ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Наконец старик удовлетворенно заворчал: парус вновь засветился, наполнившись незримым ветром.

— Я уж думал, что мы навсегда потеряли попутный ветер, — сказал Болориаг. — Скверное дело — застрять посреди морей времени. Ничего нет опаснее, особенно если в этот миг проходишь через что-нибудь твердое! — он весело расхохотался, подтолкнув Джери локтем под ребро. — Ты плохо выглядишь, Тимерас, мошенник.

— Сколько нам еще плыть, Болориаг? — спросил Джери сдавленным голосом.

— Сколько? — Болориаг погладил шар, разглядывая что-то внутри, видимое только ему одному. — Нелепый вопрос, Тимерас. Тебе лучше знать!

— Лучше было не связываться с тобой, старик. Похоже, ты начинаешь дряхлеть.

— Через пару тысчонок лет я, пожалуй, начну чувствовать возраст, — старик ухмыльнулся, наблюдая за перепуганным Джери.

Скорость лодки замедлилась.

— Поворот на сто восемьдесят градусов! — завопил вдруг Болориаг не своим голосом. — Приготовиться бросить якорь, ребята! Эй, там, во времени!

Лодка раскачивалась, будто подхваченная мощным течением. Парус потерял ветер и растаял. Серый свет засиял ярче.

Корабль стоял на огромной темной скале, нависавшей над видневшейся далеко внизу зеленой равниной.

Болориаг захихикал, глядя на их растерянные лица.

— В моей жизни мало удовольствий, — пояснил он. — Но самое любимое — попутать пассажиров. Это, так сказать, моя законная мзда. Нет, я не сошел с ума, господа. Я просто уже отчаялся.

Глава седьмая

СТРАНА ВЫСОКИХ КАМНЕЙ

Болориаг позволил им сойти на землю. Корум обвел взглядом довольно унылый ландшафт. Повсюду, куда ни глянь, маячили высокие каменные столбы, кое-где одиночные, кое-где целыми скоплениями. Столбы отличались друг от друга цветом, однако было ясно, что возвела их одна и та же рука.

— Что это такое? — спросил он.

Болориаг пожал плечами:

— Их ставят обитатели этого мира.

— Но зачем?

— Затем же, зачем роют в земле глубокие дыры, — вы скоро увидите их. Чтобы убить время. Это единственное объяснение, на какое они способны. Подозреваю, что это такое искусство. Впрочем, ничем не хуже и не лучше других его видов.

— Возможно, — задумчиво проговорил Корум. — А теперь не будете ли вы любезны объяснить нам, господин Болориаг, зачем вы привезли нас сюда?

— Эта эпоха по времени почти совпадает с вашей эпохой Пятнадцати Плоскостей мироздания. Скоро наступит Пересечение, и вам лучше быть здесь, чем где-либо еще. А кроме того, здесь иногда появляется одно здание, которое еще именуют Исчезающей башней. Башня эта путешествует через плоскости. Тимерас знает ее историю, я уверен.

Джери кивнул:

— Я знаю. Но это очень рискованно, Болориаг. Мы можем войти в нее и никогда не выйти. Ты знаешь это?

— Я знаю почти все про Башню, но у вас нет выбора. Это ваша единственная надежда вернуться в свою эпоху и в свою плоскость, поверь мне. Я не знаю иного способа. Вы должны рискнуть.

Джери пожал плечами:

— Хорошо. Как скажешь. Мы рискнем.

— Вот, — Болориаг протянул им свернутый в трубку кусок пергамента. — Это карта. Она доведет вас до места. Правда, боюсь, она весьма приблизительна. Я никогда не был силен в географии.

— Мы очень признательны вам, господин Болориаг, — прочувственно сказал Корум.

— Я не нуждаюсь в благодарности, я нуждаюсь в знании. Меня отделяют от моей эпохи десятки тысяч лет, и я не понимаю, почему могу перемещаться только в одну сторону, но не в другую. Если ты когда-нибудь найдешь ответ на эту загадку, Тимерас, и если ты когда-нибудь снова случайно окажешься здесь, будь добр, дай мне знать.

— Я учту твое пожелание, Болориаг.

— Тогда прощайте, — и старик снова сгорбился над шаром. На мачте опять засветился странный парус, наполнившись несуществующим ветром, и маленький кораблик с единственным пассажиром пропал из виду.

Корум задумчиво рассматривал огромные загадочные камни.

Джери развернул карту.

— Мы должны спуститься со скалы в долину, — сказал он. — В путь, принц Корум. И чем скорее, тем лучше.

Выбрав наименее крутой склон, они начали медленно сползать вниз. Но не успели сделать и нескольких шагов, как услышали над головой крик и подняли глаза. Болориаг. Он подпрыгивал, опираясь на палку.

— Эй, Корум! Тимерас, или как там тебя! Стойте!

— Что случилось, господин Болориаг?

— Я забыл сказать тебе, принц Корум, что, когда ты окажешься в большой опасности и почувствуешь отчаяние, — но только в течение завтрашнего дня, запомни, завтрашнего дня! — пойди туда, где ты увидишь небольшую бурю среди спокойствия. Ты слышишь меня?

— Я слышу тебя. Но…

— Я не могу повторять десять раз, наступает отлив. Войди в эту бурю и достань нож, что дала тебе леди Джейн. Держи его так, чтобы в него ударила молния. Тогда позови Элрика из Мелнибонэ — скажи, что он должен явиться и стать частью Троих, которые Одно. Троих, которые Одно — запомни! Ты тоже часть Одного. Это все, что тебе нужно сделать, ибо Третий — Герой с Множеством Имен — сам придет к Двоим.

— Кто сказал вам это, господин Болориаг? — спросил Джери, цепляясь за выступ скалы и стараясь не смотреть вниз.

— О, некое существо. Неважно. Но ты должен хорошенько запомнить вот что, принц Корум. Смерч — магический нож — заклинание. Запомни.

— Хорошо, я запомню, — откликнулся Корум, главным образом, чтобы ублажить старика.

— Тогда прощайте еще раз, — Болориаг отступил назад и пропал.

Корум и Джери спустились вниз в молчании. Они были слишком поглощены поисками выступов, куда можно поставить ногу, чтобы обсуждать теперь странное сообщение Болориага.

Достигнув подножия скалы, они были настолько измотаны, что у них недостало сил говорить. Оба лежали на земле без движения, глядя в бескрайнее небо.

Через некоторое время Корум спросил:

— Ты понял, что сказал старик, Джери?

Джери покачал головой:

— Трое, которые Одно. Звучит довольно зловеще. Может, это как-то связано с картинами, который мы видели в Лимбе?

— Почему ты так решил?

— Не знаю. Так, взбрело в голову — только потому, что она сейчас совершенно пустая. Лучше на время забыть про все это и постараться найти Исчезающую башню. Болориаг прав. Карта действительно никуда не годится.

— А что это за Исчезающая башня?

— Когда-то она существовала в вашем царстве, Корум, в одной из пяти плоскостей, но не в твоей. Она стояла в Темной долине на границе области, что звалась болотами Балвина. В те дни Хаос теснил Закон. Силы Хаоса напали на Темную долину и тамошнюю крепость, — скорее даже не крепость, а башню. Владелец замка попросил помощи у Владык Закона, и те дали ее, подарив ему способность перемещать башню в плоскостях. Но Хаос проклял башню и обрек ее вечно скитаться из мира в мир, не задерживаясь ни в одной плоскости более чем на несколько часов. И так она блуждает по нынешний день. Прежний владелец, который защищал беглецов от сил Хаоса, вскоре повредился рассудком, так же как и остальные обитатели башни. Тогда явился Войлодион Гагнасдиак, который и теперь хозяйничает в башне.

— Кто он такой?

— Довольно неприятное создание. Некогда он сам попался в ловушку и с тех пор боится нос высунуть из башни, а потому заманивает к себе доверчивых путников, развлекается их компанией, пока ему не надоест, и потом убивает.

— Значит, это с ним мы должны сразиться, когда проникнем в башню?

— Именно.

— Что ж, нас двое, и мы вооружены.

— Войлодион Гагнасдиак весьма могуществен: это незаурядный чародей.

— Тогда мы не сможем победить его! Мои глаз и рука более не повинуются мне.

Джери пожал плечами. Потом почесал кота за ухом.

— Да. Я ведь сказал, что это опасно, но Болориаг ответил, что у нас нет выбора, верно? В конце концов, мы на пути к Танелорну. Мне сдается, что во мне снова просыпается чувство направления. Сейчас мы ближе к Танелорну, чем когда бы то ни было.

— Откуда ты знаешь?

93
{"b":"201196","o":1}