ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Они пустили лошадей шагом.

— Ты говорил о Танелорне, — сказал Элрик. — Так вот, именно ради Танелорна я и проник в этот твой иллюзорный мир.

Корум был поражен, каким будничным тоном Элрик упомянул про Танелорн.

— Ты знаешь, где находится Танелорн?

— В моем мире — знаю. Но откуда ему взяться здесь?

— Танелорн есть во всех плоскостях, хотя и имеет повсюду разные обличья. Есть один Танелорн, и он вечен во множестве своих форм.

Они ехали через лес. Коруму даже не верилось, что все это ему не снится, так же как Элрик с трудом верил в реальность происходящего. Несколько раз альбинос нервно тер ладонями лицо и пристально вглядывался в Корума.

— Куда мы направляемся? — спросил он наконец. — В замок?

Корум заколебался, припоминая слова Болориага.

— Сначала нам нужен третий герой — Герой со Множеством Имен.

— И его ты тоже призовешь с помощью колдовства?

Корум покачал головой:

— Мне сказали, что это не нужно. Мне сказали, что он встретит нас. Он будет призван из своей эпохи, чтобы мы могли стать Троими, которые Одно.

— И что значат эти слова? Что такое Трое, которые Одно?

— Я знаю не многим больше тебя, друг Элрик. Могу только сказать, что для победы над тем, кто держит в плену моего проводника, нужны все мы — все трое.

Лес остался позади. Они приближались к болотам Балвина. Пейзаж с морем и скалами был столь безмятежен, что угроза Хаоса казалась маловероятной.

— У тебя необычная латная перчатка, — заметил Элрик. Корум рассмеялся:

— Вот и доктор, с которым я недавно имел честь познакомиться, был немало озадачен. Он решил, что это протез. Нет, эта кисть принадлежит богу — одному из Великих Древних Богов, загадочно исчезнувших тысячу лет назад. Некогда она обладала волшебными свойствами, так же как и мой правый глаз. Я мог заглядывать в царство небытия — ужасное место, но оттуда мне иногда дана была помощь.

— В сравнении с тем, что ты мне говоришь, все сложное колдовство и космология моего мира становятся детскими играми.

— То, о чем я тебе говорю, кажется сложным, потому что оно необычно, — возразил Корум, — Твой мир наверняка показался бы мне непонятным, если бы я неожиданно попал в него. И потом, — рассмеялся он, — эта плоскость тоже не мой мир, хотя она и похожа на него больше, чем многие другие. У нас есть кое-что общее, Элрик. Мы с тобой оба обречены играть какую-то роль в неутихающей борьбе Владык Высших Миров, но мы никогда не поймем, для чего ведется эта борьба и почему она бесконечна. Мы сражаемся, наши умы и души агонизируют, но мы никогда не можем быть уверены в том, что наши страдания стоят того.

— Ты прав, — согласился Элрик. — У нас с тобой много общего, Корум. У меня и у тебя.

Корум взглянул на дорогу: впереди маячила неподвижная фигура всадника на коне. Он, казалось, поджидал их.

— Может быть, это и есть тот третий, о котором говорил Болориаг, — пробормотал Корум. Они придержали лошадей и не спеша приблизились к ожидавшему их воину.

Тот был одет в черные доспехи; тяжелую красивую голову прикрывала оскаленная медвежья морда; шкура медведя ниспадала на спину. Морда могла превращаться в забрало, догадался Корум, однако сейчас она была поднята и приоткрывало лицо. На боку у всадника в черных ножнах висел меч с черным эфесом. Рядом с Элриком и этим черным незнакомцем Корум чувствовал, что одет просто безвкусно. Лошадь под черным всадником была чалая — высокий и сильный боевой конь. К седлу приторочен большой круглый щит.

Незнакомец не выказал радости при их приближении. Скорее он был в ужасе.

— Я вас знаю! Я знаю вас обоих! — выдохнул он.

Хотя Корум никогда прежде не видел этого человека, он тоже не мог побороть ощущения, что знает его.

— Друг, как ты оказался здесь, в болотах Балвина? — спросил он.

Черный всадник облизал губы, глаза его сверкнули.

— Болота Балвина? Это болота Балвина? Я здесь всего несколько мгновений. А перед этим я был… я был… Ах, память снова подводит меня. — Он приложил свою большую руку ко лбу. — Имя… другое имя. Не помню! Элрик! Корум! Но я… я знаю…

— Откуда тебе известны наши имена? — поражение вскричал Элрик.

— Потому что…, — прошептал черный воин, — как же ты не понимаешь? Я — Элрик, я — Корум, о, какое это мучение… Или по крайней мере я уже был или еще буду Элриком или Корумом…

Корум почувствовал жалость к черному незнакомцу. Он вспомнил, что говорил ему Джери о Вечном Воителе.

— А как зовут тебя?

— У меня тысяча имен. Я был тысячью героев. Я… я — Джон Дейкер… Эрекозе… Урлик и многие, многие другие… Воспоминания, сновидения, существования. — Внезапно он посмотрел на них полными печали глазами. — Неужели вы не понимаете? Неужели я единственный обречен понимать? Я — тот, кого прозвали Вечный воитель… я — герой, который существовал вечно… и я — Элрик из Мелнибонэ, принц Корум Джаелен Ирсеи, я — это и ты. Мы трое — одно существо и к тому же мириад других существ. Мы трое — одно, мы обречены вечно сражаться и никогда не знать ради чего. Ах, моя голова! Какая боль! Кто же так мучает меня? Кто?

— Ты говоришь, что ты — иная инкарнация меня? — спросил Элрик.

— Если ты это так называешь! Это вы оба — мои инкарнации!

— Так вот, значит, что имел в виду Болориаг, когда говорил о Троих, которые Одно, — сказал Корум. — Мы — инкарнации одного человека, но мы утроили наши силы, потому что пришли из разных эпох. Только эта сила может победить Войлодиона Гагнасдиака из Исчезающей башни.

— Ты говоришь о том замке, в котором заточен твой проводник? — негромко спросил Элрик.

— Да, — Корум натянул поводья. — Исчезающая башня перемещается из одного измерения в другое, из одного века в другой. На одном месте она остается лишь несколько мгновений. Но поскольку мы — три разные инкарнации одного героя, то мы, вероятно, сможем прибегнуть к какому-нибудь колдовству, которое позволит нам догнать башню и атаковать ее. И тогда, если мы освободим моего проводника, мы сможем продолжить наш путь в Танелорн…

Черный всадник поднял голову, и надеждой сменилось на его лице отчаяние.

— Танелорн? Я тоже ищу Танелорн. Только там смогу я обрести избавление от моей ужасной судьбы — знать все предыдущие инкарнации и переходить без всякой системы из одного существования в другое! Танелорн! Я должен найти этот город!

— И я тоже должен найти Танелорн, — вид у альбиноса был довольный, как будто он все-таки радовался этой странной встрече. — потому что в моем мире его жители подвергаются страшной опасности.

— Значит, у нас не только одна личность, но и одна цель, — подытожил Корум. — Поэтому мы будем сражаться вместе. Сначала мы должны освободить моего проводника, а потом отправимся в Танелорн.

— Я охотно помогу вам, — прорычал черный великан.

Корум склонился в благодарном поклоне.

— И как же нам называть тебя — тебя, который есть мы сами?

— Называйте меня Эрекозе… хотя мне приходит на ум другое имя. Но именно будучи Эрекозе я ближе всего подошел к забвению и познал счастье любви.

— Тогда тебе можно позавидовать, Эрекозе, — проговорил Элрик, — Ведь ты так близко подошел к забвению…

Черный великан натянул повод и одним махом оказался рядом с Корумом. На скаку он покосился на Элрика, и рот его искривила угрюмая усмешка.

— Ты не имеешь представления о том, что я должен забыть, — он повернулся к Принцу в Алом Плаще. — Ну что ж, Корум, веди нас к Исчезающей башне?

— Нас туда выведет эта дорога. Сейчас мы, кажется, двигаемся по направлению к Темной долине.

И Корум натянул повод. Слева и справа от него скакали так похожие на него люди, а в душе росло чувство обреченности, хотя пора было забрезжить надежде.

Часть III,

в которой принц Корум находит нечто большее, чем Танелорн

Глава первая

ВОЙЛОДИОН ГАГНАСДИАК

Дорога сузилась и круто пошла в гору. Когда она исчезла в черной тени меж двух утесов, Корум понял, что они достигли Темной долины.

96
{"b":"201196","o":1}