ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Щупальце прикоснулось к щиту, резко отдернулось и мгновенно засохло. Сверху, где находилась большая часть тела этого Владыки Хаоса, раздался страшный визг и крик.

— Что это? Что это? Что это?

Элрик, не скрывая торжества оттого, что его щит и в самом деле действует, крикнул:

— Это Элрик из Мелнибонэ, Великий Владыка. Пришел убить тебя.

К нему спустилось еще одно щупальце, пытаясь обойти меч и схватить его. За вторым последовало третье, за третьим — четвертое. Элрик ударил по одному, обрубив его чувствительный кончик, увидел, как другое, прикоснувшись к щиту, отдернулось и сморщилось, а потом он, уворачиваясь от следующего, бросился к трапу и со всей быстротой, на какую был способен, стал подниматься на верхнюю палубу. Там он увидел Джагрина Лерна с расширившимися от ужаса глазами. Теократ был облачен в уже знакомые Элрику алые доспехи. На его плече висел круглый щит, в этой же руке он держал топор, а в другой — меч с широким клинком. Он смотрел на свое оружие, явно отдавая себе отчет в том, что оно бессильно против того, чем вооружен Элрик.

— Тобой я займусь чуть позже, теократ, — мрачно пообещал Элрик.

— Ты глупец, Элрик. Теперь ты обречен, что бы ты ни сделал!

Наверное, теократ говорил правду, но Элрику было все равно.

— Отойди-ка в сторону, выскочка, — сказал Элрик и, держа перед собой щит, стал осторожно наступать на многощупальцевого Владыку Хаоса.

— Ты убивал мою родню, Элрик, — сказало существо низким голосом. — Ты изгнал нескольких Владык Хаоса в их царство, и теперь они не могут вернуться на Землю. Ты заплатишь за это. Но я, по крайней мере, не недооцениваю тебя, как это случилось с ними.

К альбиносу потянулось щупальце — оно попыталось обойти щит сверху и схватить Элрика за горло. Он шагнул в сторону и прикрылся щитом. Но тогда все щупальца с разных сторон потянулись к нему, и каждое пыталось обвиться вокруг щита. Зная, что их прикосновение смертельно, Элрик отпрыгнул в сторону и не без труда увернулся, одновременно отбиваясь Буревестником.

И туг он вспомнил слова Страаши: «Его жизненная сила заключена в голубом кристалле, который находится на его голове».

Элрик увидел голубой светящийся кристалл, который поначалу принял за один из множества глаз Пьярая.

Он перешел в наступление, пытаясь добраться до корней щупальцев. Спина его при этом оставалась совершенно незащищенной, но ничего другого ему не оставалось. В это время в голове существа открылась огромная пасть, а щупальца стали подтягивать Элрика к этой пасти. Тогда он выставил щит в сторону врага и с удовлетворением услышал, как Владыка Хаоса закричал от боли, извергнув из пасти какую-то желтоватую желеобразную субстанцию.

Элрик поставил ногу на обрубок щупальца и принялся подниматься по скользкой коже. Каждый раз, когда щит прикасался к Владыке Хаоса, на коже того появлялось что-то вроде раны, отчего Герцог Ада Пьярай начал отчаянно трястись. Наконец Элрик оказался над сверкающим кристаллом души. Он помедлил одно мгновение, а потом резко погрузил Буревестник острием в кристалл.

Сердце в теле существа забилось в страшных судорогах, потом Пьярай испустил ужасающий вопль. Вслед за ним вскрикнул и Элрик: Буревестник, забрав душу одного из Герцогов Ада, послал заряд энергии альбиносу. Заряд этот был слишком велик. Элрика отбросило назад.

Он потерял равновесие на скользкой спине Пьярая, свалился на палубу, а с нее — на другую, находящуюся футах в ста от верхней. Он сильно ударился о палубу, но благодаря похищенной энергии остался цел. Он поднялся, собираясь броситься вверх за душой Джагрина Лерна, но тут увидел испуганное лицо теократа, смотрящее на него сверху. Теократ закричал ему:

— Там в каюте я оставил для тебя подарочек.

Элрик разрывался между двумя возможностями — броситься за теократом и осмотреть каюту. Наконец он сделал выбор — повернулся и открыл дверь. Внутри раздавалось душераздирающее рыдание.

— Зариния! — Он нырнул в темноту и там увидел ее.

Хаос искалечил ее. От прежней Заринии осталась только голова — ее прекрасное лицо. Но ее когда-то великолепное тело жутким образом изменилось. Теперь оно было похоже на тело огромного белого червя.

— Это сделал Джагрин Лерн?

— Он и его союзник.

— Как тебе удалось сохранить разум?

— Я ждала тебя. Мне нужно сделать еще кое-что в жизни, это и поддерживало меня. — Червеобразное тело поползло к нему.

— Нет… оставайся на месте! — воскликнул он, помимо своей воли испытывая отвращение. Но она не подчинилась ему. Она подползла и нанизалась на меч Элрика.

— Элрик, — воскликнула голова, — возьми в себя мою душу, потому что теперь я не нужна ни тебе, ни себе. Возьми мою душу, и тогда мы вечно будем вместе.

— Нет! Ты ошибаешься! — Он попытался выдернуть из ее тела свой голодный рунный меч, но это было невозможно. И, в отличие от всех других ощущений, которые доставлял ему меч, это было не лишено нежности. Душа его жены, теплая и отзывчивая, несущая в себе ее юность и невинность, перетекла в его душу, и он зарыдал. — Ах, Зариния! Любовь моя!

Так она умерла, и душа ее соединилась с его душой, как когда-то много лет назад произошло с душой его первой возлюбленной — Симорил. Он отвернулся от нелепого червеобразного тела, даже на лицо ее не стал смотреть, и медленно вышел из каюты.

Хотя он погрузился в мучительную скорбь, его меч, казалось, смеялся, когда Элрик убрал его в ножны.

Он вышел из каюты, и ему показалось, что палуба теряет свою форму, становится текучей. Сепирис был прав. Уничтожение Пьярая вызвало уничтожение и его жуткого флота. Джагрин Лерн явно времени даром не терял — он бежал куда подальше, но Элрик не мог преследовать его в нынешнем своем состоянии. Сейчас он только жалел о том, что не смог уничтожить этот флот раньше — до того, как тот добился своих целей. Меч и щит помогали ему — каждый на свой лад. Он спрыгнул с корабля на пульсирующую землю и помчался к нихрейнскому жеребцу, который то вставал на дыбы, то бил ногами, защищаясь от группы каких-то полубезумных адских существ. Элрик снова обнажил рунный меч, быстро разогнал врагов и вскочил в седло. Слезы текли по его лицу, и он, как безумный, поскакал прочь из лагеря Хаоса, оставляя позади корабли ада, которые быстро превращались в ничто. Они, по крайней мере, уже не смогут больше угрожать миру — Хаосу был нанесен ощутимый удар. Теперь ему оставалось уничтожить только само войско, хотя он и понимал, что сделать это будет нелегко.

Отбившись от наскакивавших на него уродов, он скоро присоединился к своим товарищам. Он ничего не сказал им, а лишь поскакал впереди — прочь от содрогающейся земли, в направлении к Мелнибонэ, где можно было подготовить последний оплот обороны против Хаоса, дать решающее сражение и завершить то, что предначертала ему судьба.

Он, рыдая, скакал все дальше и дальше от этого жуткого места, его темная душа страдала, и ему слышался юный голос Заринии, шептавший ему слова утешения.

Часть четвертая

УХОД ОБРЕЧЕННОГО ВЛАДЫКИ

Лишь человеческий разум способен постичь безграничность Космоса, выйти за грань обыденности, исследовать тайные пространства мозга, где прошлое и будущее сливаются воедино... Вселенная и человек связаны между собой, они отражают друг друга, содержатся друг в друге.

Хроники Черного Меча

Глава первая

Грезящий город больше не пребывал в величии своих грез. Когда-то прекрасные, ныне башни Имррира представляли собой обуглившиеся остовы; на фоне мрачного неба были видны каменные руины — темные и контрастные.

Облака, похожие на коричневатые клочья сажи, затмевали пульсирующее солнце, отчего шумные кроваво-красные воды, омывающие Имррир, приобретали темный оттенок и казались более спокойными, словно их усмиряли эти черные шрамы, рассекавшие их зловещее неспокойствие.

161
{"b":"201197","o":1}