ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Здешние обитатели были немногочисленны и разбросаны по стране. А правил ими король — из своей крепости, тоже носившей название Орг.

Именно к этой крепости и направлялись Элрик и его спутники, которым альбинос по пути изложил план по их защите от жителей Орга.

В лесу он нашел лист, который при использовании его в заклинаниях (заклинания эти были безвредны: духи, которых вызывал чародей, не представляли для него угрозы) наделял заклинателя и всех, кому тот давал снадобье, приготовленное из этого листа, временной неуязвимостью.

Это колдовство изменяло свойства кожи, отчего та могла противостоять удару любого клинка. Элрик, пребывавший в редком для него разговорчивом настроении, рассказал, каким образом сочетание снадобья и заклинания позволяет добиться желаемого эффекта, но его архаизмы и эзотерические термины ничего не говорили его собеседникам.

Они остановились в часе езды от того места, где Мунглам предполагал найти крепость, чтобы Элрик мог приготовить снадобье и совершить заклинание.

Он быстро развел небольшой костер и, используя ступку и пестик, какими пользуются алхимики, измельчил лист, добавив к нему немного воды. Когда вода начала закипать на огне, он начертал на земле какие-то необычные руны. Некоторые из них имели такую причудливую форму, что, казалось, они исчезают, уходя в другое измерение, а потом снова появляются, выходя из него.

Дух, и плоть, и кровь, и кости,
Зелье, вместе совмести
И от ран на поле брани
Силой магии храни!

Пока Элрик произносил это заклинание, в воздухе над костром появилось маленькое розовое облачко, оно заволновалось, приняло форму спирали и устремилось в чашу, где готовилось снадобье, отчего жидкость забурлила, а потом успокоилась. Чародей-альбинос сказал:

— Старое заклинание, которому я выучился в детстве. Такое простое, что я его почти забыл. Лист для этого снадобья растет только в Троосе, а потому им редко пользуются.

Варево вскоре затвердело, и Элрик разделил массу на несколько маленьких кусочков.

— В больших количествах это яд, — предупредил он. — Атак, понемногу, действует несколько часов. Хотя и не всегда. Но мы должны пойти на этот небольшой риск. — Он протянул своим спутникам по ломтику, те же поглядывали на него не без сомнения. — Проглотите их, когда мы будем подходить к крепости, — сказал он. — Или, если на нас нападут, раньше.

После этого они сели в седла и поскакали.

В нескольких милях к юго-востоку от Трооса слепой запел во сне печальную песню и проснулся от ее звуков...

С наступлением сумерек они добрались до крепости Орг, возвышавшейся над окружающей местностью. Их окрикнули гортанные голоса со стены, которая окружала древнее обиталище королей Орга. Из пор мощных камней выделялась влага, их подтачивал лишайник, разъедал мох. К единственному проходу для конных путников можно было добраться только по узкой тропе, почти на фут утопающей в зловонной черной жиже.

— Какие у вас дела в королевском дворе Гутерана Могущественного?

Они не видели того, кто задал этот вопрос.

— Мы ищем гостеприимства и аудиенции у твоего повелителя, — весело откликнулся Мунглам, успешно скрывая волнение.

Между зубцами стены с трудом протиснулось перекошенное лицо.

— Входите, путники, я приветствую вас, — совсем не приветливо произнес его обладатель.

Тяжелая деревянная дверь поднялась и пропустила их внутрь. Кони, медленно ступая по грязи, вошли во двор крепости.

Наверху, в сером небе, устремляясь к горизонту, наперегонки мчались черные облака, словно стремились поскорее выбраться из страшных пределов Орга и мерзкого Троосского леса.

Двор был покрыт, хотя и не таким слоем, той же грязью, с которой они столкнулись на подступах к крепости, и был полон тяжелых, неподвижных теней. Справа от Элрика поднимались к арочному входу ступени. Камень и здесь частично порос тем же нездоровым лишайником, который они видели на наружных стенах и в Троосском лесу.

Под арку, ведя по лишайнику белой рукой в кольцах, вышел высокий, плотный человек. Он встал на верхней ступени, поглядывая на посетителей из-под тяжелых век. В отличие от других, он был красив. У него была крупная голова почти с такими же белыми, как у Элрика, волосами, но, в отличие от волос альбиноса, грязноватыми и спутанными. Он был одет в тяжелую куртку из стеганой рельефной кожи, в желтую юбочку, доходившую до колен, а на поясе у него висел широкий обнаженный кинжал. Ему было между сорока и пятью-десятью, а его точеное, хотя и не пышущее здоровьем лицо было испещрено морщинами и оспинами.

Он молча смотрел на них, не приглашая подняться. Вместо этого он дал знак одному из стражников на стене, и тот опустил тяжелую дверь за их спиной. Она упала со стуком, отрезав путь к отступлению.

— Мужчин убить, женщину оставить, — басом сказал высокий.

Элрику доводилось слышать мертвецов, которые говорили такими же голосами. Как это и было обусловлено, Элрик и Мунглам встали по обе стороны от Заринии и, сложив руки на груди, замерли в таком положении.

Хромающие существа в недоумении и не без опаски приблизились к ним, их длинные штаны волочились по грязи, их руки были спрятаны в длинных бесформенных рукавах грязных одеяний. Они взмахнули своими клинками. Элрик почувствовал слабый удар по руке — не более. То же самое испытал и Мунглам.

Стражники отступили, на их звериных лицах были написаны смятение и недоумение.

Глаза высокого человека расширились. Он поднес унизанный кольцами палец ко рту и принялся грызть ноготь.

— Наше оружие ничего не может с ними поделать, король! Они неуязвимы, они лишены крови. Кто они такие?

Элрик театрально рассмеялся:

— Мы не обычные люди, человечек, можешь не сомневаться. Мы посланники богов и пришли к твоему королю с поручением от наших великих хозяев. Вы можете не волноваться, мы с вами не сделаем ничего плохого, если только вы не будете нам угрожать. Отойдите в сторону и окажите нам гостеприимство.

Элрик видел, что король Гутеран озадачен, но услышанное нимало не обмануло его. Элрик молча выругался — он-то думал, что разумом эти аборигены не превосходят тех своих соотечественников, с которыми он сталкивался прежде. Король, был он безумен или нет, оказался гораздо умнее других, обмануть его будет нелегко.

Элрик направился вверх по ступеням к Гутерану.

— Приветствую тебя, король Гутеран. Боги наконец вернулись в Орг и хотят, чтобы ты узнал об этом.

— Орг уже целую вечность не почитает никаких богов, — мрачно сказал Гутеран, поворачиваясь, чтобы вернуться в крепость. — С какой стати мы будем принимать их сейчас?

— Ты богохульствуешь, король.

— А ты дерзишь. Почему я должен верить, будто тебя послали боги? — Он шел впереди по залам с низкими потолками.

— Ты же видел, что оружие твоих подданных бессильно против нас.

— Верно. Хорошо, я приму пока это обстоятельство в качестве доказательства. Я полагаю, я должен устроить застолье в вашу… честь. Сейчас я распоряжусь. Добро пожаловать, посланники богов. — Речи его явно не были любезными, но по их тону ничего определить было нельзя, так как голос звучал без всяких модуляций.

Элрик скинул с плеч тяжелый дорожный плащ и весело сказал:

— Мы сообщим нашим хозяевам о твоей доброте.

Королевский двор представлял собой соединение множества мрачных залов и фальшивого смеха. И хотя Элрик задал Гутерану немало вопросов, король ни на один не ответил или же отвечал фразами, начисто лишенными смысла. Им не предоставили покоев, где они могли отдохнуть. Вместо этого им пришлось несколько часов простоять в главном зале крепости, и Гутеран, если он не отдавал распоряжения в связи с предстоящим пиром, все это время просидел, развалясь на своем троне, грызя ногти и не обращая на всех троих никакого внимания.

111
{"b":"201197","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рубеж атаки
Во власти незнакомца
Имя розы
Американские боги
Сласти-мордасти. Потрясающие истории любви и восхитительные рецепты сладкой выпечки
Взаперти
Семь смертей Эвелины Хардкасл
Размышления мистика. Ответы на все вопросы
Свобода от тревоги. Справься с тревогой, пока она не расправилась с тобой