ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Элрик остановился вне зоны досягаемости меча.

— Джагрин Лерн, ты готов заплатить за преступления, которые совершил против меня и мира?

— Заплатить? За преступления? Ты меня удивляешь, Элрик. Я вижу, ты целиком перенял злобный язык твоих новых союзников. В ходе моих завоеваний мне потребовалось устранить нескольких твоих друзей, которые пытались воспрепятствовать мне. Но это вполне закономерно. Я сделал то, что был вынужден сделать, и то, что собирался. И если меня теперь ждет поражение, то я ни о чем не буду сожалеть, потому что сожалеть — это удел глупцов и занятие бесполезное, как ни посмотри. То, что случилось с твоей женой, случилось не совсем по моей вине. Неужели тебе доставит удовольствие убить меня?

Элрик покачал головой.

— Я на многое стал смотреть по-новому, Джагрин Лерн. Но мы, мелнибонийцы, всегда были мстительным племенем, и я пришел за местью.

— Я понимаю тебя. — Джагрин Лерн переменил позу и, подняв топор, занял оборонительную позицию. — Я готов.

Элрик сделал выпад, Буревестник завизжал в воздухе и обрушился на алый щит, отскочил — и тут же обрушился еще раз. Элрик успел нанести три удара, прежде чем топор Джагрина Лерна сумел найти брешь в обороне альбиноса, но щит Хаоса остановил его боковой удар. Топору удалось лишь царапнуть Элрика по плечу. Щит Элрика ударил по щиту Джагрина Лерна, и альбинос попытался отбросить врага назад, а сам тем временем искал возможность обойти щит противника и нанести удар.

Это продолжалось несколько мгновений. Вокруг них звенела музыка боя, земля уходила у них из-под ног, из нее со всех сторон, словно какие-то волшебные растения, возникали разноцветные столбы света. Наконец Джагрин Лерн отступил, размахивая своим оружием. Альбинос ринулся на врага, уворачиваясь от топора, нырнул и сам попытался нанести удар по ноге противника, но промахнулся. Сверху на него обрушился топор, и Элрик отпрыгнул в сторону. Теократ потерял равновесие от собственного удара и споткнулся, а Элрик в этот момент сумел подпрыгнуть и ударить врага ногой по затылку, отчего Джагрин Лерн растянулся на земле, а топор и щит вывалились у него из рук. Элрик поставил ногу на шею теократа, а Буревестник испустил алчный вой над распростертым врагом.

Джагрин Лерн перевернулся на спину, чтобы видеть Элрика. Лицо у него внезапно побледнело, глаза устремились на острие рунного меча, а в голосе послышалась хрипотца.

— Прикончи меня. Теперь для моей души уже нет места в вечности. Я должен отправиться в преисподнюю. Прикончи меня!

Элрик собрался было вонзить Буревестник в поверженного врага, но в последний момент не без труда остановил меч. Буревестник разочарованно забормотал что-то и задергался в его руке.

— Нет, — медленно проговорил Элрик. — Мне от тебя ничего не нужно, Джагрин Лерн. Не хочу марать себя твоей душой. Мунглам! — Его друг подбежал к нему. — Мунглам, дай мне твой меч.

Мунглам молча подчинился. Элрик вложил в ножны протестующий Буревестник, говоря ему:

— Ну вот, я впервые отказываю тебе в пище. Что ты, интересно, будешь делать теперь?

Потом он взял клинок Мунглама и рассек им щеку Джагрина Лерна. Из раны хлынула кровь.

Теократ закричал:

— Нет, Элрик, убей меня!

С отсутствующей улыбкой Элрик рассек другую щеку теократа, чье окровавленное лицо исказила мучительная гримаса. Джагрин Лерн умолял Элрика убить его, но тот, продолжая отстраненно улыбаться, сказал:

— Ведь ты хотел подражать императорам Мелнибонэ, верно? Ты издевался над Элриком, принадлежащим к этому роду, ты пытал его, ты похитил его жену. Ты изуродовал ее тело, как ты изуродовал весь мир. Ты убивал друзей Элрика и имел наглость бросать ему вызов. Но ты — ничтожество, пешка, ты куда мельче, чем Элрик. А теперь, козявка, ты узнаешь, как мелнибонийцы, когда они правили миром, поступали с такими выскочками, как ты.

Джагрин Лерн умирал целый час. Его мучения продолжались бы и дольше, если бы Мунглам не упросил Элрика прикончить врага.

Элрик вернул Мунгламу его меч, сперва отерев его о разодранные одеяния теократа. Он бросил взгляд на искалеченное тело, пнул его ногой, а потом повернулся туда, где сражались Владыки Высших Миров.

Он сильно ослабел после схватки, потратив немало энергии, когда убирал противящийся Буревестник в ножны, но теперь забыл об этом, глядя на битву гигантов.

Владыки Закона и Владыки Хаоса приняли огромные размеры и туманные очертания — их земная масса уменьшилась, и они продолжали сражаться в человеческом обличье. Это были полуреальные гиганты, и теперь они сражались повсюду — на земле и над ней. Вдалеке у горизонта он увидел Донбласа Вершителя Справедливости, который сошелся в схватке с Чардросом Жнецом, их очертания мерцали и расползались. Мелькал длинный тонкий меч, свистела в воздухе огромная коса.

Элрик и Мунглам, которые не могли принять участия в схватке и не знали, кто одерживает победу, следили за происходящим. Неистовство схватки все нарастало, а с этим медленно растворялись земные формы богов. Сражение теперь происходило не только на Земле, казалось, оно проникало в другие измерения космоса, и Земля, словно отвечая на это преображение, тоже стала терять свою форму. Элрика с Мунгламом закружил вихрь воздуха, огня, земли и воды.

Земля растворялась, но Владыки Высших Миров продолжали свою схватку над ней.

Осталась только потерявшая свою прежнюю форму субстанция Земли. Ее компоненты продолжали свое существование, но решение относительно их новой формы еще не было принято. Схватка продолжалась. Право придать Земле новую форму получит победитель.

  Глава шестая

Наконец — хотя Элрик и не понял, каким образом это произошло,— вихрящийся мрак уступил место свету и послышался звук — космический рев ненависти и разочарования. И тогда Элрику стало ясно, что Владыки Хаоса побеждены и изгнаны. Владыки Закона одержали победу, предначертания судьбы исполнились, хотя не хватало последнего штриха, который должен был появиться, когда Элрик протрубит в рог. Но альбинос чувствовал, что у него нет сил протрубить в рог в третий раз.

Мир вокруг двух друзей снова принимал отчетливые очертания. Они оказались в скалистой долине, увидели вдали высокие пики только что образовавшихся гор — алые на темном фоне неба.

Потом земля начала двигаться. Она крутилась все быстрее и быстрее, день сменялся ночью, а ночь — днем с головокружительной быстротой, потом движение стало замедляться, и солнце снова застыло в неподвижных небесах — вернее, начало двигаться со своей обычной скоростью.

Перемены произошли. Теперь здесь властвовал Закон, но Владыки Закона удалились, не произнеся ни слова благодарности.

И хотя властвовал Закон, необходимо было протрубить в рог в последний раз, чтобы началось развитие.

— Значит, все закончилось, — пробормотал Мунглам. — Все исчезло. И Элвер, моя родина, и Карлаак у Плачущей пустоши, и Бакшаан, даже Грезящий город на Драконьем острове Мелнибонэ. Они больше не существуют, их уже нельзя вернуть. А перед нами новый мир, созданный Законом. Но он очень похож на старый.

Элрик тоже остро чувствовал утрату, понимая, что все знакомые ему места, даже сами континенты, исчезли, а на их месте появились другие. Он словно расстался с детством, а может быть, так оно и было на самом деле: Земля простилась со своим детством.

Он прогнал от себя эту мысль и улыбнулся.

— Предполагается, что я должен протрубить в рог в последний раз, и тогда начнется новая история Земли. Но у меня нет для этого сил. Может быть, иногда ошибается и судьба.

Мунглам странным взглядом посмотрел на него.

— Надеюсь, что нет, друг.

Элрик вздохнул.

— Кроме нас двоих никого не осталось, Мунглам, — ты и я. Удивительно, что даже такие катаклизмы не смогли нарушить нашу дружбу, не смогли нас разделить. Ты — единственный друг, чья компания не утомляла меня, единственный, кому я доверял.

Мунглам усмехнулся, но на его лице появилась только тень его прежней самоуверенной улыбки.

172
{"b":"201197","o":1}