ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— ...Убил мать и отца... а еще, говорят, любовника матери...

— А еще говорят, он не прочь переспать с мертвым телом...

— ...А потому Владыки Высших Миров прокляли его, наградив лицом трупа...

— Инцест, ты говоришь? Один человек, которому довелось плавать с ним, сказал мне...

— ...А его мать занималась любовью с самим Ариохом, вот и родилось...

— Да, видок у него мрачноватый. Он не из тех, кто улыбнется хорошей шутке...

Смех.

Элрик заставил себя расслабиться и еще раз приложился к кубку с вином. Однако разговоры не прекращались.

— А еще говорят, что он самозванец. Говорят, что настоящий Элрик погиб в Имррире...

— Настоящий владыка Мелнибонэ не стал бы одеваться так по-нищенски. Он бы...

Новый взрыв смеха.

Элрик встал и откинул плащ, чтобы во всей красе был виден меч, висящий у него на боку. Большинство людей в Старом Гролмаре знали о рунном мече Буревестнике и его страшной силе.

Элрик подошел к столу, за которым сидел молодой франт.

— Господа, я предлагаю вам развлечение получше! Вы можете заняться кое-чем поинтереснее, потому что перед вами тот, в чьих силах представить вам доказательства того, о чем вы говорите. Ну, например, как насчет его склонности к особого рода вампиризму? Я не слышал, чтобы вы коснулись этого вопроса в ваших разговорах.

Молодой франт откашлялся и нервно пошевелил плечом.

— Так что же? — Элрик напустил на лицо невинное выражение.— Могу я вам помочь?

Шепоток в таверне смолк, все делали вид, что поглощены едой и питьем.

Элрик улыбнулся улыбкой, от которой у них задрожали руки.

— Мне бы только хотелось узнать, господа, чему же вы хотите быть свидетелями? И тогда я продемонстрирую вам, что я и в самом деле тот, кого вы называете Элриком Братоубийцей.

Купцы и аристократы подоткнули свои богатые одеяния и, избегая встречаться с Элриком взглядом, поднялись. Молодой франт опрометью бросился к выходу — вся его храбрость оказалась показной.

Теперь хохотал уже Элрик, он стоял в дверях, загораживая выход и положив ладонь на рукоять Буревестника.

— Не хотите ли быть моими гостями, господа? Представьте, как бы вы потом рассказывали друзьям о нашей встрече...

— О боги, какая невоспитанность,— едва слышно промолвил молодой франт и задрожал от страха.

— Мой господин, мы не хотели тебя ничем обидеть,— хрипловато сказал толстый шазаарец, торговец скотом.

— Мы говорили о другом человеке,— сказал молодой аристократ, у которого почти не было подбородка, зато росли пышные усы. Он улыбнулся натужной, просительной улыбкой.

— Мы говорили, что восхищаемся тобой...— пробормотал вилмирский рыцарь, чьи глаза перекосило от ужаса, а лицо стало белее Элрикова.

Купец в темной таркешской парче облизнул красные губы и попытался вести себя с большим достоинством, чем его друзья.

— Мой господин, Старый Гролмар — цивилизованный город. Здесь уважаемые господа не устраивают скандалов и потасовок...

— Они предпочитают сплетничать, как базарные торговки,— сказал Элрик.

— Да,— сказал молодой человек с пышными усами.— То есть нет...

Франт поправил на себе плащ и уставился в пол.

Элрик отошел в сторону. Таркешский купец неуверенно сделал шаг вперед, а потом ринулся в темноту улицы. Его компаньоны, спотыкаясь, последовали за ним. Элрик услышал их торопливые шаги по камням мостовой и рассмеялся. При звуках его смеха шаги стали еще торопливее, и скоро вся компания уже была у пристани, где посверкивала вода. Потом они свернули за угол и исчезли из виду.

Элрик улыбнулся и поднял глаза на небо и звезды — линия горизонта в Старом Гролмаре была весьма причудливой. В этот момент с другой стороны улицы послышались приближающиеся шаги. Элрик повернулся и увидел новых людей, оказавшихся в полосе света из окна какого-то заведения неподалеку.

Это был Мунглам, возвращавшийся в компании двух женщин, щеголявших одеждой, которая мало что на них закрывала, и обильной косметикой. Без всяких сомнений, это были вилмирские шлюхи с другого конца города. Мунглам обнимал обеих за талии и неразборчиво напевал какую-то непристойную балладу. Компания постоянно останавливалась, чтобы одна из смеющихся девиц могла промочить горло вином. У обеих шлюх в свободных руках были большие глиняные фляжки, и они не отставали от Мунглама, который все время прикладывался к фляжке, зажатой в его руке.

Подойдя на нетвердых ногах поближе, Мунглам узнал Элрика и, подмигнув ему, сказал:

— Ну, владыка Мелнибонэ, как видишь, я тебя не забыл. Одна из этих красоток — для тебя.

Элрик отвесил нарочито низкий поклон.

— Ты так добр ко мне. Но я думал, ты отправился раздобыть нам золота. Разве не для этого мы прибыли в Старый Гролмар?

— Да! — Мунглам поцеловал девиц в щеки. Они прыснули со смеху.— Точно! Это и есть золото, а то, может, и почище. Я спас этих молодых дам из рук жестокого хозяина на другом конце города. Я обещал продать их доброму хозяину, и они мне благодарны.

— Ты украл этих рабынь?

— Можно и так сказать... Я украл их. Ну да, я их украл. Я украл их моим клинком и освободил от жизни, полной унижений. Я совершил благородный поступок. Их несчастья закончились! Они могут смотреть вперед без...

— Их несчастья закончились, в отличие от наших, которые начнутся, когда их хозяин обнаружит преступление и сообщит властям. Как ты нашел этих дам?

— Это они меня нашли. Я предложил свой меч одному старому купцу, приехавшему в этот город из других земель. Я должен был сопровождать его по опасным районам Старого Гролмара в обмен на увесистый кошелек с золотом — я полагаю, более увесистый, чем он собирался мне вручить. Пока он там развратничал себе наверху, я пропустил стаканчик-другой внизу в зале. Я понравился двум этим красоткам, и они рассказали мне, как они несчастны. Для меня этого было достаточно. Я их спас.

— Хитрый план,— иронически сказал Элрик.

— Это не мой план — их. У них, помимо всего остального, есть еще и мозги.

— Я помогу тебе отвести их к хозяину, прежде чем за нас возьмутся власти.

— Но Элрик!

— Но сначала...

Элрик подхватил своего друга, забросил его себе на плечо и пошел вместе с ним к пристани в конце улицы. Крепко ухватив Мунглама за воротник, он резко опустил его в зловонную воду. Потом он вытащил его и поставил на ноги. Мунглама трясло. Он грустно поглядывал на Элрика.

— Я часто подхватываю простуды, ты же знаешь.

— И часто берешься за исполнение планов, навеянных выпивкой! Нас здесь не очень-то любят, Мунглам. Властям нужен самый маленький предлог, и они напустятся на нас. В лучшем случае мы покинем город, не закончив нашего дела. А в худшем нас обезоружат, посадят в тюрьму, а может быть, и убьют.

Они направились назад, туда, где все еще стояли две девицы. Вдруг одна из них бросилась вперед, упала на колени перед Элриком, прижалась губами к его ноге.

— Хозяин, у меня для тебя послание...

Элрик нагнулся, чтобы поднять ее на ноги.

Она вскрикнула. Ее накрашенные глаза расширились. Он посмотрел на нее в изумлении, а потом, проследив направление ее взгляда, повернулся и увидел нескольких головорезов, которые, тайком выйдя из-за угла, неслись на него и на Мунглама. Элрику показалось, что за головорезами мелькнула фигура молодого щеголя, которого он прогнал из таверны. Щеголь жаждал мести. В темноте блеснули кинжалы. На их владельцах были капюшоны, какие носят наемные убийцы. Их было не меньше дюжины. Видимо, молодой щеголь был очень богат, поскольку нанять убийцу в Старом Гролмаре стоило недешево.

Мунглам уже обнажил оба своих меча и схватился с вожаком. Элрик оттолкнул испуганную девушку за свою спину и ухватился за рукоять Буревестника. Огромный рунный меч, словно по собственной воле, выскочил из ножен, его клинок сверкнул черным сиянием, раздалась странная боевая песня меча.

Он услышал, как один из убийц крикнул: «Элрик!» — и понял, что щеголь не сообщил убийцам, с кем им придется иметь дело. Он отразил удар тонкого меча и нанес изощренный встречный удар — по запястью нападавшего. Запястье вместе с мечом отлетело в сторону, а нападавший с криком попятился назад.

16
{"b":"201197","o":1}