ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Нет, конечно. Но Повелителям Хаоса хотелось бы, чтобы все в это поверили, — сказал Джари. — Но это, вообще-то, значения не имеет, ибо Мировой Порядок требует строгого Равновесия: что-то от Хаоса, но что-то и от Закона, чтобы одно служило противовесом другому. Разница лишь в том, что Закон признает власть Космического Равновесия, а Хаос отрицает ее. Но не до конца, этого даже Хаос себе позволить не может, поскольку его приверженцы прекрасно сознают, что нарушить определенные установления — значит обречь себя на полное уничтожение. Королева Зиомбарг, например, никогда не осмелится проникнуть в Царство другого Великого Древнего Бога, например, в Царство, из которого прибыли вы. Поэтому она должна добиваться своих целей в том Царстве только руками смертных. Как и все остальные слуги Хаоса, она должна соблюдать большую осторожность, заключая какие-либо сделки с людьми, поскольку не может уничтожить их по своему желанию — на сей счет тоже есть определенные установления…

— Однако ни одно из этих установлений не смогло защитить несчастных воинов, — сказала Ралина.

— Ну почему же не смогло? Она ведь не сумела их убить! Они живы!

Коруму вдруг вспомнилась башня, где он когда-то нашел сердце Ариоха. Там тоже стояли замороженные воины…

— Зиомбарг не может убивать смертных, — пояснил Джари, — если они сами на нее не нападут. Но она может использовать для этого других смертных, тех, кто ей служит. То есть чтобы одни смертные по ее воле убивали других. И еще она, как видите, может заморозить своих врагов, превратить их в ледяные статуи.

— Значит, нас она сама убить не может, — сказал задумчиво Корум.

— Если тебе нравится так думать, — улыбнулся Джари. — Но нас могут убить ее прислужники, а их у нее, как ты прекрасно знаешь и сам, великое множество.

— Да уж, — с чувством сказал Король Без Королевства. — Их у нее действительно множество.

Держа вожжи одной рукой, Джари другой отряхивал грязь с одежды. Его куртка и штаны были во многих местах порваны и заляпаны кровью — врагов и его собственной, — и он был сильно изранен в битве со Сворой Хаоса.

— Я бы, кажется, многое отдал за новую одежду, — пробурчал он. — Даже с Зиомбарг заключил бы сделку…

— Что-то мы слишком часто поминаем ее имя, — нервно произнес Король Без Королевства, цепляясь за борт раскачивающейся колесницы. — Так недолго и несчастье на себя навлечь! Не надо говорить о ней.

И тут же небеса разразились жутким хохотом.

Какое-то золотистое сияние, пробившись сквозь облака, залило все вокруг. Над горизонтом впереди них возник яркий оранжевый диск, и от него по земле легли длинные угольно-черные тени, закрыв всю долину и всех замороженных воинов.

Джари, побледнев как мел, натянул вожжи. Колесница остановилась.

С неба вдруг стали падать пурпурные сияющие капли, похожие на дождевые.

А страшный хохот все гремел и гремел, заполняя все вокруг.

— Что это? — Рука Ралины невольно потянулась к мечу.

Король Без Королевства закрыл лицо ладонями.

— Это она! Я предупреждал вас! Это она!

— Зиомбарг? — Корум обнажил меч. — Это Зиомбарг?

— Да, да, это она.

Хохот звучал все сильнее. От него уже начала содрогаться земля. Закованные в лед воины зашатались, некоторые попадали на землю. Корум огляделся вокруг, стараясь понять, откуда исходит этот хохот. Из оранжевого диска? Из пурпурных капель? Из золотистого сияния?

— Где ты, королева Зиомбарг? — вскричал он, потрясая мечом. Его единственный глаз яростно блестел. — Где ты, исчадие зла?!

— Я ВЕЗДЕ! — раздался в ответ голос, подобный грому. — Я — ЭТО ВСЕ ЗДЕШНЕЕ ЦАРСТВО! ЭТО ЦАРСТВО И ЕСТЬ Я, ЗИОМБАРГ, КОРОЛЕВА ХАОСА!

— Мы пропали! — в отчаянии воскликнул Король Без Королевства.

— А ты ведь говорил, что она не может напасть на нас, — сказал Корум, обращаясь к Джари.

— Я сказал, что она не может напасть на нас сама, — ответил тот. — Но может натравить на нас своих слуг. Вон, смотри! — Корум обернулся. По склону холма к ним двигались, странно подскакивая, невиданные многоногие существа. Помимо нескольких пар ног, из туловища каждого торчало еще и множество щупалец. Не менее дюжины щупалец! На друзей, вращаясь, глядели огромные глазищи, раскрытые пасти скалились гигантскими клыками.

— Вот это да! — сказал Джари. — Карманалы! Карманалы из Зерта! — От удивления он даже отпустил вожжи. Потом схватился за кинжал и саблю. — Я с такими уже встречался!

— И как? Ты с ними справился? — спросила Ралина с надеждой.

— Я тогда был спутником одного Героя, который умел с ними справляться.

— Ну, это я тоже умею, — мрачно сказал Корум, готовый уже снять повязку с Глаза Ринна. Но Джари только покачал головой и скривил губы.

— Боюсь, что нет. Карманалов убить невозможно. В свое время и Закон, и Хаос пытались покончить с ними — это совершенно непредсказуемые существа, никогда нельзя быть уверенным, на чьей стороне они окажутся. Они могут изменить своему союзнику в любой момент, причем без всяких видимых причин. У них нет души; по правде говоря, у них нет даже истинной сущности.

— В таком случае, они не могут причинить нам никакого вреда.

А хохот меж тем все гремел и гремел.

— С точки зрения логики да, с этим утверждением можно было бы согласиться, — отвечал Джари. — Но, боюсь, что все-таки могут.

Несколько прыгающих существ уже приближались к их колеснице, лавируя между застывшими в ледяном сне воинами. При этом они что-то пели.

— Карманалы Зерта всегда поют, нападая на свою жертву, — сказал Джари удивленному Коруму, и тому вдруг показалось, что Джари сошел с ума. Карманалы, размахивая щупальцами, уже поравнялись с колесницей, а этот вечный спутник Героев все продолжал болтать, словно никакой опасности не было и в помине.

Пение нападавших было вполне мелодичным, но от этого путешественникам становилось только еще страшнее. А хохот Зиомбарг, как своеобразный контрапункт пению карманалов, продолжал греметь с небес.

Но когда поющие карманалы уже лезли на колесницу, Джари вдруг поднял вверх руки, сабля в одной, кинжал в другой, и закричал:

— Королева Зиомбарг! Королева Зиомбарг! Как по-твоему, кого ты сейчас собираешься уничтожить?

Карманалы внезапно замерли на месте, став чем-то похожими на Замороженное Войско, что по-прежнему стояло вокруг.

— Всего лишь нескольких смертных, что дерзнули выступить против меня и принесли смерть многим, кого я любила, — произнес нежный, музыкальный голос позади них.

Корум резко обернулся.

Такой прекрасной женщины он не встречал никогда.

Ее волосы цвета темного золота временами отливали то красным, то черным. Безупречный овал лица, прелестные глаза и чувственные губы, обещающие мужчине в тысячи раз большее блаженство, нежели могла дать любая женщина на протяжении всей истории человечества. Высокая и стройная, она была в пурпурно-золотых с оранжевым оттенком одеждах. На лице ее играла нежнейшая улыбка.

— Это и есть тот, кого я намерена уничтожить? — нежно проворковала она. — Или это кто-то другой, а, рыцарь Тимерас?

— Имя мое теперь Джари-а-Конел, — сказал тот светским тоном. — Однако позволь представить тебе…

Но тут Корум сделал шаг вперед.

— Ты предал нас, Джари?! Ты вступил в союз с Хаосом?!

— К сожалению, нет, — все так же нежно произнесла королева Зиомбарг. — К сожалению, он не в союзе с Хаосом. Я знаю его, он часто сопутствует тем, кто служит Закону. — Она с нежностью и любовью посмотрела на Джари. — Ты не меняешься, Тимерас. Ты все такой же. И ты, пожалуй, нравишься мне больше всех остальных мужчин.

— А ты мне нравишься больше всех остальных женщин, Зиомбарг.

— Хоть я и женщина, но прежде всего я — королева здешнего Царства. Я знаю, что ты всегда сопровождаешь Героев, Джари-Тимерас. Отсюда я делаю вывод, что этот красавец-вадхаг с таким странным глазом и не менее странной рукой — тоже какой-нибудь Герой…

Вдруг выражение лица ее изменилось. Широко раскрыв глаза, она пристально уставилась на Корума.

62
{"b":"201196","o":1}