ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ты не была откровенна со мной, Шаарилла,— холодно сказал Элрик, продолжая смотреть вперед на черные пики.— Тебе известно, что за силы пытаются нас остановить.

Она пожала плечами.

— Это не имеет значения... я знаю слишком мало. Мой отец высказал мне несколько туманных предупреждений перед смертью, только и всего.

— И что же он сказал?

— Он сказал, что тот, кто сторожит Книгу, пойдет на все, чтобы не позволить человечеству использовать ее мудрость.

— Что еще?

— Больше ничего. Но этого достаточно, и теперь я понижаю, что предупреждение моего отца не было пустым звуком. Именно этот страж и убил отца. Он или кто-то из его слуг. Я не хочу повторить его судьбу, что бы ни сулила мне Книга. Я думала, ты достаточно силен и способен мне помочь, но теперь я в этом сомневаюсь.

— Пока что мне удавалось тебя защитить,— просто сказал Элрик.— А теперь скажи мне, что ты хочешь узнать из Книги.

— Мне стыдно говорить об этом,— Элрик не стал настаивать, но она сказала сама, перейдя на шепот: — Я ищу свои крылья.

— Крылья? Ты хочешь сказать, что рассчитываешь найти там заклинание, которое поможет тебе отрастить крылья? — иронически улыбнулся Элрик.— И ради этого ты ищешь самое великое хранилище мудрости на земле?

— Если бы тебя считали уродом в твоей собственной стране, то и тебе не казалось бы это мелочью,— вызывающе крикнула она.

Элрик повернулся к ней, его малиновые глаза светились странным чувством. Он приложил руку к своей мертвенно-бледной щеке и криво улыбнулся.

— Я когда-то чувствовал то же самое,— тихо сказал он.

Больше он ничего не добавил, и пристыженная Шаарилла снова поехала следом за ним. Они скакали молча, но вот Мунглам, который вежливо ехал впереди, наклонил голову и внезапно натянул поводья. Элрик подъехал к нему.

— В чем дело, Мунглам?

— Я слышу лошадей,— сказал маленький человечек,— А еще знакомые голоса, при звуках которых мне становится тревожно. Снова эти дьявольские собаки, но теперь в сопровождении всадников.

Элрик теперь тоже услышал эти звуки и предупреждающе крикнул Шаарилле:

— Возможно, ты была права! У нас снова неприятности.

— Что будем делать? — спросил, нахмурившись, Мунглам.

— Поскачем в гору,— ответил Элрик,— может, еще удастся опередить их.

Но бежать уже было поздно. Скоро на горизонте показалась черная свора, и по-птичьему резкий лай стал приближаться. Элрик оглянулся на преследователей. Опускалась ночь, и видимость ухудшалась с каждым мгновением, но Элрику показалось, что он видит всадников, скачущих за сворой. На них были темные плащи, в руках — длинные пики. Лиц всадников Элрик не различил — они были не видны под капюшонами, закрывавшими их головы.

Теперь Элрик и его спутники гнали лошадей вверх по крутому склону, пытаясь найти убежище среди скал.

— Мы остановимся здесь,— сказал Элрик,— и попытаемся отбиться. На открытом пространстве у нас нет шансов.

Мунглам утвердительно кивнул, соглашаясь с разумностью слов Элрика. Они остановили своих взмыленных лошадей и приготовились к схватке с воющей стаей и ее хозяевами в черных плащах.

Скоро первые из дьявольских собак уже карабкались вверх по склону, с их клювов капала слюна, а их когти царапали камни. Элрик и Мунглам встали между двумя камнями и, преградив путь, встретили первую собачью атаку, быстро расправившись с тремя тварями. Место убитых заняли другие, а за ними, когда сумерки сгустились еще больше, показались первые всадники.

— Ариох! — выругался Элрик, внезапно узнав всадников,— Это же властелины Дхарзи. Они мертвы вот уже десять веков. Мы сражаемся с мертвецами, Мунглам, и с довольно-таки осязаемыми призраками их собак. Если я не вспомню какой-нибудь колдовской способ разделаться с ними, мы обречены!

Мертвые всадники, казалось, пока не имели ни малейшего желания принимать участие в нападении. Они ждали. Их мертвые глаза загорались потусторонним светом, когда очередная партия дьявольских собак набрасывалась на Элрика и его спутника, которые защищались, выставив перед собой заслон из сверкающей, звенящей стали. Элрик напрягал память, пытаясь вспомнить заклинание, с помощью которого можно бы-до бы отделаться от этих живых мертвецов. Потом он вспомнил и, надеясь, что силы, к которым ему приходится обращаться, помогут им, начал распевать:

Пусть законы мирозданья
Не утратят прочность тверди;
Кто Владык Земли обманет,
Попадет в объятья смерти [2].

Ничего за этим не последовало.

— Ничего не вышло,— безнадежно пробормотал Элрик, насаживая на свой меч очередную тварь, щелкающую клювом.

Но вдруг земля заволновалась и словно бы забурлила под копытами коней, на которых сидели мертвые всадники. Эта дрожь продолжалась несколько секунд, а потом стихла.

«Видимо, заклинание оказалось недостаточно сильным»,— со вздохом подумал Элрик.

Земля снова задрожала, и в склоне, на котором безучастно стояли властелины Дхарзи, стали прорываться маленькие кратеры. Вниз покатились камни, и лошади принялись нервно бить копытами. А потом земля вздыбилась, раздался грохот.

— Назад,— закричал Элрик — Назад, или нас сметет вместе с ними!

Они отступили к Шаарилле и своим лошадям, а земля прогибалась под их ногами. Всадники Дхарзи пятились, лошади их храпели, а оставшиеся собаки нервно поворачивали головы, недоуменно глядя на своих хозяев.

С губ живых мертвецов срывались хриплые стоны. Внезапно вся поверхность горного склона покрылась трещинами, которые постепенно превращались в зияющие провалы. Элрик и его спутники вскочили на лошадей, и в этот миг раздался жуткий многоголосый крик — это мертвых властелинов поглотила земля, забрав их туда, откуда они были вызваны.

Из разверстых глубин доносился глумливый хохот — издевательский смех Владык Земли, которые снова принимали во владение свою законную добычу. Дьявольские собаки, принюхиваясь, с воем заглядывали вниз с края образовавшегося пролома. Потом в едином порыве черная стая бросилась в пропасть, чтобы разделить со своими хозяевами ту мрачную судьбу, которая была им уготована.

Мунглама пробрала дрожь.

— Странные у тебя, оказывается, знакомства, друг Элрик,— боязливо сказал он, снова поворачивая своего коня в направлении гор.

Они добрались до гор на следующий день, и Шаарилла, волнуясь, повела их заученным ею маршрутом между скал. Она больше не просила Элрика повернуть назад — Шаарилла была готова принять ту судьбу, что ее ожидает. Элрик горел одержимостью, его наполняло нетерпение — ведь он был уверен, что непременно найдет окончательную истину существования в Книге Мертвых Богов. Мунглам был настроен скептически, хотя и на веселый лад, а Шаарилла была поглощена предзнаменованиями.

Продолжал моросить дождь, а над ними рычал и грохотал гром. Когда неугомонный дождь стал набирать силу, они оказались наконец перед черным зияющим входом в огромную пещеру.

— Дальше я не смогу вас вести,— устало сказала Шаарилла.— Книга находится где-то в этой пещере.

Элрик и Мунглам неуверенно переглянулись, никто из них не был уверен относительно дальнейших действий. Цель их казалась теперь такой легкодостижимой — вход в пещеру был свободен, и никто его вроде бы не охранял,— и это расходилось с тем, с чем они сталкивались до сих пор.

— Невозможно, чтобы опасности, которые преследовали нас, возникали сами по себе, без чьего-либо влияния,— сказал Элрик.— И тем не менее мы у цели, а нашему входу никто не препятствует. Ты уверена, что это та самаяпещера, Шаарилла?

Девушка указала на скалу над входом. На ней был виден странный символ — Элрик сразу же его узнал.

— Знак Хаоса! — воскликнул он, — Я должен был давно догадаться.

вернуться

2

Перевод Р. Адрианова

135
{"b":"201198","o":1}