ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Всадница, ехавшая рядом с ним, была одета в броню. Ее шлем был сделан из цельной раковины гигантского морского рака, а щит — из раковины огромного, давно вымершего моллюска. Короткий меч и легкое копье дополняли ее вооружение. Это была прекрасная маркграфиня Ралина из Алломглиля в полном боевом снаряжении.

Рядом с Ралиной ехал красивый юноша, шлем и щит которого были такими же, как у нее. Он был вооружен мечом, длинным копьем, боевым топором на короткой рукоятке и длинным кинжалом с широким лезвием. Его плащ был из оранжевой парчи. Такого же цвета попона украшала его коня, а седло и уздечка были так богато украшены драгоценными камнями, что, видимо, стоили гораздо дороже, чем все оружие всадника. Это был рыцарь Белдан-ан-Алломглиль в полном боевом снаряжении.

У четвертого всадника на голове была широкополая шляпа, лихо заломленная набок и украшенная пышным плюмажем. Его рубашка была из ярко-синего шелка, а штаны — из почти такого же алого, как плащ Корума. Он был перепоясан широким желтым поясом, а через плечо была надета поношенная кожаная портупея, на которой болтались сабля и длинный кинжал. Сапоги его закрывали ноги до колен, а темно-синий плащ был настолько длинным, что свисал с крупа его коня. На плече его удобно примостился маленький черно-белый кот со сложенными на спине крыльями. Кот, по-видимому, был в прекрасном расположении духа и громко мурлыкал от удовольствия. Всадник время от времени поднимал руку, чтобы погладить его по голове. Это был путешественник и поэт, товарищ и спутник Героев, рыцарь Джари-а-Конел, однако его снаряжение трудно было назвать боевым.

Позади ехали охрана Ралины и женщины ее свиты. Воины были одеты в цвета Алломглиля, а их шлемы, щиты и нагрудники были, как и у нее, изготовлены из панцирей гигантских морских моллюсков.

Живописная кавалькада прекрасно выглядела на фоне чудных пейзажей герцогства Бедвилрал-нан-Ривм, самого восточного в королевстве Ливм-ан-Эш.

Они вынуждены были покинуть замок Мойдель после тщетных попыток разбудить гигантских летучих мышей, спавших в пещерах на берегу. («Исчадия Хаоса, — бормотал Джари-а-Конел. — Их теперь не заставишь служить нам».) А Лорд Аркин, несомненно занятый более неотложными проблемами, даже не ответил на их обращение к нему. Когда крылатый кот вернулся из Каленвира и сообщил им все, что видел и слышал там, они поняли, что своими силами им замок не удержать. Тогда было решено оставить Мойдель и отправиться в столицу Ливм-ан-Эш, которая называлась Халвиг-ан-Вак, и предупредить короля о грядущем нашествии варваров с юга и с востока.

Оглядываясь вокруг, Корум поражался красоте открывающихся перед ними ландшафтов и не переставал удивляться тому, что столь прекрасная земля одарила произведенных ею на свет мабденов чертами и внешним видом, с его точки зрения, присущими лишь вадхагам.

Не трусость заставила их покинуть замок Мойдель, но осторожность. Еще они рассчитывали на то, что Гландит потратит впустую много дней, даже, может быть, недель, готовя осаду и штурм замка, в котором их уже не будет.

Главный город герцогства носил название Лларак-ан-Фол.

Верхом до него от побережья было добрых два дня пути. Там они рассчитывали достать свежих лошадей и выяснить, насколько страна готова к войне. Сам герцог постоянно проживал в Ллараке. Он знавал Ралину еще девочкой, и она была уверена, что он окажет им помощь и с доверием отнесется к их сообщению о грядущем нашествии. А оттуда до Халвига-ан-Вак ехать надо было еще неделю.

Корум никак не мог отделаться от ощущения, что он поступил неправильно, покинув замок. Он все время боролся с искушением повернуть назад и встретить своего ненавистного врага Гландита на стенах замка Мойдель. И хотя он сам предложил им уехать, ему все время приходилось подавлять в себе желание вернуться. Из-за этого он был мрачен и неразговорчив.

Остальные, напротив, были оживлены и радовались мысли, что смогут оказать помощь стране Ливм-ан-Эш в подготовке к отражению нашествия короля Лайр-а-Брода, который, видимо, рассчитывал на эффект внезапности. Полагаясь на свое более совершенное оружие, они были уверены в том, что им удастся отбить его нападение.

Только у Джари-а-Конела были некоторые сомнения. Он время от времени напоминал Ралине и Белдану о том, что Пес и Медведь обещали прислать Лайру помощь, хотя никто из них не имел представления, что это за помощь и какого рода.

На ночь они разбили лагерь в Долине Цветов, а утром вновь тронулись в путь по равнине, за которой лежал Лларак-ан-Фол. Около полудня они достигли небольшого селения, раскинувшегося по обоим берегам живописного ручья. Подъезжая к нему, они увидели, что на площади собралась толпа жителей и какой-то человек в черном, взобравшись на сруб колодца, что-то говорит им.

Натянув поводья, они остановились на краю селения, стараясь разобрать, что происходит. Но до них долетал только шум толпы.

Джари-а-Конел нахмурился:

— Кажется, они чем-то возбуждены. Может быть, мы уже опоздали со своим предупреждением?

Корум потрогал пальцами повязку на правом глазу, разглядывая толпу на площади.

— Вероятно, обсуждают какую-нибудь местную проблему, Джари. Давай мы с тобой подъедем к ним и узнаем, что случилось.

Джари кивнул и, сообщив остальным о своем намерении, они пришпорили лошадей и поскакали на площадь.

Человек в черном увидел их и начал что-то кричать толпе, тыча пальцем в приближающихся всадников. Селяне были явно взволнованы и озабочены.

Когда они подъехали к собравшимся у колодца, человек в черном с безумным выражением на лице закричал:

— Кто вы? На чьей вы стороне? Зачем приехали? У нас ничего нет для вашей армии!

— Ну, уж и армия, — пробормотал Джари. Потом он громко сказал: — Мы никому не желаем зла, друг мой. Мы просто заехали к вам по пути в Лларак.

— В Лларак! Значит, вы на стороне герцога! Из-за вас на наши головы падут несчастья!

— О чем это ты? — спросил Корум.

— Вы объединились с этими слабаками! С мягкотелыми, вырождающимися созданиями, которые твердят о мире, а сами навлекают на нас страшную войну!

— Что-то я тебя никак не пойму, — сказал Джари. — О чем ты? И вообще, кто ты такой?

— Меня зовут Веренак. Я — жрец Великого Урлеха! Я служу Ему в нашем селении и отвечаю за благополучие жителей! На карту поставлена их судьба — да и судьба всей страны!

Корум шепотом сказал Джари на ухо:

— Урлех — это местное божество, подчиненное Ариоху. Вот уж не думал, что его власть здесь сохранилась после того, как Ариох был изгнан!

— Вероятно, именно поэтому Веренак так возбужден!

— Вероятно.

А Веренак тем временем пристально уставился на Корума.

— Ты не человек!

— Я смертный, — ровным голосом ответил Корум. — Но я не мабден, это правда.

— Ты вадхаг!

— Да, я вадхаг. Последний вадхаг.

Веренак в ужасе закрыл лицо дрожащими ладонями и повернулся к односельчанам:

— Гоните их прочь! Иначе Повелители Хаоса отомстят вам! Хаос скоро вернется! Вы должны хранить верность Урлеху, иначе вам несдобровать!

— Урлеха больше нет, — сказал Корум. — Он был изгнан из наших Измерений вместе со своим хозяином Ариохом.

— Ложь! — вскричал Веренак. — Урлех здесь!

— Вряд ли, — возразил Джари.

Корум обратился к селянам:

— Лорд Аркин, Хранитель Закона, теперь снова управляет нашими Пятью Измерениями. Он принес вам мир и гораздо большую безопасность, чем было раньше.

— Вздор! — заорал Веренак. — Ариох изгнал Аркина много веков назад!

— А ныне Аркин нанес поражение Ариоху, — сказал Корум. — И теперь надо защищать мир, подаренный нам. Хаос несет с собой лишь разрушение и ужас. Вашей стране угрожает нашествие таких же мабденов, как вы, которые служат Хаосу и готовы всех вас истребить!

— А я утверждаю, что ты лжешь! Ты просто хочешь настроить нас против Лорда Ариоха и против Великого Урлеха. Мы будем хранить верность Хаосу!

По лицам селян, однако, не было заметно, чтобы они разделяли мнение Веренака.

48
{"b":"201196","o":1}