаз обладают невероятным могуществом…

— А сам ты этого не знаешь?

— У меня пока не было возможности проверить их в деле.

Ганафакс, казалось, был чем-то встревожен.

— Мне кажется, подобное могущество слишком велико для смертного… Последствия могу оказаться поистине чудовищными.

— Не думаю, что у меня есть какой-то выбор. Я принял решение: я призову на помощь те силы, что заключены в руке Кулла и глазу Ринна!

— Надеюсь, ты напомнишь им, что я на твоей стороне, принц Корум?

Корум расстегнул латную перчатку. От напряжения его била дрожь. Потом он резким движением сдвинул на лоб скрывавшую глаз повязку.

И снова перед ним возникли мрачные миры, иные плоскости. Снова увидел он страну, где светило черное солнце, и те четыре фигуры в плащах с надвинутыми капюшонами…

Но на этот раз он посмотрел им прямо в глаза.

И вскрикнул.

Но он не смог бы назвать причину охватившего его ужаса.

И снова посмотрел им в глаза.

Рука Кулла потянулась к черным фигурам, и те обернулись к ней: они ее увидели. Ужасные глаза их, казалось, высасывали из Корума живое тепло, но он продолжал смотреть прямо на них.

Рука Кулла сама подала им повелевающий знак.

Темные фигуры двинулись по направлению к Коруму.

Он услышал голос Ганафакса:

— Я ничего не вижу! Кого ты заклинаешь? Что там?

Корум не отвечал. Пот лил с него ручьем, он весь дрожал, но рука Кулла по-прежнему звала к себе порождения тьмы.

Откуда-то из-под плащей четыре призрака извлекли огромные стальные косы.

Корум с трудом шевельнул онемевшими губами:

— Сюда. Ко мне, в эту плоскость. Подчиняйтесь!

Они приближались; казалось, они проходят сквозь кипящий туман.

Вдруг Ганафакс вскричал дрожащим от ужаса голосом:

— Боги! Это же твари из Ям Пса! Шефанхау! — прыгнув, как кошка, он спрятался за спиной у Корума. — Держи их от меня подальше, вадаг!

Раскрылись странной формы уродливые рты; послышались низкие гудящие голоса:

— Повелитель. Мы выполним твою волю. Мы выполним волю Кулла.

— Сломайте эту дверь! — приказал им Корум.

— А мы получим настоящую цену, повелитель?

— Какова же ваша цена?

— Человеческая жизнь для каждого из нас, повелитель.

Корума передернуло.

— Ладно. Вы получите свою цену.

Огромные стальные косы взметнулись лишь раз, и массивная железная дверь рухнула на землю, а четыре черных существа, истинные шефанхау, порождения Тьмы, первыми стали подниматься по узкой лестнице.

— Мой воздушный змей! — прошептал вдруг Ганафакс. — Мы можем еще спастись!

31
{"b":"201196","o":1}