ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эльфика. Простые вещи. Уютные сказки о чудесах, которые рядом
Маятник Фуко
Мой первый встречный босс
Психология спортивной травмы
Пять четвертинок апельсина
Бусидо. Кодекс чести самурая
30 минут до окончания хаоса, или как не утонуть в океане уборки
Спаситель и сын. Сезон 3
Год наших тайн
Содержание  
A
A

— Опасность умереть от голода — вот что нам грозит прежде всего, — сказал Корум. — Помимо всех прочих опасностей. Местность вокруг совершенно пустынная. И никакого пути ни вниз, ни через пропасть, ни назад…

— Надо идти вперед, пока мы не найдем способ спуститься или перебраться на ту сторону, — сказала Ралина. — Должна же эта пропасть когда-нибудь кончиться!

— Весьма возможно, — ответил Норег-Дан, потирая худые щеки. — Но должен вам еще раз напомнить, что этим Царством правит Хаос. Из того, что вы мне рассказали о Царстве Ариоха, я понял, что он никогда не обладал такой властью, какой обладает его сестра Зиомбарг. Он был самым слабым из Повелителей Мечей. Говорят, что Мабелод, Король Мечей, еще более могущественный правитель, чем Зиомбарг, и что он превратил свое Царство в некую постоянно меняющуюся субстанцию, которая произвольно утрачивает формы и очертания и вновь их обретает, причем делает это быстрее мысли…

— Тогда нам лучше никогда не встречаться с Мабелодом, — пробормотал Джари. — То, с чем мы столкнулись здесь, и так достаточно ужасно. Я ведь видел Всеобщий Хаос и должен сказать, что мне это зрелище совершенно не понравилось.

Они продолжали свой путь вдоль обрыва. Поглощенный своими мыслями и утомленный однообразием пути, Корум лишь постепенно начал осознавать, что небо становится все темнее и темнее. Он глянул вверх. Неужели солнце наконец сдвинулось с мертвой точки?

Нет, солнце как будто оставалось все в том же положении. Но по небу теперь стремительно несся поток неизвестно откуда взявшихся черных облаков. Поток направлялся к противоположной стороне пропасти. Корум мог лишь гадать, что это такое, — то ли проявление каких-то колдовских чар, то ли просто явление природы. Он остановился. Стало явно прохладнее. Теперь и остальные его спутники обратили внимание на странные черные облака.

В глазах Норег-Дана застыло выражение тревожного ожидания. Он потуже затянул пояс своей кожаной куртки и облизал пересохшие губы.

Внезапно черно-белый кот, как обычно сидевший на плече у Джари, расправил крылья и взлетел в небо. Он начал кружиться над бездной, временами исчезая из вида. Джари выглядел изумленным — поведение кота было совершенно необычным.

Ралина прильнула к Коруму, и он обнял ее. Поглаживая ее по плечу, он неотрывно смотрел в небо, на поток черных облаков, мчавшийся неизвестно откуда неизвестно куда.

— Вы когда-нибудь видели что-нибудь подобное? — спросил он короля Норег-Дана. — Вам это ничего не напоминает?

Норег-Дан отричательно мотнул головой:

— Нет, я такого никогда не встречал. Но это явно какой-то знак, предзнаменование. Боюсь, это предвестник опасности, которая нам угрожает. Я уже встречал подобные предзнаменования.

— Тогда нам лучше приготовиться к худшему, — сказал Корум, обнажая меч и отбрасывая назад свой алый плащ. Остальные тоже приготовили оружие и стояли теперь на краю бездонной пропасти, готовые отразить любое нападение.

Кот между тем уже возвращался назад. Спускаясь, он пронзительно мяукал. Он явно что-то увидел на дне пропасти.

Корум и его спутники приблизились к обрыву и осторожно глянули вниз.

В желтых испарениях снизу вверх двигалась какая-то красноватая тень. Выбираясь из заполняющего бездну тумана, тень приобретала все более отчетливые очертания.

Это оказалось огромное крылатое чудовище. Расправив гигантские красные крылья, оно медленно летело наверх, прямо к путникам, повернув к ним свою оскаленную морду и раскрыв пасть, множеством острых зубов напоминающую акулью. Оно выглядело так, словно принадлежало скорее пучинам океана, а не просторам поднебесья; его полет, медленные, волнообразные взмахи гигантских крыльев — все это напоминало движения морского животного, плывущего на огромной глубине. Размером оно было с крупного быка, а размах его крыльев был раз в пятнадцать больше, чем у самого большого орла.

Вот чудовище поднялось над краем страшной бездны, все время то открывая, то закрывая пасть, словно предвкушая скорую поживу. Его золотистые глаза сверкали алчностью и злобой.

— Это Гханх, — сказал Норег-Дан с безнадежностью в голосе. — Это он вел Свору Хаоса, когда Повелители Мечей начали завоевание здешних земель. Один из любимцев королевы Зиомбарг. Он пожрет нас прежде, чем хоть один меч достанет его…

— А, так значит, в этом Измерении вы зовете его Гханхом, — заинтересованно произнес Джари. — Я его уже встречал. Но насколько я помню, его вроде бы убили…

— А каким образом его убили? — быстро спросил Корум.

Гханх между тем поднимался все выше.

— Увы, этого я не знаю, — ответил Джари.

— Нам надо рассредоточиться, — сказал Корум. — Так у нас будет больше шансов уцелеть. Ну, быстрее!

И сам поспешно отошел от края пропасти.

— Прости, если я не вовремя, друг мой Корум, — сказал Джари тоже, отходя от края обрыва, — но мне кажется, что сейчас нам очень пригодились бы те воины из Небытия.

— Место тех воинов в Лимбе уже заняли черные птицы, с которыми мы повстречались в горах. Что они могут против Гханха?..

— И все же я предлагаю попробовать.

Корум сдвинул повязку с Глаза Ринна и снова заглянул в мрачную пещеру в Лимбе. Да, они все были там — стая мерзких черных птиц, и у каждой в груди или в горле отверстая рана от вадхагского копья. Увидев Корума, они сразу узнали его. Одна из птиц раскрыла клюв, что-то закричала. В ее крике звучала такая безнадежность, что Корум почти пожалел ее.

— Вы слышите меня? — спросил он. — Вы мне поможете?

— Корум, скорее! Он уже снижается! Он атакует! — услышал он возглас Ралины.

— …Мы… понимаем… повелитель… У тебя… есть… для нас… добыча? — с трудом произнесла одна из черных птиц.

— У меня есть для вас добыча. Если вы сумеете ее взять.

Рука Квилла протянулясь в мрачную пещеру и сделала птицам повелительный жест. С жутким клекотом они снялись и взлетели.

Вся стая пересекла границу между двумя мирами и внезапно появилась перед Гханхом.

— Вон, смотрите! — закричал им Корум. — Вот она, ваша добыча!

Черные птицы, пораженные копьями, не мертвые, но и не живые, стремительно взвились в небо. И когда Гханх, раскрыв свою ужасную пасть, казалось, готов был напасть на четверых путешественников и пожрать их, они уже кружились прямо над ним.

— Бежим! — крикнул Корум.

И они бросились врассыпную по коричневой пустыне, по колено утопая в пыли. Гханх издал пронзительный крик. Он еще колебался, не зная, на кого напасть первым.

Корум, задыхаясь от зловония, исходившего из пасти чудовища, быстро оглянулся. Он еще помнил, как трусливо вели себя черные птицы, никак не решаясь напасть на них там, в горах. Как они поведут себя теперь? Хватит ли у них смелости атаковать Гханха? Ведь победа над ним сулила им освобождение из Лимба…

* * *

Но птицы уже с непостижимой скоростью устремились вниз, на предложенную им добычу. Они атаковали Гханха, а тот даже не успел ничего заметить и не понял, как и когда их острые клювы вонзились в него, стали рвать и терзать его тело. От боли и удивления он издал жуткий вопль и начал отбиваться. Его пасть щелкала, словно гигантский капкан. Две или три птицы попали ему в зубы, но даже почти разрубленные пополам этими страшными зубами, они продолжали клевать Гханха, ибо не может быть второй смерти для не живых и не мертвых исчадий Лимба…

Крылья Гханха уже молотили по земле, поднимая вокруг тучи засохшей крови. Корум и его друзья с ужасом наблюдали за чудовищной схваткой. Гханх вертелся и подпрыгивал, издавал яростные вопли, щелкал пастью, но черные птицы продолжали терзать его, целясь в основном в голову. Гханх вдруг странно дернулся и опрокинулся на спину. Опираясь крыльями о землю, он метался из стороны в сторону, стараясь укрыть голову от безжалостных ударов. Барахтаясь в пыли, он продолжал отбиваться от наседавших птиц. А те, то взлетая вверх, то снова бросаясь вниз, все нападали и нападали, стараясь продолбить череп неуклюжему гиганту. Из тела чудовища уже густыми зелеными потоками текла кровь; она падала в коричневую пыль и тут же сворачивалась, смешавшись с засохшей кровью смертных.

58
{"b":"201196","o":1}