ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Корума и его друзей затолкали в колесницу. Корум был в отчаянии. Руки его были стянуты за спиной прочной веревкой, и он не видел никакой возможности бежать. Как только их привезут во дворец, королева тут же опознает его и прикажет уничтожить. И не останется никакий надежды спасти страну Ливм-ан-Эш. И тогда король Лайр одержит полную победу и Хаос еще более усилится. Еще один Повелитель Мечей займет чужой трон, и все Пятнадцать Измерений окажутся полностью во власти Хаоса…

Он, обессиленный, лежал у ног Полиб-Бава рядом со своими друзьями, а чудовищные колесницы, скрипя и грохоча, неспешно катились по дну пропасти. Корум потерял сознание.

* * *

Очнулся он от того, что в лицо ему вдруг ударил яркий свет. Он поднял голову и увидел, что они теперь едут через редкий лесок с какими-то хилыми, болезненными деревьями, покрытыми странной плесенью. Корум повернулся к Ралине. Лицо ее было залито слезами, но она все же попыталась улыбнуться ему.

— Мы выехали из пропасти через какой-то туннель, — сказала она. — Уже несколько часов назад. До дворца королевы путь, должно быть, долгий. Не понимаю, почему они не пользуются другими способами передвижения, более быстрыми, например, с помощью колдовства…

— Хаос непредсказуем и капризен, — сказал Джари — а-Конел. — К тому же, в этом мире, лишенном времени, нет нужды в быстром передвижении.

— А где твой кот? — тихо спросил Корум.

— Он умнее меня, поэтому давно уже улетел. Я и не заметил когда…

— Молчать! — заорал человек-лошадь по имени Полиб-Бав. — Надоела мне ваша болтовня!

— Может быть, она напоминает тебе о тех временах, когда ты еще мыслил разумно и говорил по-человечески? — ядовито спросил Джари.

В ответ Полиб-Бав ударил его ногой в лицо. Джари выплюнул сгусток крови. Корум дернулся, пытаясь освободиться. Лошадиная морда Полиб-Бава склонилась над ним, огромный рот ощерился в ухмылке:

— А ты тоже выглядишь очень живописно! Этот твой глаз, эта рука, прилепленная к твоему телу… Глядя на тебя, можно подумать, что и ты служишь Хаосу. Жаль, что это не так…

— А если все же так? — спросил Корум. — Ты ведь даже не потрудился спросить! И почему-то сразу решил, что я служу Закону!

Полиб-Бав нахмурился, но потом его тупое лицо прояснилось:

— Ты что, хочешь перехитрить меня? Но я все равно ничего делать не стану, пока не представлю тебя королеве Зиомбарг. — Он хлестнул ящера поводьями, и тот пополз быстрее. — Кроме того, я почти уверен, что это именно ты и твои друзья убили Крылатого, самого сильного в нашем войске. Мы ведь видели, как он на кого-то напал, а потом вдруг исчез…

— А, ты говоришь о Гханхе! — воскликнул Корум. В душе у него вдруг затеплился огонек надежды.

В этот момент Рука Квилла вдруг напряглась, и путы, стягивавшие Корума, лопнули.

— Ага, проговорился! То-то! — торжествующе произнес Полиб-Бав. — Выходит, это я тебя перехитрил! Ты знаешь, что Гханх погиб. Значит, это именно ты… Эй, что такое? Ты освободился?! — Он бросил вожжи и заорал: — Стойте! — И схватился за меч.

Но Корум, перекатившись по дну колесницы, уже спрыгнул на землю. Он сдвинул повязку с Глаза Ринна, и тотчас перед его взором предстала все та же пещера в преддверии ада. В глубине ее лежал Гханх. Его голова была похожа на сплошное кровавое месиво.

И когда воинство Полиб-Бава бросилось на Корума, Рука Квилла протянулась сквозь границу между мирами прямо в мрачную пещеру. Она растолкала Гханха и повелительным жестом призвала к себе. Чудовище неохотно подняло мертвую голову.

— Ты должен выполнить мой приказ, — сказал Корум. — И за это получишь освобождение! Здесь много добычи! Ею ты расплатишься за свою свободу!

Вместо ответа чудовище издало жуткий, протяжный вопль. Гханх словно давал понять, что выполнит приказание.

— Иди сюда! — крикнул Корум. — Иди, вот твоя добыча!

Гханх расправил свои ярко-красные крылья и медленно пополз к выходу из пещеры. Вот он пересек невидимую границу, оставив позади Лимб, и вновь явился в мир живых, из которого его совсем недавно изгнали черные птицы.

— Гханх вернулся! — заорал в восторге Полиб-Бав. — Могучий Гханх, ты вернулся к нам!

Свора чудовищ вновь набросилась на Корума, но он лишь улыбался, не оказывая ни малейшего сопротивления. И как раз в этот момент Гханх ринулся на ближайшую колесницу. Его огромные крылья словно обняли ее, а челюсти принялись перемалывать все, что в ней находилось.

Твари, что держали Корума, замерли в полнейшем изумлении. Воспользовавшись их замешательством, он рванулся и высвободился. Чудовища снова бросились на него, но Рука Квилла, стремительно взлетев, опустилась и размозжила морду одному и сломала ключицу другому. Свора отступила. Корум кинулся к колеснице Полиб-Бава. Тот все еще стоял рядом, разинув от удивления рот и бессмысленными глазами глядя на кровавую кашу, в которую прямо на глазах превращалось его войско. И прежде чем он успел понять намерение Корума, тот схватил свой меч, по-прежнему валявшийся на дне колесницы, и бросился на него. Человек-лошадь отпрыгнул и тоже выхватил меч. Но двигался он слишком медленно и неуклюже. Он, правда, успел парировать удар Корума и сам занес было меч для ответного удара, но Принц в Алом Плаще увернулся и, сделав стремительный выпад, вонзил вадхагскую сталь в горло бывшему графу Терн. Тот упал, захлебываясь собственной кровью.

Корум быстро освободил своих друзей от пут, и те сразу же схватились за оружие, готовые к новой схватке с порождениями Хаоса. Но Свора, оправившись от замешательства, уже бросилась бежать. Колесницы, громыхая, мчались во все стороны через хилый, болезненный лес. А Гханх, уничтожив одну колесницу со всем ее содержимым, бросился на следующую. Корум, нагнувшись над мертвым Полиб-Бавом, отстегнул от его пояса флягу и, пошарив в его сумке, вытащил кусок черствого хлеба.

Итак, Свора Хаоса бежала. Они остались на дороге одни.

Корум осмотрел одну из брошенных колесниц. Запряженные в нее ящеры смотрели на него с полным безразличием.

— Как вы думаете, мы сможем ею управлять? — спросил он у короля Норег-Дана.

Король Без Королевства с сомнением покачал головой:

— Не знаю, не уверен. Можно, конечно, попробовать…

— Мне кажется, я смогу, — вдруг сказал Джари. — У меня есть некоторый опыт обращения с подобными колесницами и даже с рептилиями.

Он влез на колесницу и бесшабашно заломил шляпу набок. Взяв вожжи, он с улыбкой обернулся к друзьям:

— Ну, куда отправимся? Во дворец Зиомбарг?

Корум рассмеялся.

— По-моему, пока рановато. Она все равно пошлет кого-нибудь за нами, когда узнает, что сталось с ее Сворой. А мы поедем вон в том направлении. — И он указал рукой на лес. Потом помог Ралине подняться в колесницу, подождал, пока за нею последует Норег-Дан, а затем забрался и сам.

Джари хлестнул ящеров вожжами, и те тронулись с места. Скоро колесница, трясясь и поскрипывая, уже ехала через редкий лес, вниз по склону. Впереди лежала долина, сплошь утыканная какими-то торчком стоящими столбами, а может, и камеными изваяниями.

Глава 5

Замороженное войско

Но это были не столбы и не изваяния.

Это были люди.

Воины, целое войско. Все они были заморожены, превращены в лед и стояли как статуи, по-прежнему сжимая в руках оружие.

— Это Замороженное Войско, — сказал Норег-Дан с дрожью ужаса в голосе. — Последняя армия, которая поднялась против Хаоса…

— И за это они были так жестоко покараны? — спросил Корум.

— Да.

Джари спросил, натягивая поводья:

— А они живые? Живые? Они нас видят?

— Да. Я своими ушами слышал, как королева Зиомбарг сказала, что раз уж они столь отважно встали на защиту Закона, то пусть на собственной шкуре почувствуют то, к чему он стремится и к чему он может привести, пусть узнают, что такое полный и абсолютный покой, — сказал король Норег-Дан.

Ралина вздрогнула:

— Разве Закон стремится к этому?

61
{"b":"201196","o":1}